Все публикацииПолитика

В поисках Альбера де Морсера

Альбер де Морсер – герой романа Александра Дюма-отца «Граф Монте-Кристо». Это тот самый сын Мерседес, несчастной возлюбленной Эдмона Дантеса, который пытался вызвать графа Монте-Кристо на дуэль. Помните? Он был молодой копией Эдмона, как две капли воды похожим на него.

Наталья ПриходькоНаталья Приходько, независимый журналист Института Горшенина
В поисках Альбера де Морсера
Фото: Макс Левин

Почему мы вспомнили именно об этом герое классика французской литературы? Да потому, что сейчас в украинском бомонде ведётся активный поиск своего Альбера де Морсера, который должен стать молодой копией Николая Яновича Азарова.

То, что Азарова готовят к отставке, видно невооружённым глазом. Когда это произойдёт – предугадать сложно. Логика подсказывает, что лучше осенью, чтобы возложить на нынешнего премьера все провалы в социальной политике. Янукович таким образом может лишиться и явного балласта в виде Партии регионов (с отставкой Азарова она, скорее всего, перестанет быть «партией власти» и начнёт быстро дробиться). Это серьёзно развязывает руки Януковичу для маневров и для создания новой действительности за год до парламентских выборов. И одновременно Янукович может лишиться некоторых фигур, которые с момента отставки перестанут существенно влиять на политическую жизнь страны (например, Сергей Тигипко или Борис Колесников). Но логика логикой, а аппетиты – аппетитами. Сегодня в окружении Януковича очень много тех, кто хотели бы провести замену правительства ещё до конца работы нынешней сессии Верховной Рады Украины.

И не прав тот, кто считает, что лето – не наилучшая пора для кадровых перестановок. Марчук стал премьером 8 июня, Лазаренко – 28 мая, Кинах – 29 мая, а Валерий Пустовойтенко – вообще в последний день работы сессии Верховной Рады – 16 июля 1997 года. Поскольку Янукович перенимает стиль работы Кучмы, то ничто кучмино ему не чуждо. В том числе Янукович лишён любых предубеждений и суеверий по поводу лета.

Фото: Макс Левин

Эксперты давно спорят относительно кандидатуры нового премьера. Назывались фамилии Клюева, Яценюка, Тигипко, Дубины, Присяжнюка, Джарты, нескольких губернаторов. Фактически любые прогнозы на этот счёт – это гадание на кофейной гуще. Но если всё же поискать логику, то искать кандидатуру нового премьера надо среди других кандидатов.

Какова задача власти? Самовоспроизводство. Устраивает ли Януковича Азаров ментально? Вполне! Другое дело, что Азаров своим ретроградством, комичностью, алчностью и жёсткостью нажил себе немало врагов – и не только в среде оппозиции, но и во властной команде. Азарова недолюбливают – и свои, и чужие. Склонность к ручному управлению экономикой превращает Азарова в тормоз рыночных процессов.

Курс Януковича на поддержку Дмитрия Медведева в России не состыкуется с откровенной тягой Азарова к Путину. Если в прошлом году можно было играть в двойную игру по типу «ты, Яныч, играешь за красных, а я – за белых, выигрыш делим пополам», то сейчас украинское руководство должно определиться более чётко. Заявления Януковича полностью перечеркнули то, над чем так долго и упорно работал Азаров – например, Янукович заявил о невозможности объединения «Газпрома» и «Нафтогаза». Опять же: намеченный курс в Европу слабо состыкуется с образом Азарова. И что толку, что практически вся родня Азарова по отцовской линии сегодня уже живёт в Европе (Азаров по отцу – из латвийско-эстонского рода Полько, который журналистами был почему-то перекручен в Пахло)? Азаров больше воспринимается как реликт эпохи мезозоя в украинской политике. Даже Янукович по сравнению с ним – это кайнозойская эра в полном расцвете.

Перед Януковичем стоит задача найти нового премьера. И этот новый премьер должен отвечать следующим требованиям:

а) он должен быть менее одиозным, чем Азаров;

б) он должен быть молодой копией Азарова;

в) он должен положительно восприниматься на западе Украины;

г) у него должен быть имидж проевропейски настроенного человека;

д) он должен быть реформатором;

е) его должно быть не жалко – технический премьер, которым можно пожертвовать в любую минуту;

ж) он должен быть компромиссной фигурой.

Как писал Иосиф Бродский, «…Но не хватит алфавита».

Наиболее подходящим кандидатом на пост премьера – под этим углом зрения – является нынешний министр юстиции Александр Лавринович.

Фото: Макс Левин

Александр Владимирович идеально устраивает запад Украины: бывший руховец, некогда ближайший соратник, а после – ярый оппонент Вячеслава Чорновола. Было время, когда сам Чорновил прочил Лавриновича в свои политические наследники. Лавринович всегда подчёркивал склонность именно к евроинтеграционным процессам. А что касается его реформаторского имиджа, то именно Лавринович, а не Портнов, был реальным автором судебной и административной реформ в Украине.

При всём этом Лавринович не является донецким – он уроженец Житомирской области. Хотя, например, житомирское происхождение не помешало стать «в доску своим» в среде регионалов Антону Викентиевичу Пригодскому.

Что касается Николая Яновича, то Лавринович по отношению к нему – точная копия. В психологическом плане. С разницей в происхождении, политических взглядах и в возрасте (Лавринович на 9 лет моложе Азарова). А так… В начале 90-х и Азаров, и Лавринович стояли на баррикадах – Лавринович на руховских, Азаров – на баррикадах Демплатформы в КПСС и донбасских патриотических движений. Азаров не смог возглавить Донецкий обком КПУ – и озлобился на коммунистов. Лавринович не смог стать лидером Руха – и перешёл в лагерь политических оппонентов. Оба скрупулёзны, дотошны, стараются не заводить друзей – только клиентов. Оба – классические «люди в футлярах». Ни один из них не ставит перед собой цель стать Президентом. Именно поэтому они не страшны Януковичу. Хотя… С какой формулировкой снимали в своё время Марчука? «За создание собственного имиджа»?

Одним словом, в пантеоне живых героев именно серые и невзрачные Азаров и его более молодая и более прозападная копия, Александр Лавринович, выглядят сегодня более-менее презентабельно в глазах Президента. Остаётся только ждать, когда Эдмон Дантес будет заменен Альбером де Морсером.

Но… Почему-то вспомнился сюжет Дюма: де Морсер в самый решающий момент отказался от дуэли и протянул руку графу Монте-Кристо. Однако, это у них, у французов, такое возможно. Да ещё в воспалённой фантазии внука негритянской рабыни, коим являлся Дюма. У нас от дуэлей не принято отказываться. Не по-пацански. И не по-аппаратному.

Так что ждём молодую копию Эдмона Яновича Дантеса!

Наталья ПриходькоНаталья Приходько, независимый журналист Института Горшенина