ГлавнаяМир

«Кто, если не Путин»

Кремлевские глашатаи говорят, что кроме Путина в России говорить не с кем. Но так ли это? Именно этот вопрос будет являться важным для Украины в последующие годы. Ведь Россия как соседняя квартира: деть её некуда, в ней могут поменяться только жильцы. И ответ на вопрос «кто, если не Путин» может дать возможность понять, как будут развиваться события в украинско-российском вооружённом конфликте.

Один из главных оппонентов Путина - Алексей Навальный. Ближайший его соратник Владимир Ашурков рассказал LB.ua о том, «есть ли жизнь после Путина» и почему нынешняя власть так боится Навального; каковы настоящие настроения в российском обществе, а также, что команда Навального предлагает россиянам. И конечно же — как они видят решение конфликта с Украиной.

Фото: rufabula.com

Мифы о Путине, насаждаемые в последние 12 лет, настолько проросли в общественном сознании россиян, что стало казаться – кроме него никого уже и не осталось: не с кем подписывать соглашения, договариваться, решать государственные вопросы, вести переговоры. Даже ругаться и то – можно только с ним. Он один может ответить на любой вопрос, принять решение и дать команду на выполнение тех или иных действий. Во многом это так. При сегодняшнем, очень высоком уровне авторитаризма в России, все решения по функционированию государства принимаются только в одном кабинете. Путин мнит себя гением и считает, что любое его решение – единственно правильное.

Однако Путин точно знает, что нарушил закон и присвоил себе власть, отсюда и все попытки убедить общество, что это было необходимостью, иначе произошло бы много неприятностей: рухнула бы Россия, развалилась бы Федерация, началась бы гражданская война и закончилась бы еда. Так и появилась пропагандистская идея «Кто, если не Путин?». А основные усилия пропаганды направились на уничижение альтернативных идей и политиков.

Кремлевские глашатаи говорят, что кроме Путина говорить не с кем. Но так ли это? Даже последние «выборы», несмотря на их результат, показали некоторых реальных людей с реальными программами. Им удалось пробиться через фильтры пропагандисткой машины и показать, что вопрос – «Если не Путин, то кто?» имеет много ответов.

Фото: EPA/UPG

Именно этот вопрос будет являться важным для Украины в последующие годы. Ведь Россия как соседняя квартира: деть её некуда, в ней могут поменяться только жильцы. И ответ на вопрос «кто, если не Путин» может дать возможность понять, в какую сторону будут развиваться события в украинско-российском вооружённом конфликте.

Путин недоговороспособен. В мировой политике он превратился в изгоя и неизбежно станет таковым и в политике внутренней. Неизвестно также, сколько сохранится «вертикаль власти», созданная Путиным.

А вот что дальше: с кем говорить и с кого требовать? Кто может прийти на смену нынешнему режиму - старые-то кадры ведь уже должны готовиться к отъезду на суд в Гаагу. Кто является альтернативой Путину? Какие идеи сейчас появляются в России? Кто и как будет их реализовывать?

Попробуем присмотреться к будущей смене и послушать их программу.

Кто они?

Наиболее яркие сейчас на виду и на слуху у всех – Навальный, Ходорковский, Яшин, Касьянов. Про них мы уже знаем практически всё. В процессе последних выборов стали появляться и новые лица – Нечаев, Мальцев, Ляскин, Шлосберг, Баронова и целый ряд других. Со временем некоторые из них могут уйти в тень, а кто-то станет решать существующие проблемы. Так что это и есть один из ответов на вопрос – «Если не Путин, то кто?».

Наиболее известный кандидат — борец с коррупцией Алексей Навальный. Все видят его работу и борьбу, кажется, что мы знаем о нем все. Но что за команда за ним стоит? Кто они - молодые и успешные люди, поверившие в него и, оставив спокойную жизнь, ввязались в борьбу против существующего режима в России, не вылезающего из войн и кризисов.

Алексей Навальный в зале суда
Фото: ridus.ru
Алексей Навальный в зале суда

Один из ключевых людей в команде Навального - Владимир Ашурков. Успешный менеджер, получивший хорошее образование, работавший в одной из крупнейших финансово-промышленных групп России и занимавший там высокий пост. Но он принял решение уйти в политику.

Далее предлагаем интервью Ашуркова LB.ua, в котором поговорили с ним о том, почему нынешняя власть так боится Навального и «есть ли жизнь после Путина», каковы настоящие настроения в российском обществе в связи с последними событиями, а также команда Навального предлагает россиянам. И конечно же — как видится решение конфликта с Украиной.

Владимир Ашурков — закончил Московский физико-технический институт и Уортонскую школу бизнеса Пенсильванского университета.

С 1997 по 1999 год — заместитель директора департамента инвестиционно-банковских услуг в компании «Ренессанс Капитал»

С 1999 по 2001 год — финансовый директор Морского порта Санкт-Петербурга

В 2001—2003 годах — президент Национальной контейнерной компании

С 2003 по 2005 год — генеральный директор компании TransCare (консалтинг в области логистики и транспорта)

С 2005 по 2006 год — вице-президент по стратегическому планированию группы «Промышленные инвесторы», объединяющей транспортные и машиностроительные компании

С сентября 2006 года по февраль 2012 год — директор по управлению и контролю активами консорциума «Альфа-Групп»

Владимир Ашурков
Фото: Facebook/Владимир Ашурков
Владимир Ашурков

Успешный менеджер. Богат, карьера идёт в гору, без пяти минут олигарх, работающий в одной из самых крупных и влиятельных ФПГ России на самых верхних этажах. И вдруг политика...

Меня многое не устраивало в том, в какую сторону развивалось российское государство к концу 2000-х годов. Коррупция, излишнее огосударствление экономики, наступление на политические свободы. Мне кажется, активному человеку, если его что-то не устраивает в жизни, естественно предпринимать усилия, чтобы что-то поменять. Но не было точки приложения сил – существующие партии меня не очень привлекали, а создавать что-то свое было несовместимо с интересной работой в Альфа-Групп, которой я дорожил. А тут на общественном горизонте появляется некто, кто борется за улучшение корпоративного управления в госкомпаниях, за прекращение коррупции и злоупотреблений, это область мне была хорошо знакома.

Начиналось всё как хобби – я стал помогать Навальному в свободное от работы время, используя свой опыт в финансово-инвестиционной сфере. Какие-то идеи были его, какие-то мои. Так началось это увлекательное путешествие, которое привело меня к потере работы в Альфе, а в дальнейшем – и к вынужденной эмиграции. За шесть лет мы прошли длинный путь, были и победы и поражения. Мы делаем вещи, которых в России никто до нас не делал. И будем продолжать.

А что важно в жизни для человека? Мне важно, чтобы, во-первых, было интересно, и во-вторых, чтобы быть в ладах со своими принципами, не наступать на горло собственной песне. К счастью, у меня так все и происходило в жизни, что в бизнес-карьере, что в последующей практике гражданского и политического активиста.

Почему Навальный, а не Путин?

В детстве я читал книги из серии «Пламенные революционеры» и меня завораживали необычные, волевые люди, которые были их персонажами. В своей взрослой жизни, я не видел вокруг себя людей такого калибра, тех, о ком будут писать книги. А вскоре после знакомства с Навальным, я понял, что знаю такого человека.

Ценности Путина – контроль, мачизм, «цель оправдывает средства», отсюда ложь, отсюда воровство. Ценности Навального – справедливость, правда, честность, творчество. Понятно же, что стоит выбрать.

Алексей Навальный и Владимир Ашурков
Фото: izvestia.ru
Алексей Навальный и Владимир Ашурков

Когда я думаю, как я отношусь к Алексею сейчас, на языке вертится слово странное в наш циничный век слово «преданность». Я вижу много ошибок в том, что он делает, в стратегии, в тактике, в неосторожных репликах. Мы с ним часто спорим. Но мы же съели не один пуд соли вместе и мне повезло в его лице увидеть человека нравственно красивого. Это редко же встречается и когда встречаешься с таким, то начинаешь это очень ценить. И, наверное, это главнее, чем программы и заявления. А над ошибками мы, конечно, работаем. В бизнесе, если ты делаешь 40% ошибок, а 60% правильных решений, то ты будешь сверх-успешен. Как-то так, наверное, и в политике. Мне кажется тем, чего мы добились с нуля, в условиях репрессий, можно гордиться.

В чём феномен Навального? Почему его так боится Путин?

В голову другого человека сложно залезть и посмотреть, чего он боится и почему. Поэтому, я отвечу на другой вопрос – в чем я вижу причины того, что Алексей Навальный и люди, которые объединились вокруг него, стали за несколько лет самым эффективным центром оппозиции путинскому режиму. Помимо личных качеств Алексея, харизмы, политического чутья, моральной стойкости, это та стратегия, которую мы выбрали. Она состоит из нескольких частей.

Первое, это строительство команды. Я думаю, из тех политических сил, которые действуют на демократическом фланге, мы единственные, у кого есть линейка ярких людей, которые реально являются лидерами. Наша команда выросла с трех юристов в 2010 году до около 30 человек, которые работают сегодня в Фонде борьбы с коррупцией.

Второе, это то, что мы всегда пытались строить коалиции и консолидировать те силы, которые являются оппозиционными по отношению к авторитарной власти. Оргкомитет протестных действий, Координационный совет оппозиции, демократическая коалиция. Строительство альянсов – дело неблагодарное, но мы всегда стремимся к сотрудничеству.

Третье, мы занимаемся самыми разными видами деятельности, не только политикой. Это антикоррупционные расследования, это медийная деятельность (наши видеоролики набирают миллионы просмотров на YouTube), когда это возможно, как на мэрских выборах в Москве в 2013 году, участие в выборах.

Фото: EPA/UPG

Последнее, может быть, самое главное – моральный авторитет. Несмотря на беспрецедентное давление на нас со стороны властей – брат Алексея, Олег, сидит в тюрьме по сфабрикованному делу, меня выдавили из России, у Волкова год длилось абсурдное дело о порче микрофона журналиста «Лайфньюз», в нашем офисе и на квартирах наших сотрудников нередко проходят обыски - мы продолжаем делать то, что делаем.

Вот наш рецепт.

Вы знакомы с людьми, входящими в первые строчки списка «Форбс» в России, чиновниками из окружения Путина, в Лондоне так или иначе с ними пересекаетесь и, наверное, много разговариваете при встрече. Каковы у них настроения, что они думают о сложившейся ситуации, собираются ли они что-либо предпринимать?

Текущее состояние дел в России мало кого устраивает из людей, занимающихся бизнесом, а в их число, понятное дело, входят и чиновники. Международные рынки капитала закрыты, государственное регулирование избыточно, силовики царят.

А тут еще государство, которому никто не доверяет, вводит так называемый «закон о контролируемых компаниях», которые требует прозрачности перед налоговыми органами по всем операциям аффилированных иностранных компаний. В результате большинство списка Форбс старается проводить в России не больше 6 месяцев, чтобы не быть налоговым резидентом, и не подпадать под этот закон. Не добавляют оптимизма посадки и уголовные дела против крупных бизнесменов – Евтушенкова, Каменщика, Ольховика. Такая ситуация нестабильна и неустойчива.

Делать что-то в политическом смысле практически никто не собирается, а если собирается, то не будут об этом трепать языком. Полагаю, что люди ждут, когда уровень нестабильности вырастет, и устойчивость режима будет серьезно нарушена. Это будет интересное время, мы увидим много новых лиц, которые устремятся в политику, как только это станет более-менее безопасно. Это неизбежно произойдет, но сроки предсказывать – штука неблагодарная.

Дело против Владимира Евтушенкова рассыпалось, но повезет не всем
Фото: www.gazeta.ru
Дело против Владимира Евтушенкова рассыпалось, но повезет не всем

С Вашей точки зрения ­– существует ли сегодня возможность быстрого изменения режима в России вообще? При каких условиях это может произойти?

Изменения не только возможны, они неизбежны. Слишком централизованная власть, лишенная всякой обратной связи с обществом, кроме закрытых соцопросов, не сможет парировать вызовы и угрозы, которые нарастают. Нет для этого каких-то особенных условий, власть и логика развития событий сделают всё сами. Есть люди, которые любят рассуждать о сроках и сценариях того, как это произойдет, но я не из их числа.

Мне кажется, более важным готовиться к тому, что будет, когда это случится, например, создавать видение той России, к которой мы хотим прийти в итоге. Например, не так давно мы, вместе с Навальным и Волковым опубликовали обширный список ответов на вопросы о том, как мы видим необходимые в России преобразования.

Как может выглядеть Россия после ухода Путина?

Начнем с того, что любой лидер после Путина, даже назначенный и поддержанный им преемник, будет более слабым, чем он. Все-таки, Путин – архитектор и гарант той системы политической и экономической коррупции, на которой построена современная российская власть. У любого нового президента не будет такого авторитета во властной вертикали. И поэтому он должен будет учитывать, в отличие от Путина, множество различных интересов, его популярность не будет обеспечена автоматически. Так что любая смена наверху, безусловно, приведет к либерализации и в политике, и в экономике.

Митинг оппозиции в Санкт-Петербурге, 25 февраля 2012.
Фото: EPA/UPG
Митинг оппозиции в Санкт-Петербурге, 25 февраля 2012.

Когда мы говорим о скорости перемен, Украина дает нам наглядный пример того, что, с большой вероятностью, будет происходить и в России после начала перемен в политике. Казалось бы, фальсификаций на выборах нет, средства массовой информации относительно свободны, нет засилья служб безопасности, в парламент пришло много демократически ориентированных людей. Но реформы, борьба с коррупцией идут медленно, гораздо медленнее, чем все ожидали этого в 2014 году. Часто в этом винят конкретных политиков и чиновников. И, разумеется, надо их безжалостно критиковать за разочаровывающие результаты. Но, скорее всего, такая низкая скорость изменений – следствие объективных, фундаментальных факторов.

Наследие авторитарного, олигархического правления будет преодолеваться долго. Почему мы думаем, что в России будет по-другому? Нет смысла опускать руки из-за этого, просто надо строить долгосрочную стратегию, готовиться к долгой игре.

Кого Вы видите будущим президентом России - каким требованиям он должен удовлетворять? А может парламентская форма правления должна быть в России?

Тот человек, который будет выбран на демократических выборах и будет наилучшим, легитимным президентом. Наша политическая группа будет бороться за то, чтобы у Алексея Навального была возможность участвовать в президентских выборах. В том числе, в 2018 году. Я полагаю, что на конкурентных выборах у него были бы хорошие шансы.

У парламентской республики много преимуществ, но такого рода перемены в политической системе должны быть поддержаны большинством населения, по итогам широкой общественной дискуссии. Такие решения не должны навязываться обществу политиками. Наверное, когда-то время для такой дискуссии придет.

Но и в рамках президентской модели разделение властей и общественный контроль за властью могут быть реализованы. Для этого нужны сокращение полномочий президента, снижение порога прохождения в парламент для политических партий, переход к прямым выборам Совета Федерации.

Митинг оппозиции в Москве
Фото: EPA/UPG
Митинг оппозиции в Москве

На какую позицию претендуете в российской политике после смены режима в России?

У меня нет каких-то особенных ожиданий. Заниматься интересным делом в команде людей, которых я уважаю и люблю – вот главная мотивация. Человеку естественно искать такую точку приложения сил, в которой его усилия по преобразованию мира (включая себя как часть мира) к лучшему будут давать максимальный эффект. Шесть лет назад эти поиски привели меня к сотрудничеству с Навальным в антикоррупционных расследованиях. Думаю, у того, что мы делаем – большой потенциал. Наступит новая, более либеральная политическая ситуация – найдем новую точку, где приложить силы для максимального эффекта. Сейчас, из той ситуации где мы находимся, нелепо говорить о чем-то более конкретном, делить посты и портфели.

О чем свидетельствуют выборы в Госдуму?

От этих выборов мало кто ждал каких-либо неожиданностей с точки зрения прохождения в Думу оппозиционных кандидатов. Что было удивительно, несмотря на риторику о «более честных выборах», поскольку якобы у партии власти и так всё хорошо с поддержкой, были использованы масштабные фальсификации, в том числе, самого отвратительного свойства – «рисование» поддельных протоколов на участках. Значит, поддержка власти, на самом деле, невысокая. Это значит, что после первых же честных выборах, с возможностью участия популярных кандидатов, у которых сейчас нет такой возможности, в частности, Алексея Навального и нашей Партии Прогресса, с доступом на федеральные СМИ, Дума будет радикально иной.

Признание избранной российской Госдумы нелегитимной украинским парламентом, довольно естественно. Россия аннексировала украинскую территорию, ведет необъявленную войну на востоке Украины, такое решение можно понять. Но полагаю, что каких-то серьезных внешнеполитических последствий у него не будет.

Партия прогресса Алексея Навального будет добиваться допуска к выборам
Фото: vedomosti.ru
Партия прогресса Алексея Навального будет добиваться допуска к выборам

Украина. Как решать проблему отношений с Киевом? Какой вашей команде видится этот вопрос?

Прежде всего, надо признать следующее: действия российских властей привели к тому, что в Украине погибли тысячи людей, более миллиона человек были вынуждены покинуть обжитые места. Если бы политика России была разумной, если бы она велась в интересах российского народа, этого бы не произошло. И хотя моей вины в том, что случилось нет, я считаю необходимым от себя сказать украинскому народу: «Простите». У меня нет сомнений, что придет время, когда во главе российского государства будут стоять люди, которые смогут сказать эти же слова публично.

Для настоящих интересов России выгодно, чтобы Украина стала сильным, процветающим, демократическим, независимым государством. Наличие такого соседа будет положительно влиять на общественную атмосферу в России. Когда в России власть будет избрана демократическим путем, я уверен, что она будет строить свои отношения с Украиной исходя из этого.

Сейчас невозможно предсказать в какие именно политические решения это выльется. Я надеюсь, что отношения между нашими странами, а, главное, народами будут нормализованы. К сожалению, это займет определённое время.

Фото: www.facebook.com/svideteli.pokrashenia

Что делать сегодня и когда всё начнёт меняться?

На данный момент демократические силы слишком слабы, чтобы быть двигателем изменений. Годы зачистки политического поля сделали свое дело, так что сложно представить, что те партии и те лидеры, которые сейчас действуют на демократическом фланге, станут основной движущей силой перемен. В то же время существующая авторитарная политическая система нестабильна и я уверен, что она не сможет сохраниться в обозримой перспективе.

Я вижу задачу прогрессивных сил в том, чтобы обеспечить себе место за таким виртуальным круглым столом, где, после того, как политическая система будет либерализована, будет решаться, как будет устроено российское государство на следующем этапе. Что это за круглый стол? Это вряд ли будет настоящий реальный стол, за которым будут сидеть какие-то количество человек. Это будет виртуальный стол, виртуальное пространство, где различные силы, которых волнует, что будет с Россией, будут решать, каково будет политическое устройство, как будет управляться Россия в будущем.

Туда, безусловно, будут входить представители текущей политической элиты, потому что вряд ли реалистично ожидать, что какие-то перемены их снесут полностью из политического пространства.

Это, безусловно, будет бизнес-сообщество, которое обладает значительными организационными и финансовыми ресурсами и обладает большой заинтересованностью и мотивацией к тому, чтобы участвовать в определении того, как будет устроена жизнь в обновленной России.

Это будет общественное мнение активного класса. Людей, которые интересуются политикой, людей, которые интересуются общественной жизнью. От того, какое у них будет умонастроение после того, как этот режим на что-то сменится другое, тоже будет многое зависеть.

И я вижу нашу задачу в том, чтобы за этим виртуальным столом у сил, которые выступают за демократию в политике, свободу в экономике, за современные эффективные институты получили максимум мест. Это непросто, но такую стратегию мы пытаемся нащупать своей деятельностью. Должно получиться.

Леонид Власюк Леонид Власюк , ведущий аналитик SC&C
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter