Все публикацииПолитика

Формула любви

«Материализация чувственных идей – труднейшая и опаснейшая задача научной магии, которая требует огромных энергетических затрат», – предупреждал еще горинский граф Калиостро. Но украинских кандидатов в президенты трудности, очевидно, не пугают. Тем более что затраты они уже понесли немалые, а конвертировать их в президентское кресло – со всеми прилагающимися к нему возможностями – сможет только один из них. Остальные останутся как раз с чувственными идеями и мифами, сложившимися о них у благодарных избирателей. Собственно они и обеспечивают кандидатами их рейтинги

Алексей МустафинАлексей Мустафин, руководитель департамента документально-публицистических программ СТБ
Формула любви

Как показала нынешняя кампания – быстро меняющиеся в зависимости от конъюнктуры. Чтобы остаться в политике, популярность принято срочно материализовывать во что-то более осязаемое.

Скажем, Евгений Марчук, собравший, во многом благодаря оппозиционной риторике, на выборах в 1999-м более 2 млн. голосов, перед вторым туром был назначен секретарем СНБО. И поддержал Леонида Кучму. Избиратели, правда, ему этого так и не простили. Ходили слухи, что Виктору Ющенко, популярность которого тогда как раз начинала расти, посоветовали просто не идти на выборы. Зато он получил должность премьера и вместе с ней – трамплин для будущего президентства. В 2004–2005-м – уже без всяких слухов, но по той же схеме – должность руководителя правительства получила Юлия Тимошенко.

Возможно поэтому именно она первой предложила портфель премьера «счастливчику» нынешних выборов Сергею Тигипко. Разумеется, небескорыстно. А в обмен на четко артикулированное заявление о поддержке кандидатуры Юлии Владимировны во втором туре. Сначала об этом сообщили журналисты, потом это опровергли депутаты-«бютовцы», и почти сразу же подтвердила сама Тимошенко. Тигипко, правда, тут же отказался. Добавив, впрочем, многозначительное слово «пока». И, в общем-то, Сергея Леонидовича понять можно. Во-первых, по Конституции кандидатуру премьера определяет не президент, а коалиция большинства в парламенте. А ее, по сути, нет. Во-вторых, должности в правительстве Тигипко может предложить не одна Тимошенко. И, наконец, в-третьих – способов материализации рейтингов может быть несколько, и каждый имеет плюсы и минусы. Нужно как минимум время, чтобы взвесить все «за» и «против». К тому же время работает на «продавца». Поскольку «покупателей» много – цена во время «взвешивания» будет только расти…

Между прочим, сразу после объявления результатов эксит-поллов Сергей Леонидович был куда более категоричен. Сказав, что никого из фаворитов президентской гонки не поддержит, а стремительно набранную популярность будет конвертировать в партийную структуру, над созданием которой он начал работать еще до выборов. Первое испытание обещал провести уже на местных выборах 30 мая. На вопрос о том, не пойдет ли в мэры Днепропетровска, где он набрал голосов больше, чем где-либо, прозвучало решительное «нет», а вот на вопрос о Киеве ответил неожиданно мягко. Дескать, в столице в мае и перевыборов-то не будет… Возможно, это совпадение, но уже через два дня из штаба Тигипко просочилась информация: мол, «регионалы» предложили обладателю «бронзы» в президентском забеге на выбор портфель премьера или «зеленый свет» в борьбе за кресло киевского городского головы – и Сергей Леонидович отдал предпочтение именно столице. Сигналом должно стать голосование фракции ПР за назначение досрочных выборов мэра на 30 мая. «Регионалы» рискуют – ведь второй тур президентских выборов в Киеве в этом случае придется проводить при противодействии Леонида Черновецкого. Правда, в первом урожай голосов в столице был не настолько велик, чтобы на Липской испытывали к Леониду Михайловичу жгучее чувство благодарности.

Описать чувства, которые сейчас испытывает к Тигипко Арсений Яценюк, тоже непросто. Но почему-то все время вспоминается фраза другого киногероя – «Ребята, на его месте должен был быть я». На самом деле они с Сергеем Леонидовичем работали если не в одной избирательной нише, то в соседних – со свободным перетеканием электората из одной в другую. И голоса, полученные Тигипко 17 января, как минимум наполовину состоят из тех, которые – при более удачном раскладе – могли бы достаться Яценюку. Неудивительно, что теперь экс-спикер ведет себя практически так же, как его бывший начальник по Нацбанку. Разве что с большим надрывом. Уверяет, что никого во втором туре не поддержит и избирателей своих будет призывать голосовать «против всех», предвкушая, как его сейчас засыплют заманчивыми предложениями, а он их с гордым видом будет отвергать. Но очереди в приемной Арсения Петровича пока не наблюдается. Собственно, социологи и без того успели объяснить, что Яценюк – как, впрочем, и Тигипко – отнюдь не хозяин своего электората. И просто «передать» его оба не смогут. Большая часть их избирателей будет голосовать, не обращая внимания на призывы своих избранников. Меньшая, может, и отреагирует на их назначение или переход в команду Януковича или Тимошенко, но еще не известно, как именно отреагирует. Но у Тигипко этих «чувствительных» поклонников все-таки побольше, чем у Яценюка. Потому и выглядит он для фаворитов гонки интереснее.

Кстати, обещания Арсения Петровича и Сергея Леонидовича вплотную заняться партийным строительством тоже не означают, что за партбилетами «Фронту змін» или «Сильної України» выстроятся толпы тех, кто голосовал за «третью» (или все-таки «четвертую»?) силу. Ни у первой, ни у второй партии пока не наблюдается ничего похожего на сколько-нибудь внятную идеологию. Без которой, как показывает украинская практика, сильную партию с нуля не выстроить («Батьківщину» и ПР в этом случае если и можно считать исключениями, то только подтверждающими правило). Можно, конечно, использовать то, что под рукой – не пропадать же добру, созданному за несколько месяцев политтехнологами. Но если у Тигипко мы видим набор не слишком ярких, но хотя бы стыкующихся между собой лозунгов, то Яценюку, по меткому замечанию Дмитрия Корчинского, «когда раздавали возможности, похоже, досталась только пачка цветных фломастеров». На фоне кислотной агитации экс-спикера даже Партия вольных демократов, созданная Михаилом Бродским, выглядит дисциплинированной и солидной либеральной силой. Пусть даже этот «идейный либерал» занял предпоследнее место на выборах.

Впрочем, все «идейные» на этот раз выступили еще более беспомощно, чем на парламентских выборах. Это, конечно, можно объяснить тем, что, выбирая президента, люди по определению голосуют не за программы, а за личности. Но в том-то и дело, что украинцы за программы не голосуют вообще – и выбирая главу государства, и переизбирая Верховную Раду. Но чтобы потешить самолюбие, кандидаты, разумеется, могут померяться рейтингами. Олег Тягнибок с его неполными полутора процентами, скажем, вполне способен заявить о смене поколений на правом фланге – у национал-демократа «старой волны» Юрия Костенко голосов ведь меньше в шесть раз! Но в общем-то, если сложить результаты «идейных правых», даже если в их список добавить Виктора Ющенко (за которого многие голосовали далеко не по идеологическим мотивами), не наскребается и 7%, которыми совсем недавно БЮТ и ПР грозили всем партиям, планирующим бороться за месте в Раде следующего созыва.

У «идейных левых» дела еще хуже. Петр Симоненко (кандидат не только от КПУ, но и от целого «блока левых и левоцентристов») набрал в девять раз больше, чем бессменный лидер СПУ Александр Мороз. Но вместе они не дотянули и до 4%. Нельзя, конечно, утверждать, что именно из-за своей «бессменности» (хотя у «правых» какая-никакая, но ротация все-таки происходит), однако вполне очевидно, что речь теперь может идти только о новом партийном строительстве – с нуля. Не в математическом, разумеется, а в фактическом смысле. Собственно, об этом «левые» говорили и до выборов – но, видимо, темп изменений выбрали слишком медленный. Зато теперь очевидна цена «демарша Мороза», не пожелавшего объединятся. Александр Александрович, правда, может вспомнить, что предлагал объединить усилия с Тигипко. Учитывая результат последнего, это может даже прозвучать вполне солидно. Но тогда придется вспомнить, что с Сергеем Леонидовичем не договорились. И не договорились, между прочим, по идеологическим мотивам. Он-де неисправимый либерал (в социалистическом понимании этого слова).

Да, многие социалисты и даже их структуры, в конце концов, стали работать не на Мороза, а на Тигипко, и их доля в показанном им результате тоже есть (пусть и не такая большая, как им хотелось бы). Но «бронзовый призер» – хоть он и бывший лидер «Трудовой Украины» – социалистом или хотя бы социал-демократом от этого не стал. И если видеть в «Сильной Украине» прообраз «новой левой партии», то в таком случае у Партии регионов прав на такое звание никак не меньше – с Януковичем сейчас и социалист Цушко, и эсдек Папиев, а результат у нее побольше тигипковского будет. Так что вряд ли стоит тешить себя иллюзиями. Партийным строительством придется заниматься и «левым», и «правым». И чем раньше начинать – тем лучше.

А то, что от иллюзий о «всенародной любви» – к национал-демократической идее или к социалистической – постепенно избавились, даже лучше. Меньше повода для истерик. Литвин вот и партию Народной назвал, и на съезде предвыборном рыдал над рушником, и в роликах чего только ни обещал – а оказалось, что из всей Украины он нужен был каким-то двум с небольшим процентам. Да и то – из тех, кто на выборы пришел. Столкновение с реальностью было жестоким. Результат – традиционным. Обвинения в том, что выборы сфальсифицированы. И виноваты в этом все, кроме самих «народников».

Приблизительно так же после поражения на парламентских выборах вели себя Витренко, Богославская и Супрун. Но первую из них на этот раз «отсеяли» еще до выборов, а Инна Германовна с Людмилой Павловной теперь многозначительно молчат. А ведь у них нет того капитала, который есть у Литвина, – причем независимо от результатов выборов. Нет, кстати этого пока ни у Тигипко, ни у Яценюка – реальной должности. Нужен ли тот или иной кандидат стране – еще необходимо доказать, а вот спикер депутатам нужен всегда. Разумеется, это не формула народной любви. Но как минимум – брак по расчету. Для победы на всенародных выборах, возможно, и не годится. Но для выживания в террариуме украинской политики – вполне подойдет.

Алексей МустафинАлексей Мустафин, руководитель департамента документально-публицистических программ СТБ