Все публикацииПолитика

Томенко: «До сих пор Тимошенко часто действует не как лидер демократической оппозиционной партии, а как премьер»

Николай Томенко – неисправимый оптимист. В межтурье президентских выборов заявлял: договориться с Ющенко, Гриценко, Яценюком – верный способ победить.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Томенко: «До сих пор Тимошенко часто действует не как лидер демократической оппозиционной партии, а как премьер»
Фото: Макс Левин

Не унывает и сейчас: «Пока я не вижу возможности для создания антипрезидентского большинства. Но если Тигипко уберут из правительства, мы вполне могли бы вести дискуссию по линии «Батьківщина» –«Сильная Украина» –Яценюк. Дискуссию на тему создания коалиции на следующих выборах. Правда, пока это выглядит иллюзорно», – осекается вице-спикер.

Прогнозирует: в меньшевиках вице-премьер может оказаться по факту «весеннего политического кризиса» – тогда «это будет новая стартовая площадка для переговоров, к которым сейчас никто не готов, поскольку нужно институционные моменты прописывать. Чтоб не было так, как с «Нашей Украиной», когда по несколько месяцев выписывали формулы согласования решений, назначений и т.д.».

В отличие от большинства коллег по «Батьківщині», Томенко не боится признавать ошибки, призывает их анализировать, делать выводы. Пожалуй, он один из немногих, кто вообще способен внятно – без ура-фанатичных ноток в голосе – комментировать происходящее в «Батьківщине». Вот только не всегда руководство «сердечных» к нему прислушивается. Так, сегодня Николай Владимирович делает акцент на отсутствии взаимопонимания между аппаратом партии и фракции; откровенно рассказывает об интригах в ближайшем окружении ЮВТ. Обнадеживает: «Президентский рейтинг у Януковича выше, чем у ПР – порядка 25-27%. У Тимошенко президентский и партийный не отличаются порядка – 15-16%. Это намного лучше, чем было 3-4 месяца назад, тенденции хорошие».

Правда под конец нашей полуторачасовой беседы, вздохнув, Томенко резюмировал: «Сейчас оппозиционная деятельность без перехода в наступление эффективнее, чем наступление, которое закончится поражением».

Все фото: Макс Левин

«Возможно, в перспективе у недовольных появится идея создать некую группу внутри ПР»

Александр Ефремов говорит: после отмены конституционной реформы оппозиции в парламенте не существует в принципе. Кто же вы сегодня?

Оппозицией не назначаются – ею становятся.

Вынуждено.

В любом случае, мы должны стать оппозицией системной и эффективной – в независимости от того, есть о нас упоминание в Регламенте или нет.

Тут, кстати, вопрос от наших читателей. В частности, пользователь под ником Мирослав спрашивает: действует ли сейчас закон об оппозиции, если да – в какой редакции.

Я хорошо помню, как мы работали над созданием закона об оппозиции. В состав специальной группы от ПР входили буквально живые классики: Герман, Чечетов, Комар. С нашей стороны – Тимошенко, Турчинов, Томенко, Коваль. Активное участие принимал Тарас Чорновил. Как вы знаете, закон об оппозиции приняли в первом чтении. На том пока все и закончилось. Хотя стране действительно необходима оппозиция со статусом, законодательно четко и ясно урегулированным. Причем на уровне не только парламентском, но и на местном. Поскольку сейчас – по факту выборов 31-го октября – во многих местных советах создастся ситуация, при которой оппозиция может не получить ни одной важной комиссии для контроля.

Вам самим – прежде всего в Раде – нужно определиться: кто есть оппозиция, кто – нет.

Согласен. «Политическая инвентаризация» оппозиции очень важна. Хотя б для того, чтоб мы сами понимали свои возможности. Номинально у нас остался один инструмент – следственные комиссии, для создания которых необходимы 150 голосов. Еще – возможность требовать перерыв в проведении сессии для заявления.

Разве у вас есть 150 голосов? БЮТ трещит по швам, совсем скоро перешагнете «психологический барьер» в 100 «штыков». Сколько НУ-НСовцев вас поддерживает?

Пока есть, но если окажется, что 150 голосов у нас нет – вот это уже будет большая проблема. Проблема, поскольку утратим рычаги парламентского контроля. Большинство в таком случае может сказать: видите, мы ставим вопрос по такой-то следственной комиссии на голосование – идем навстречу оппозиции – но у них просто нет голосов. Поэтому необходимо удержать оппозиционную планку в 150 депутатов, иначе в новых обстоятельствах мы вынуждены будем проявлять определенную находчивость (улыбается).

Многое зависит от нового Регламента ВР.

Конечно. Думаю, к следующей пленарной неделе документ будет готов. Хотя к нему много вопросов, он еще утверждается в комитетах, еще не передавался на согласование в АП. Кстати, есть проблема с большинством. Появление значительного количества амбициозных внефракционных депутатов открывает широкие возможности для создания межфракционных групп. Значит, внутри парламента будут происходить разнообразные игры. Сценарий игры был такой: если ПР не поддерживают коммунисты, часть НУ-НС и внефракционные, то законопроекты проваливаются. Скоро подобный сценарий контригры может появиться и у оппозиции.

С чего вы взяли?

Я знаю настроения внефракционных, недовольных политикой невыполненных обещаний власти. Конечно, в принципиальных, кадровых, допустим, вопросах они рисковать не станут. А вот по отдельным законопроектам вполне могут и поторговаться; и нам подыграть ситуативно – поддержать тот или иной документ. В перспективе – после переформатирования правительства – у недовольных может появиться идея создать некую группу внутри ПР. Не сейчас еще, но в перспективе – вполне вероятно. Если и в дальнейшем АП будет проводить политику неуважительного, пренебрежительного отношения к депутатам ПР – неизбежно последует соответствующая реакция. Такая деталь: в большинстве случаев коалиционные депутаты не понимают, что происходит в стране; до последней секунды не знают, за что и как им голосовать в той или иной ситуации. Так что, изменив Конституцию, ПР добилась того, что создала себе проблемы внутри собственной партии. Я уже не говорю о настроениях внутри блока Литвина. Намедни спикер сделал заявление для европейских структур, мол, уверен, будет создана Конституционная комиссия, внесение изменений в Основной Закон пройдет демократично и т.д. В результате ВР не позволили даже обнародовать старую-новую Конституцию.

«Если б мы, команда, решили вопрос с Губским раньше, Киевскую область можно было бы спасти»

В любом случае, прежде местных выборов никакой инвентаризации быть не может. 31-го октября не только ПР и «Батьківщина» конкуренты, но и «Батьківщина» и ПРП, допустим, тоже.

Уже сейчас мы договариваемся с коллегами о голосовании по важным законам. Вы правы в том, что хамское поведение местной власти во время выборов, подтолкнет людей, считавших, что у них в оппозиции отдельная позиция, к сотрудничеству. Из последних примеров – история, случившаяся в двух районах моей малой родины. Оказалось, там пытались не зарегистрировать не только «Батьківщину», но также и социалистов. На что социалисты, конечно, очень возмутились: как же так, мы же свои. Получили ответ: вы, мол, тут нечетко позицию занимали во время голосования в ТИК. А глава ТИК представляет ПР. Еще пример из Черкасской области – Канев, где «Сильную Украину», в том числе – ее кандидата в мэры, до сих пор не зарегистрировали.

Вот мы упомянули социалистов, Тигипко, что говорить о Яценюке, Гриценко, Кириленко и т.д. Всем уже ясно: на местных выборах есть только одна партия. Нет ни союзников, ни сателлитов, как считалось раньше, все – по сравнению с ПР – в худшей ситуации. Так что, мне кажется: это будет способствовать более системному парламентскому и политическому сотрудничеству всех, у кого нет мандата ПР. …Да, кстати, насчет формализации статуса. Мы ведь можем создавать не только депутатские группы, но и межфракционные объединения. Думаю, в ближайшее время мы вполне сможем сформировать подобное объединение…

Точно не «оппозиционное правительство» – его тоже не существует.

Да, такого института больше нет. С формальной точки зрения, ВР не должна более создавать условия для его функционирования, как то: выделять аппарат, предоставлять помещение и т.д. С другой стороны – и в этом несомненный плюс – можем воспользоваться создавшейся ситуацией, для того чтоб переосмыслить деятельность, механизмы работы оппозиции в целом, и, в частности, оптимизировать и реорганизовать это правительство. Ведь теперь для работы в таком правительстве необязательно наличие депутатского статуса. На мой взгляд, оппозиционное правительство должно стать таким системным органом, своеобразным аналитическим центром, который бы продуцировал новые идеи, мониторил действия власти, предлагал альтернативные программы. Его можно назвать оппозиционным. Можно – общественно-оппозиционным. Как угодно… Важна суть.

Все-таки давайте подсчитаем: сколько «штыков» в оппозиции, сколько – в НУ-НС, где разброд и шатания? Сколько – в БЮТ?

Думаю, до конца октября 2012 года, то есть до вероятных парламентских выборов, этот психологический барьер в сто депутатов, о котором вы говорили, не преодолеем. Никаких тому предпосылок не вижу. Конечно, некоторые товарищи – по принципиальным вопросам – будут голосовать с большинством. У каждого на то свои причины. При этом они не станут выходить из состава фракции. Их как, скажете, считать? Де-юре – члены фракции. Де-факто – на заседания не ходят, в текущей работе не участвуют.

Сколько таких?

Человек десять. Крупный бизнес. Они обречены искать компромиссы. Идем дальше. Депутаты УСДП. В группе много профессиональных, грамотных кадров, однако создается впечатление, что руководство партии системно сотрудничает с ПР. Можно проанализировать, кто именно по квоте УСДП зашел в состав ТИКов. В большинстве случаев это очевидно: имело место синхронизация с руководством обладминистраций. Это создает определенную проблему. Поскольку на уровне парламентской фракции депутаты УСДП эффективно работают, взаимодействуют с «Батьківщиной». Но в местных выборах они участвуют самостоятельно. Что, как вы понимаете, сигнал: глобально руководство этой партии с «Батьківщиной» себя уже не ассоциирует и постепенно дистанцируется. Наверняка в ближайшее время попытаются или в группу выделиться или иначе как-то сепарироваться. Третье направление – самостоятельные депутаты, часто высказывающие личное несогласие с действиями фракциями.

Осыка, например.

В том числе. Как по мне, если ты действительно идеологически с чем-то не согласен – честнее и порядочнее заявить об этом вслух и выйти из фракции.

Признайтесь, что болезненнее: демарш Губского или скандал с Ляшко?

Болезненнее – поздний уход Губского. Есть вещи очевидные, есть – прогнозируемые. С Ляшко получилось неожиданно. Это невозможно было предугадать, подготовиться к подобному.

Как к скандалу с педофилами.

Да, это удары ниже пояса. А вот с Губским было и понятно, и прогнозируемо. Вскоре после инаугурации он начал работать на интерес новой власти.

Вел подрывную работу изнутри?

Можно и так сказать, но то, что он был на них ориентирован, – факт. И если бы мы, команда, решили вопрос раньше, Киевскую область, на мой взгляд, можно было бы спасти.

То есть?

Богдан Губский – параллельно с Владимиром Майбоженко – несколько месяцев занимались монополизацией местных ячеек в области, печатями, документацией... Конечно, можно надеяться на чудо – что президент Янукович встретиться с Тимошенко, о чем она публично заявляла, после чего выйдет к голодающим членам «Батьківщини», и справедливость восторжествует...

Позвольте, президент у нас в избирательный процесс не вмешивается!

Да-да, конечно (улыбается). Это так, мысли вслух. Если чуда не случится, ни одного депутата от настоящей «Батьківщини» в Киевской области не будет.

Сами виноваты. Способы формирования вами списков в прошлые кампании – притча во языцех. Более того, сейчас повторяете те же ошибки. Вот вопрос от читателя под ником Максим: «В Хмельницком в городскую раду в ваших списках есть снова люди, которые продадут вас без зазрения совести. Зачем наступать на те же грабли?»

Тут много факторов, в том числе – дискуссия о демократии в партии. Лично я считаю: механизм прозрачного, демократического формирования избирательных списков нами еще до конца не отработан. Но есть и уважение к позиции и ответственности местных партийных организаций за формирование депутатского корпуса, который будет работать в оппозиции.

«Взаимодействие фракции с партией частенько оставляет желать лучшего»

И Губский, и Осыка, и многие другие пеняют не лично на Тимошенко, а на окружение – Турчинова с Кожемякиным. Конфликты эти назревали не один день. Скажите, полгода, восемь месяцев назад было ли очевидно, что за «доступ к телу» лидера развернулась такая подковерная борьба? Это ведь не могло не выплескиваться наружу. Возможно, обвиняя Турчинова в узурпации влияния на Тимошенко, Губский не так был уж неправ?

В 2007-м я предложил механизм размежевания сфер ответственности в партии. Первое: крупные бизнесмены не должны были быть заместителями руководителя партии и фракции. Второе: люди, занимающиеся организационной работой в штабе, не должны занимать серьезные политические посты. Несколько месяцев назад механизм был реализован на уровне фракции. Что позволило оптимально выстроить нашу парламентскую работу.

Туговато доходит. Три года целых.

Действительно, о необходимости реализации принципа четкого разделения бизнеса и политики я говорил ни один год. Посему, думаю, и к воплощению идеи модернизации партии сообразно европейских стандартов мы уже подходим.

Последний раз мы с вами записывались в марте. Вы уже тогда анонсировали модернизацию. В апреле «обновление» партии «Левому берегу» анонсировал Турчинов. В мае «сделать выводы» обещала Тимошенко. Сейчас октябрь. Выводов никаких не сделано, стратегия не пересмотрена, в местную кампанию «Батьківщина» двинула со старым багажом проблем и ошибок. Ничего удивительного в том, что вы ее проиграете.

Вам известно, что 17 октября у нас состоится съезд. Хотя, как по мне, проводить его логичнее было бы по результатам кампании. Опять-таки, проанализировав избирательную гонку, решиться на такие непопулярные меры, как реорганизация местных структур, принятие кадровых решений, обновления в Центральном аппарате партии. Вот деталь для понимания: взаимодействие фракции с партией частенько оставляет желать лучшего. И наоборот. Многие депутаты фракции убеждены: аппарат партии оторван от реальной жизни, поэтому формулирует не всегда адекватные задачи.

Киев – не единственная ваша «горячая точка». Не менее проблемная ситуация во Львове, Луганске, Харькове. Хотя в столице она буквально патовая. Почему уже сегодня вы не проводите агитационной контрпропаганды? Почему Тимошенко не ездит по области, не разъясняет людям ситуацию, не призывает своих сторонников не ставить галочки «за» «Батьківщину» в бюллетене?

Официально избирательная кампания началась не так давно, и какая-то надежда, пусть даже один процент, на то, что ситуация выровняется, остается. Наши активисты в Киеве и Львове голодают... Это не может не дать хоть какого-то результата. Но если все же не даст, тогда придется начать информационную кампанию. Станем разъяснять: «Батьківщина» в Киеве и Львове – «Батьківщина» Виктора Януковича, но точно не Юлии Тимошенко. А Тимошенко уже начала свой избирательный тур поездками по стране.

Когда?! За день до выборов? Почему бы вам уже сейчас не запустить процесс самоликвидации этих ячеек? Да, процесс длительный и сложный, до конца месяца не справитесь, тем не менее это бы получило резонанс.

