Все публикацииПолитика

Эксперимент

Знаете, что случится, если группу добровольцев поместить в тюрьму? Недели, скажем, на две. В целях проведения эксперимента.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Эксперимент
Фото: Макс Левин

Так, что часть из них превратятся в «охранников», часть – «заключенных». В результате случайной выборки.

То есть, одни люди получат практически неограниченную власть над другими. Над их судьбами и жизнями. Возможность управлять теми, с кем вчера были на равных. В том числе издеваться, унижать. Практические безнаказанно. По крайней мере, до тех пор, пока не загорится красная лампочка. Лампочка, сигнализирующая: все, баста, карапузики, эксперимент окончен.

Именно эксперимент. Это – название психологического триллера, снятого сперва в Германии, затем – в США. И там, и там, фильм побил все возможные рекорды кассовых сборов.

А снят он был на основе реально проводившегося эксперимента. Вошедшего в историю под названием Стэндфордского. Не верите – спросите у Яндекса.

Яндекс вам расскажет: по ходу опыта многие «охранники» проявили откровенно садистские наклонности. И чем спокойнее, сдержаннее, «зашореннее» был человек в обычной жизни, тем изощреннее измывался над жертвами. Самоутверждался за их счет, чувствуя себя при этом всемогущим хозяином мира и народонаселения. Хозяином, власть которого безгранична и бессрочна.

Пьянила и безнаказанность. Уже в первые дни «площадку» сотрясли акты насилия, бесчинства. Однако, красная лампочка все не загоралась.

И многих «охранников», что называется, «несло».

кадр из фильма "Эксперимент"
кадр из фильма "Эксперимент"

В свою очередь, «заключенные» пребывали в состоянии подавленном и угнетенном, быстро ломались, легко соглашаясь на кооперацию с мучителями. Единственная мысль утешала: на месте мучителей могли оказаться и они сами. Ведь выборка-то случайной была.

…Вам эта история ничего не напоминает? Исход избирательной кампании, к примеру? Кампании, по итогам которой одни граждане – ненароком очутившиеся в нужном месте в нужное время, вздымаются на гребень волны, значительно возвышаясь над остальными.

Возвышаясь – присваивают себе монопольное право повелевать жизнями: казнить, миловать, поощрять, лишать всего, заточать в темницу… Без границ и тормозов. Подозревают: красная лампочка где-то есть, но она перегорела. И не вспыхнет никогда. Ибо их власть на века. Как вариант: от Бога.

В психологии это состояние называется «эйфорическая некритичность». Когда человека буквально «несет», и он, упиваясь собственной значимостью, не думает о последствиях. Тут-то на поверхность поднимаются все его пороки, комплексы, страхи, обиды. И за все он – движимый звериным инстинктом – торопится отомстить. Неважно даже кому – кто под руку подвернется. Главное – отомстить побольнее, позлее, с максимальной жестокостью.

Для тех, кто обременен властью, никакого труда это не составляет. Вопрос, собственно, одной подписи, двух-трех встреч. «На выходе» - масса «наслаждения»: сломанные судьбы; убитые горем родственники жертв; запуганные оппоненты…

Что сейчас и происходит. Не согласны? Тогда включите телевизор.

И вспомните:

- как брали Диденко (в кабинете у стоматолога. В канун юбилея Лидера, между прочим);

- как арестовывали Корнийчука (в день появления на свет его дочери. При котором он лично присутствовал);

- как задерживали Луценко (в момент выгула собаки);

- как Филипчука упрятали восьмым в камеру на семерых - где не то, что лечь – сесть было негде.

Звуковым фоном – слова милейшего Николая Яновича Азарова: страх, де, эффективный инструментарий «воспитания» общества. Сам по себе, кстати, Николай Янович совершенно безобиден – просто чутко ловит витающие в воздухе настроения.

Думаете, совпадения? Или извращения особо выдающихся «архитекторов» системы?

Впрочем, не только «архитекторов». Порою и «рядовые» «отличаются».

Как, например, бойцы, охранявшие Луценко в больничной палате. Совершенную ими омерзительную низость упоминал «Обком».

Раз, как-то, поутру, ребята готовили себе завтрак. Разместившись в соседней комнате, обжаривали на сковородке яйца и колбаску. При этом дверь между помещениями была распахнута настежь – в палату к голодающему свободно проникали соответствующие запахи. Запахи, которые вполне могли если не окончательно его погубить, то свести с ума – точно.

