Виктор Янукович: «С Тимошенко мы встречаемся постоянно. Но есть много разногласий, и пока я не вижу возможности их преодолеть»

Печать
Виктор Янукович: «С Тимошенко мы встречаемся постоянно. Но есть много разногласий, и пока я не вижу возможности их преодолеть»
Фото: УНИАН

Лидер Партии регионов Виктор Янукович окончательно нацелился на президентские выборы, решив не размениваться на «мелочи» вроде конституционной реформы, которая бы в очередной раз перекроила полномочия президента, правительства и парламента, или создания широкой парламентской коалиции ПРиБЮТ. То есть он теоретически допускает подобные сценарии, но не верит, что они возможны практически.

Парламент не смог принять антикризисные законопроекты, которые подавало правительство Тимошенко. Они в частности были необходимы для получения второго транша кредита МВФ. И Кабмину пришлось вводить необходимые нормы через свои распоряжения. В результате правительство победило: МВФ решил дать Украине денег…

Это ответственность действующей власти – правительства, президента и коалиции в парламенте. Они взяли на себя ответственность за состояние дел в стране, они решили действовать таким образом, и если это удовлетворяет Международный валютный фонд – что ж, они попытались. Нет возражений! Но за последствия они будут отвечать. Последствия – это потери бюджета, потери в экономике, ухудшение жизни людей и так далее. Так случится, если они будут выполнять условия, выдвинутые МВФ. Безусловно, мы никогда не поддержали бы в парламенте эти законы, влияющие сегодня на повышение налогов для среднего и малого бизнеса, на повышение цен на газ. Ведь это, в свою очередь, означает, что будут расти цены и на товары народного потребления, на тарифы в жилищно-коммунальном хозяйстве.

Если бы Виктор Янукович сейчас возглавлял правительство, он не пытался бы в кризисный период получить кредиты, средства, в которых нуждается экономика? Ведь сегодня их можно получить только у Всемирного банка и Международного валютного фонда.

Есть разные пути. Надо думать, как привлечь те средства, которые сегодня украинцы держат, как говорят, в чулках. А для этого надо вернуть доверие людей к банковской системе. Никто не пытается этого делать. Наоборот. Скажите, в какой стране мира есть сейчас запрет на снятие депозитных средств? Такого нет. Надо искать сначала ресурсы внутри страны, а затем за ее пределами. А если за пределами искать, то нужно смотреть – на каких условиях. Мы не против сотрудничества с Международным валютным фондом. Мы против того, чтобы на таких условиях брать кредиты.

В апреле правительство договорилось с НБУ о помощи семи банкам, которые получат государственные средства. Как к этому вы относитесь?

Я отношусь к этому положительно, потому что сейчас удержать банковскую систему от краха крайне необходимо. Я за системный подход к реализации антикризисных мер. Должен быть план. В каждой стране существует такой план. Вот как у наших соседей. Мы недавно проводили с россиянами совместную конференцию по поводу того, как преодолеть кризис – в Украине и в России. Мы делились мнениями и высказывали свои точки зрения. Мы пришли к выводу, что надо создавать единое экономическое пространство, надо вернуться к тому вопросу, который мы начинали еще в 2003 году.

Думаете, сегодня это актуально?

Безусловно, сегодня это как никогда актуально. Если, например, даже Квасьневский, сторонник прозападной политики, приезжает в Украину и говорит, что Украине нужно думать, как строить отношения и с Россией, и с Европейским Союзом; и что одновекторность в таких условиях, безусловно, пойдет только во вред стране... У нас есть много информации о том, каким образом наши соседи сегодня ищут пути преодоления кризиса в своих странах. И Украина сейчас в худшем состоянии среди стран СНГ. А почему? Одна из главных причин – власть не открывала гражданам правду и старалась следовать своим лживым принципам. Говорили, что кризис обойдет страну, что мы его остановим, мы его не впустим в Украину. Мы это слышали с телевизионных экранов, из официальных выступлений. И мы не готовились встретить этот кризис, потеряли время. Но сейчас надо сказать правду – если время потеряно, необходимо мобилизовать все возможности, которые есть внутри страны. В том числе интеллектуальный потенциал. Надо системно отработать антикризисную программу, под нее надо бюджет – как необходимый в таких условиях финансовый инструмент.

Вы упомянули антикризисную программу. В середине мая правительство вновь собирается подавать ее в парламент. Партия регионов ее поддержит, если правительство внесет ваши предложения?

Я вам скажу так: мы, безусловно, хотели помочь стране, правительству, гражданам. И наши требования вручили всем, кто занимается этой антикризисной программой, – для включения в нее. Мы не просим – мы требуем. Но мы слабо верим в то, что ныне действующий состав правительства способен реализовать хоть какую-то программу. Это команда, которая уже полтора года работает, но не смогла показать результата. Причины две. Первая – там нет команды единомышленников. Вторая – у них нет поддержки в парламенте. Сначала было 227 (народных депутатов – «Левый берег») – была коалиция. Сейчас там 214. То есть – нет большинства.

Одна из проблем – отсутствие поддержки в парламенте. Вы готовы помочь правительству, если оно учтет ваши предложения по антикризисной программе?

Помочь – значит взять на себя ответственность, понимаете? Мы ответственные люди. Мы дали наши предложения – пожалуйста, отрабатывайте программу, а как вы ее реализуете – это ваша ответственность. Вашего правительства и того большинства в парламенте, которое поддержит программу. Принимайте – мы не будем мешать.

Но сами не готовы поддерживать ее?

Что значит поддерживать? Поддерживать – это прийти во власть. Если они поднимут руки и скажут, что не могут работать в таких условиях...

Итак, принцип Партии регионов: «Мы готовы поддержать правительственную программу, если будут приняты наши предложения». Но если вы сможете выполнять эту программу, значит вы войдете в правительство?

Нет. Мы готовы взять на себя ответственность при единственном условии – если правительство будет полностью переформатировано и Партия регионов составит его костяк.

Блок Тимошенко согласится на это, как вы думаете?

Что означает – согласится или не согласится? Мы показали путь, по которому надо идти. Надо менять парламент, менять правительство, президента – независимо от того, согласен кто-то или нет. Украинский народ должен выразить свою точку зрения в отношении тех или иных политиков и политических сил. На этом надо заканчивать разговоры. Надо действовать.

То есть техническая коалиция накануне этих выборов ничего не решит?

Она ничего не решит. Чем скорее будет заменена власть, тем скорее нам удастся преодолеть кризис.

Но если парламентских выборов не будет, а будут лишь президентские – пока речь идет только о них – удастся ли полностью сменить власть в стране?

Мы же хорошо понимаем, что после президентских выборов ни один президент не сможет работать с таким парламентом, где нет коалиции, которая несла бы ответственность за действия правительства.

Вы говорите как будущий президент?

Я говорю как человек, который много своего времени посвятил этой работе.

Просто президенту придется найти основания, чтобы распустить правительство. Думаете, они будут?

Оснований более чем достаточно. Нет коалиции в парламенте и правительство не работает эффективно. Вот и все основания. Не надо далеко ходить.

Если же этот парламент после президентских выборов сможет назначить новое правительство – тогда не будет оснований его распускать?

Теоретически все возможно. Теоретически можно и сейчас создать новую коалицию. Но, опять же, на каких условиях?

То есть вы все же оставляете возможность создания сейчас новой коалиции?

Это не я – это говорят эксперты. Я читаю – сейчас все что угодно пишут.

Эксперты ориентируются на то, что говорите вы.

Я читаю законы. Могу сказать – теоретически это возможно. При условии, что будет понимание, которого нет.

Между Тимошенко и Януковичем?

Безусловно. Дело не во мне лично – дело в том, на каких условиях и что мы будем исповедовать. Если то, что исповедует нынешняя власть, – это не наш путь. Мы за то, чтобы реально оценить ситуацию, в которой сейчас оказалась Украина. Чтобы они признали – и президент, и премьер-министр, и коалиция, которая создана в парламенте и не несет никакой ответственности за работу правительства, – чтобы они сказали правду украинскому народу. Чтобы они не говорили, что у нас все хорошо и мы кризис почти преодолели, что вновь начался рост экономики. Это же чистая ложь, как была ложь и до этого. Это тот же сценарий. И это уже всем надоело. Но мы понимаем, что часы работают, и с каждым днем мы все ближе к официальным выборам.

Вы говорите, что не хватает взаимопонимания. А чтобы оно было, вы встречаетесь с Тимошенко?

Мы встречаемся постоянно. Но есть много разногласий, и пока я не вижу возможности их преодолеть. И дело не во мне лично. Я, например, говорю: «Признайте свои ошибки и скажите людям правду о том, что произошло за это время, в каком состоянии сейчас экономика».

И что вам на это отвечает Тимошенко?

Дискуссии, которые у нас иногда проходят, убедили меня в том, что надежды практически нет. Я не хочу делать никаких официальных заявлений, потому что мы не принимали никаких официальных решений. Я не хочу наших переговорщиков выставлять с плохой стороны, а себя – с хорошей. Не может быть двух правд. Правда одна, и мы ее должны признать: сейчас в стране очень сложная ситуация. Есть объективные вопросы – это внутренний финансовый кризис, и есть субъективные – это наши внутренние вопросы. Вот если мы скажем правду и нам удастся преодолеть некоторые внутренние разногласия, если мы возьмем за основу такие принципы – безусловно, это возможно. Но пока этого не удалось сделать.

В сентябре 2008 года Партия регионов и Блок Тимошенко предприняли попытку согласовать новый проект Конституции. Эти попытки полностью прекратились? В 2009-м, накануне президентских выборов, когда не известно, кто станет президентом и возможно изменить правила игры в государстве, думаете, это уже неактуально?

Нет, я хочу сказать, что по некоторым вопросам мы нашли взаимопонимание. Но существующие между нами сейчас разногласия не дают возможности двигаться дальше вперед.

Чем отличаются позиции ПР и БЮТ кроме необходимости сказать правду об экономической ситуации?

Я думаю, что в Верховной Раде будет создана специальная конституционная комиссия и там будут прозрачно высказаны точки зрения всех сторон, в том числе и Партии регионов. Мы никогда не изменим свои взгляды, свою программу и свои жизненные принципы. Поэтому обязательно надо решать вопрос реформы местного самоуправления, о которой мы все время говорим, – чтобы не чиновники из Киева назначали местных руководителей, чтобы их выбирали люди. Надо делать децентрализацию власти, давать побольше полномочий в регионы. Этот вопрос актуален именно сейчас, потому что если бы у регионов было больше ресурсов, они бы более эффективно ими пользовались. Тогда бы мы не так ощущали этот кризис.

Следующий вопрос – это судебная реформа. Мы знаем, что сложившаяся в судебной системе ситуация не дает ни одному человеку возможности почувствовать себя защищенным ли уверенным. Система разбалансирована. И дело тут не в судьях, а в том, что надо менять подходы к судебной системе, надо проводить реформу. Она не только назрела, а уже перезрела. И много других вопросов – это тема отдельной большой дискуссии или отдельной конференции.

То есть вы думаете, что конституционная реформа до президентских выборов 25 октября 2009 года не актуальна?

Я считаю, что теоретически она возможна. Практически – я мало в это верю.

Четыре года прошло с президентской кампании 2004-го, пошел уже пятый год – какое у вас сегодня отношение к Тимошенко, к Ющенко? Что изменилось?

Никакого зла у меня к ним нет. Я, как и большая часть нашего общества, удивлен тем, что они сделали за эти четыре с половиной года со страной. Попытки искать какие-то совместные пути сотрудничества были тщетными. Я бы сказал так – они увидели, что мы способны работать значительно эффективнее, чем они, и в 2007 году по инициативе Тимошенко президент распустил парламент, где было большинство, который эффективно работал, и эти выборы были средством борьбы с оппонентами. Скорее всего, со мной лично. Зачем это было делать? Ради политической борьбы нарушить стабильность в стране. Я считаю, что это слишком высокая цена, которую платит сейчас весь украинский народ.

И напоследок. Кое-кто из экспертов говорит, что президентская кампания-2009 будет, возможно, еще грязнее, чем в 2004 году. Что вы делаете, чтобы так не случилось?

Я, например, никогда не использовал грязные технологии, я никогда лично не оскорблял своих оппонентов. Это мой принцип, принцип моих коллег и единомышленников. 

Источник: Святослав Цеголко
Печать
Читайте в разделе
Топ тема
Выбор читателей