Честно сказать, с возможными юридическими схемами решения вопроса я не знаком, но ведь никто не предполагал, что местное управление юстиции и суды «бело-красное» будут определять как «бело-голубое». Одно знаю точно: все наши фракции, сформированные в местных советах после 31-го октября, будут работать в оппозиции. Те, кто сегодня баллотируется по спискам «Батьківщини», это прекрасно осознают. Мы четко поясняли: набираем не во власть – в оппозицию. И нет в этом никакой трагедии. Более того, если, допустим, в Черкасском облсовете наших депутатов будет не 20, скажем, а 17 – это тоже не трагедия. Важно, чтоб эти 17 были настоящими бойцами.

Что же трагедия?

Если в той или иной области у нас вообще не будет фракции.

Боле чем скромные результаты 31-го октября чреваты тем, что до парламентских выборов вы уже просто не продержитесь. Действительно, ваша задача сейчас – не победить, а выжить.

В 2006-м численность нашего депутатского корпуса на местах была очень большой. Возможно, даже самой большой за всю историю независимости. Чем это закончилось?

Вы были партией власти, что ж тут удивительного. Вернемся к первоначальному вопросу: где модернизация партии; где – выработка стратегии, соответствующей новым условиям? Нельзя набирать людей в оппозицию, не проинструктировав их даже должным образом. А откуда взяться инструкциям, если «разбор полетов» вы не проводили?

Идеологические установки в ходе областных конференций давались. Более глубоко все эти вопросы будут обсуждаться на съезде. Его проведение именно сейчас – идея Юлии Владимировны. Чтобы в разгар кампании, разгар агитации, эмоционально зарядить людей, воодушевить их и настроить на непростую избирательную кампанию.

«Очень многие не хотели уходить из Кабмина»

Все-таки необходим «разбор полетов». Та же Тимошенко до сих пор убеждена, причем искренне: президентские она не проиграла – просто она их не выиграла. Как можно с такими установками ввязываться в новую гонку?

Согласен. Я тоже считаю, что системно ошибки президентской кампании не были проанализированы. И в этом серьезная проблема. Но это, считайте, мое личное мнение. Хотя я его не единожды озвучивал. Более того, сразу после второго тура советовал правительству добровольно уйти в отставку. Однако было принято другое решение. История с непризнанием результатов выборов, с подачей судебного иска – воля ближайшего окружения Юлии Владимировны.

Конкретно? Турчинова?

Нет, Турчинов меня поддержал. Как и абсолютное большинство политиков из БЮТ, из НУ-НС, присутствовавших на нашем собрании сразу после второго тура. Я тогда предложил: Юлия Владимировна должна прийти в ВР, заявить о добровольной – в связи с проигрышем кампании – отставке, о переходе в оппозицию... Но была и другая идея: из окружения сформировать в Раде действенное антипрезидентское большинство, за счет чего остаться в правительстве. Большую политическую фантазию сложно себе представить. Тем не менее несколько недель эта мысль была весьма популярна в аппарате КМУ.

Значит, ближайшее окружение – бывший аппарат КМУ?

Я говорю не о людях, занимавших в Кабмине конкретные должности; а о тех, кто ежедневно общался с Юлией Владимировной, постоянно находился рядом... Очень многие из них не хотели уходить из Кабмина.

На ваш взгляд, на съезде должна ли Тимошенко извиниться перед соратниками за проигранную кампанию; должна ли попросить рассмотрения вопроса о лидере партии?

Нет. Если б она – по результатам первого тура – набрала 3% и не попала бы во второй – другое дело. Значительно важнее уделить внимание анализу стратегии и тактике той кампании, сделать предметные выводы. Кстати говоря, между первым и вторым туром многие областные организации сделали буквально невозможное – результат был качественно улучшен. Особенно на Западной Украине. И молчать сегодня об этом – неправильно.

Вдогонку к теме формирования списков текущей кампании. Определенные договоренности с Тимошенко заключил Луценко, о чем даже заявил публично. Однако, по имеющейся информации, распределением квот на местах Юрий Витальевич остался очень недоволен. Из чего, якобы, даже сделал вывод: Тимошенко его «кинула». Так, по крайней мере, его узкий круг свидетельствует.

Знаете, практически все наши партнеры ситуацией на местах, в том числе формированием списков, не слишком довольны. Однако, тут сложная ситуация. Ставшая неожиданностью даже для самой Юлии Владимировны, как мне кажется. Сообразно закону, окончательное решение относительно списков принимают местные организации. Так вот, выяснилось, что на местном уровне «братские» партии (где-то – Рух, где-то – Самооборона, где-то – ПРП) либо серьезного представительства не имеют вовсе, либо их активисты – наши давнишние оппоненты. Возникла парадоксальная ситуация: на центральном уровне – тесное сотрудничество, на местном – серьезный конфликт. Поэтому договариваться по четким квотам, обещать их кому-то – подход ошибочный. Как мне кажется. Все зависит от ситуации на конкретной территории.

Намерены ли вы проводить 31-го октября всеукраинский экзит-пол?

Пока такой идеи нет. Возможно, точечные замеры в отдельных проблемных областях. В Черкасской, допустим. Там действиями власти возмущены не только мы, но и социалисты, «Сильная Украина», «Фронт змін», городской голова Одарич... Если удастся найти взаимопонимание – скоординируем наши действия, проведем и экзит-пол в Черкассах.

Зато Центр Разумкова, заодно с КМИС и Деминициативы – намерены. Но, тут возникает вопрос: насколько исследование будет объективным, если ведущая структура – центр Разумкова, сегодня полностью под контролем Николая Мартыненко и Арсения Яценюка, о скрытых политических симпатиях которых известно. И которым симпатии эти надо подтверждать не словом – делом.

Насколько известно, пока что они заявили о намерении проводить исследования только в четырех городах: Львове, Донецке, Днепропетровске и Харькове. Ни во Львове, ни в Донецке, ни в Днепропетровске у «Батьківщини» нет кандидата в мэры, действительно способного победить сегодня...

В Харькове есть.

Да, есть. С Харьковом – отдельная история. Думаю, это будет один из первых городов, в который в ближайшее время, поедет Тимошенко. Мы будем всячески поддерживать нашу команду, которую возглавляет Арсен Аваков.Что касается экзит-полов, сложно судить. Они важны, когда есть противоборство двух политсил, а мы, как известно, по большинству мэрских выборов заняли нейтральную позицию.

Потому что вы звезд с неба не хватаете, ваша задача – выжить. Ведь так? Я этот вопрос уже задавала.

Главное, чтоб наши депутаты действительно работали в оппозиции, а не искали «точки соприкосновения» с властью. Полагаю, мы станем единственной политсилой, которая на местном уровне действительно в оппозиции будет работать, а не в «дозволительном» каком-то режиме.

«Свобода», по-вашему, в «дозволительном» работает?

Конечно. Промониторьте их эфиры, публикации – «свободовцы» зачастую озвучивают весьма симпатичные для власти месседжи. Или еще деталь: почему власть не захотела проводить выборы в Тернопольский облсовет, где верховодят «Свобода», ПР и ЕЦ? Не потому ли, что их такой формат устраивает?

В любом случае, чем больше Тимошенко сегодня радикализируется – тем больше подыгрывает Тягнибоку. Замкнутый круг.

Различайте радикализм, принципиальность и последовательность.

«Не думаю, что силовики готовы перейти черту. По Тимошенко – точно не готовы. По Турчинову – скорее не готовы»

Ясно. Меняем тему. Сейчас оппозицию вовсю «кошмарят» силовики. В отношении Турчинова, по-вашему, это больше – показательные меры или реальная угроза?

Скорее – психологическое давление. В том числе, с прицелом на то, чтоб или заграницу его вытолкнуть, или спровоцировать принятие решения о завершении политической карьеры. Еще – давление на команду. Не думаю, что силовики готовы перейти черту. По Тимошенко – точно не готовы. По Турчинову – скорее не готовы.

А вы говорите: набираем в оппозицию. Да, в регионах люди на все это смотрят и думают: зачем мне нужна эта «Батьківщина», какое депутатство, лишняя головная боль...

В том числе. К сожалению, немало фактов отказа от баллотирования на местном уровне людей, имеющих и статус, и положение. К сожалению, на местах чиновники действуют куда нахрапистее, наглее, чем вы даже можете себе представить.

Будете ли настаивать на проведении парламентских в 2011-м? Из стана БЮТ, по данному поводу, звучат разные заявления. Впрочем, зачем настаивать, если вам это невыгодно?

Большая проблема – не дата, а система выборов. Если литвиновцы, коммунисты и внефракционные согласятся на мажоритарку – это станет шагом назад. В мажоритарных округах – при наличии админресурса – можно попросту «выбрасывать» людей из оппозиции. Нормально наладив оппозиционную деятельность, работать можно и до марта 2011-го, и октября 2012-го. Работать без рейтинговых потерь.

Ваша реакция на беспредел властей с местными выборами, мягко говоря, запоздалая. Так, летом, вместо того чтоб готовиться дать бой, та же Тимошенко уехала отдыхать больше чем на месяц. А сейчас уже поздно пить «Боржоми».

Проблема не в Тимошенко и ее первом за последние годы отпуске, мы все не ожидали, что власть станет действовать подобным образом. Что будут партийные клоны и жесткое давление на оппозицию на местах.... Раз не ожидали – не готовились, это правда.

Не создается у вас впечатления: страна с ее действительностью – отдельно, а Тимошенко с ее представлением о действительности – отдельно. Если дальше так пойдет, она скоро превратится в подобие Ющенко, вечно витавшего в облаках.

Ну, Виктора Андреевича по этой части, тяжело превзойти (улыбается). Тут другая проблема: до сих пор Юлия Владимировна часто действует не как лидер демократической оппозиционной партии, как премьер-министр. Юлия Владимировна считает, что мы уже на войне. Мне кажется, пока не на войне, а занимаемся позиционным планированием. Настоящая политическая война начнется, когда к этому вызреет общество.

Год назад Юлия Владимировна заявляла: при ее президентстве никакого коалиционного правительства не будет, всю ответственность за происходящее возьмет на себя, все рычаги управления – замкнет на себе. С этой точки зрения, нынешняя критика «сердечными» «узурпаторов власти» «бело-голубых» выглядит странно.

Если говорить об ответственности, то Янукович не несет ее в принципе. Хотя б потому, что не обладает достаточным объемом информации о происходящем в стране. По моим данным, ему уже два месяца как запрещено показывать объективную социологию, чтоб он не узнал об утрате 20% своего рейтинга. Президенту говорят: ПР рейтинг теряет, он – нет. У Ющенко и Кучмы в свое время окружение действовало таким же образом.

Напоследок про Юлию Владимировну. Хоть сама она это отрицает, сегодня все более очевидно: Наталья Королевская ее подсиживает. По нашим данным, на ближайшее время запланирована ее «презентация» в Европе. Определен и круг людей, которые этим занимаются.

Я смотрел социологию. Конечно, популярность Натальи в последнее время выросла, но не настолько, чтоб можно было уже говорить о какой-то самостоятельной линии... При этом риторика Королевской вполне соответствует риторике оппозиционного политика – она озвучивает правильные, взвешенные тезисы. И многим во фракции стоило бы брать с нее пример. Особенно – главам парламентских комитетов. В целом, перспектива нашей политической силы, как партии европейской и демократической, как раз и зависит от наличия не одного, а многих харизматичных идеологических политиков.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua