Закон о поддержке коррупции

Печать
Закон о поддержке коррупции
Новости по теме

Принятый на прошлой неделе народными депутатами закон о борьбе с коррупцией, предполагающий введение нормы о пожизненном заключении для судей и прочих высших должностных лиц, пойманных на взяточничестве, похоже, может выполнить абсолютно противоположную замыслам авторов функцию.

Ужесточаются меры и по отношению к другим госслужащим, уличенным в коррупционных деяниях. Это якобы должно дать какой-то результат. Простой и малограмотный народ, который с упоением пересказывает легенду о том, как в гитлеровской Германии выводили из трамваев и расстреливали безбилетных пассажиров (таким образом повышая уважение к закону), или же о том, как в Китае отрубают руки ворам, должны быть довольны: в Украине тоже вводятся драконовские законы! И не беда, что только меньшинство граждан страны знают правду: не расстреливали в Германии «зайцев» и не рубят конечности проворовавшимся китайцам! Зато это красивая легенда, и она должна найти живое одобрение в массах.

Коррупция - в крови

Когда-то премьер советского правительства Алексей Николаевич Косыгин предложил Леониду Ильичу Брежневу повысить заработные платы и пенсии советским гражданам. Брежнев удивился: «Зачем? Все равно наши люди привыкли воровать, и все, чего им не хватает, украдут». Знал генеральный секретарь тонкости души советского человека! А еще и будучи украинцем (до 1961 года Брежнев во всех анкетах в графе «национальность» писал «украинец»), знал своих соплеменников. Взяточничество укоренилось в сущности нашего народа. Не даром в советские времена украинцы занимали наиболее коррупционные должности в СССР - прапорщики Советской Армии, среднее звено КПСС и ВЛКСМ, некоторые потом взбирались на самые вершины власти, привнося с собой яркий коррупционный след. С приходом к власти в Москве «днепропетровского клана» (брежневские времена) страна погрязла в тотальной коррупции, с которой так и не смогли справиться ни Андропов, ни Горбачев. Да и в Австро-Венгрии украинцам предоставляли возможность для максимально коррупционных действий - например, вся судебная администрация Боснии и Хорватии, а также налоговая служба Дунайской империи на 90% состояли из украинцев!

И депутаты хотят одним махом справиться с тем, что формировало генотип нации? Хитрый украинец прищурится и глубокомысленно скажет: «Ну-ну...». Украинец по своей натуре является сторонником борьбы с коррупцией. Но так, чтобы боролись не с ним лично, а с его соседом, кумом, с начальником ЖЭКа или с вахтером на проходной. И желательно, чтобы боролись покрепче. Исследования, проведенные Институтом Горшенина в рамках годовой исследовательской программы «Ментальные основы выбора», показали, что украинцы воспринимают коррупцию как зло по одной причине: они сами не могут принимать в ней участия! А карьерную лестницу воспринимают опять же специфически: чем выше продвигаешься, тем больше шансов попасть на этот коррупционный праздник жизни.

Борьба со взятками увеличивает их размер

В романе культового российского писателя Андрея Кивинова «Одноклассница.Ру» есть интересный персонаж - армянин Гурген, торгующий на рынке. Однажды он приходит в свою палатку в полном отчаянии. Друзья спрашивают - в чем дело? «Да вот Путин издал указ по борьбе с коррупцией! Что теперь начнется!» И действительно - буквально спустя пару часов приехали представители санэпидемслужбы - и удвоили поборы. То же сделали пожарные, налоговики и прочие проверяющие структуры.

То есть, усиление угрозы для коррупционеров прямо пропорционально росту их теневых доходов и обратно пропорционально утверждению законности в обществе. Не так ли?

Чего стоит ожидать от наших судей и чиновников? Что они перестанут брать взятки под страхом пожизненного заключения? Отнюдь! Просто теперь - мотивируя свои действия повышенной степенью риска - они станут брать намного больше денег за решение того или иного вопроса. А учитывая, что в нашей стране существует 38 структур, осуществляющих контрольные функции (то есть, от их решения зависит судьба рядового бизнесмена), а также несметное количество инстанций и институтов власти, в которых решаются важные вопросы, можно предположить: новый закон о борьбе с коррупцией - это завуалированный мессидж депутатов чиновникам. Почти по Бухарину: «Обогащайтесь!».

Тем более что в нашей стране (по официальным данным, по Украине кризис ударил заметнее, чем по другим странам) существует огромное количество чиновников, владеющих не только дорогими автомобилями и яхтами, но и самолетами. Попытка правительства привести использование чартерных рейсов в соответствие с законодательными нормами привела к тому, что десятки частных самолетов были просто отогнаны в Вену. В день финального матча за кубок УЕФА наши высокопоставленные чиновники пытались добраться до Вены, чтобы оттуда своими самолетами лететь в Турцию! Какова официальная зарплата наших чиновников - например, заместителя председателя СБУ? И за какие деньги эти чиновники могут позволить себе самолеты? И будет ли на них распространяться действие закона? Ведь уже само наличие самолета может для чиновника тянуть на несколько пожизненных заключений.

Бег по кругу

В Украине уже не впервые пытаются бороться с коррупцией. Сколько было принято законов? Сколько указов президента? Некоторые указы повторяли предыдущие вплоть до запятой. То есть у нас попросту отсутствует механизм контроля принятых нормативных документов? Так кто даст гарантию, что принятый закон попросту не будет игнорироваться?

И, скорее всего, так оно и будет. Невозможно циркуляром приказать считать зиму летом. Нельзя указом отменить дождь. Нельзя законом остановить коррупцию. Борьба с коррупцией - это длительный процесс. Особенно в странах, где коррупция стала элементом повседневной жизни, нормой, модус вивенди. Здесь необходимы долгосрочные программы.

Так что и нынешний закон - при всех благих намерениях авторов - скорее всего, приведет к новому витку коррупции в стане. Ведь благими намерениями выстелена дорога известно куда...

Печать
Читайте в разделе
Топ тема
Выбор читателей