Фото: Lb.ua

Врачей увиденное повергло в глубочайший шок.

Не пытка ли это? Не подсознательное ли желание унизить слабого, поиздеваться над ним? Тем более – используя служебное положение. Подозреваете элементарную халатность? О, конечно, здоровые мужики не понимали, что творят, чем это чревато.

Теперь представим следующее: смена бойцов окончена. Они снимают камуфляж, возвращаются домой. Жены и дети гордятся их профессионализмом, карьерным ростом – ведь охранять им поручили не кого-нибудь, целого экс-министра. На эту тему бойцы рады поговорить. Но, вот рассказывают ли они близким людям о том, как «развлекаются»? Хотят ли, чтоб о том узнали их дети?

Сомневаюсь.

Что ж получается: дома они – заботливые отцы, да любящие мужья; на службе – латентные садисты?

Фото: Макс Левин

Да, так и получается.

Ну, или еще вариант: садизм как бизнес. В прямом смысле. Методика проста и незатейлива. Это когда игрок номер один на вас наезжает, номер два – сажает, номер три – прессует, номер четыре – освобождает от мук за вознаграждение. Главное – все довольны. И почти все зарабатывают.

Знаете, почем нынче выйти из Лукьяновки?

Цена, разумеется, варьируется – в зависимости от персонажа: степени его одиозности, состоятельности и т.д., но существуют и усредненные ставки. Их вам запросто озвучат «пострадавшие» из команд Тимошенко или Черновецкого. Эта тема им сейчас ближе других.

Итак, если вы вынужденно путешествовали этак с полгодика (в розыск вас не объявляли), а потом захотели тихо-мирно вернуться на родину (без лишней шумихи), пожалуйте «в кассу» пять лимончиков.

Фото: liga.net

Правда, после этого – абсолютно случайно – суд может возразить против закрытия вашего дела. И эпопея еще затянется. Чтоб не расслаблялись…

Ежели вы – скандальноизвестны и даже успели маленько посидеть, небо без клеточки обойдется вдвое дороже – в десять лимончиков. Наличными, разумеется.

Забавно, но «операторы» здесь не меняются – одни и те же люди. И это не безответственность или бесстрашие – эйфорическая некритичность. Веруют: никогда и ничего им за это не будет.

Бывают, конечно, случаи безнадежные. Как Луценко или Тимошенко.

Этим никакие цитрусовые не помогут. В отношении них – неприкрытый садизм.

Если Луценко пытают; Тимошенко – «понарошку» сажают.

Фото: Макс Левин

То есть, сперва ГПУ испросила у суда разрешения ЮВТ посадить. Суд разрешил. Но прокуратура вдруг передумала. Руководитель ведомства пояснил: следователь еще не уверен, реализовывать ему судебное предписание, аль нет. Пояснил так, как будто все, кроме него, в стране идиоты. Не способные прочесть соответствующие законы, в которых черным по белому написано: имея на руках подобный вердикт, следователь обязан (!) был его исполнить. Обязан! (Размышлять относительно целесообразности надо было раньше – перед тем, как обращаться к Фемиде).

Почему он этого не сделал – один вопрос. Второй – еще более любопытный – почему молчит Печерский суд, поставленный Генпрокуратурой в дурацкое положение? Судей «поюзали» и «слили», а они – ни гу-гу.

Хорошо, разумеется, то, что хорошо кончается: Юля вышла, ГПУ вся в белом, Печерский суд сравнялся – какой уж раз – с плинтусом. Вот, только осадок остался.

***

По истечении двух недель герои фильма «Эксперимент» вышли на свободу. Не все, правда – кое-кто погиб «при исполнении». Выжившие – получили вознаграждение. Садистов наказали сообразно законам США. На этом в Голливуде «хэппи энд» сочли достаточным.

В Украине, несомненно, финальную часть переписали б по-другому. Так, чтоб «охранники» и «заключенные» поменялись местами. Любопытно, сколько времени последние смогли бы удерживаться от того, чтобы воздать мучителям по заслугам?

На выборах, собственно, так и происходит. «Сменщики» мочат предшественников. Заодно – граждан, не способных полноценно защищаться (таковых большинство). Мочат, забывая о том, что красная лампочка существует. Просто она временно перегорела. Но это не значит, что ее некому заменить. Даже если кто-то башковитый раскурочил плафон. Рано или поздно, передовики превращаются в аутсайдеров.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua