Анатолий Науменко: "Меня расстреливали и сепаратисты, и свои"

Печать

Год назад главным милиционером Луганской области был назначен Анатолий Науменко. Он шесть раз возглавлял различные областные УВД. Отдельные — по нескольку раз. Вспоминает: «Еще когда Кравченко в Херсоне был губернатором, я там же был начальником УВД. Я долго в должности живу... А вы Гену Бахтизина (начальник Станично-Луганского РОВД. - LB.ua) знаете? Замечательный человек. Он работает 100 лет. Столько, сколько я...». На самом деле, Науменко — всего 54 года. Более того, еще в 49 лет он вышел на милицейскую пенсию. В какой-то степени это даже удивительно, но уроженец Стаханова Науменко, «луганский» до мозга костей, написал рапорт об увольнении с приходом к власти Януковича.

Возвращение Науменко в ряды милиции тоже связано с опальным президентом. Точнее, с теми волнениями, которые захлестнули Восток после его бегства из страны. Науменко во второй раз возглавил луганскую милицию, когда в областном центре уже полыхало. Это случилось поздним вечером 30-го апреля. Через несколько недель, когда очередная попытка штурма здания УВД увенчается успехом, он просто не вернется в город из служебной поездки.

Сейчас «офис» Науменко находится в Северодонецке в здании расформированного отдела по борьбе с организованной преступностью. В наследство от предшественника остались икона и портрет Шевченко под ней. Изображение президента добавил уже новый хозяин. Подвесные деревянные потолки, как ни странно, гармонируют с мешками с песком, которыми заставлены окна. За отодвигающимся зеркалом скрывается «личная зона» - душевая с небольшой комнатушкой, в которой навалены подушки и одеяло. Железные ставни не закрыты. Хозяин поясняет: «Чтобы свежий воздух заходил. А из гранатомета ничего не прилетит. Территория вокруг хорошо охраняется».

Науменко — высокий массивный мужчина. Проблемы с лишним весом признаёт, но переводит в шутку: «Должность — нервная. Кушаешь — и полнеешь, кушаешь — и полнеешь. А в молодости я спортом активно занимался — мастер спорта по классической борьбе. И даже сейчас при своём весе в 130 кг стану на «мостик». Правда, не со спины, а с головы».

Фото: Пресс-служба УВД в Луганской области

Науменко выступил соавтором книги об экс-главе МВД СССР Николае Щёлокове. И даже открыл дом-музей своему земляку, которого, к слову, не считает махровым взяточником. Добавляет: «Кстати, я же об уголовном розыске пишу рассказы. Где-то 15 у меня уже есть. У меня и газета своя была на «гражданке». А сейчас думаю книгу издать. Но надо добавить еще рассказов 15. А вот время сейчас такое, что герои для рассказов найдутся».

Генерал-лейтенант, хоть и говорит о себе «я же тоже журналист», но на вопросы с подтекстом отвечает скупо. И не потому, что попал в ситуацию, при которой «вопросы здесь задавал не он» - просто знает очень много. Это вообще такая общая милицейская черта — отовсюду ждать подвоха. А тем более в разговоре с «коллегой-журналистом».

Даже о наболевшей теме — взаимоотношениях с вооруженными людьми, которые или являются, или считают себя бойцами батальона «Айдар», Науменко рассказывает, будто нехотя. Впрочем, когда генерал в беседе с нами в надцатый раз услышал набивший оскомину позывной «Рубеж», он всё же дал волю эмоциям.

Зато на интернет-прозвище "Толя-железяка" (полученному якобы за крышевание фирм, занимающихся металлоломом) он реагирует улыбкой. Более того, перехватывает инициативу и сам комментирует другой слух: "Вы же, наверное, читали, что я бордель открыл в женской колонии? А вы в курсе, что в Херсоне не было никакой женской колонии?".

Впрочем, говорили не о слухах, а о реалиях. Начали же беседу с вопроса, как так получилось, что в массовом сознании Науменко, назначенный на должность Киевом, стал "народным начальником милиции".

С момента вашего назначения прошло уже больше года, а вы никак не можете избавиться от ярлыка «народный милиционер». И все-таки — вас сепаратисты «выбрали» или Киев назначил?

Я назначен приказом министра. Все остальное от лукавого. Меня представлял первый замминистра Евдокимов. Это было 30-го апреля ночью. Что там кричали в толпе 29-го апреля, когда была попытка штурма УВД,  я не знаю. Я же в это время еще в Киеве был.

Ветераны МВД, с которыми приходилось общаться, говорили, что весной 2014 года конфликт на Востоке можно было пресечь, надавив на местных уголовных авторитетов. Дескать, те свойственными только им методами взяли бы в оборот и лидеров сепаратистского движения, и "менеджеров" рангом пониже.

Заблуждение. Люди просто не знают, каковы были масштабы происходящего здесь. Я знал Болотова, я знал Карякина (работал с его отцом) — ими, и давно, управляли извне. Они участвовали во всяческих патриотических военных играх. А помогали этому господа Ефремов, Килинкаров и другие. И Ефремов звонил мне в июне месяце пожаловаться, что его дом в Луганске ограбили. А второй вопрос от него был: «А что вы обо мне распускаете слухи?». А я ему отвечаю: «Александр Сергеевич, я сказал, что вы — отец этой «революции». А революция поедает не только своих детей, но и своих отцов». «Политическая элита» Луганщины, конечно же, подпитывала все эти процессы. И когда я пришел в мае месяце, в головах людей полыхало так, что...

Фото: EPA/UPG

Кое-кто считал ваше назначение компромиссом между Киевом и местными кукловодами сепаратистского движения.

Барон Мюнхгаузен вёл войну с Англией — только Англия об этом ничего не знала. Вы получили ответ? Мне о том, что я «компромиссная фигура», точно никто не говорил.

Бывший босс Юрий Луценко не приложил руку к вашему назначению?

Вы думаете, это такое «суперовое» назначение? Я согласился по нескольким причинам. Там — моя родина, я же из Стаханова. И у меня там, за проукраинскую позицию, убили двух друзей. И один из них похоронен не по-человечески, просто лежит в какой-то яме. И я знаю тех людей, которые там взяли оружие. Для них политика — это что-то такое далёкое. Им что Африка, что Америка — лишь бы что-то забрать у людей.

Послушайте, я в шестой раз назначен начальником УВД. Больше опыта, чем у меня, нет ни у кого. Я это говорю не стесняясь.

Но если кто-то считает меня «компромиссной фигурой», разубеждать не стану.

И вы же знаете, что меня пытались расстрелять, когда я пошел в администрацию к Болотову?  Я пошел сам, без оружия. Сейчас бы, конечно, не пошел. Болотов говорит: «Пиши рапорт. Мы тебя не хотим». Это было уже на третий день после моего назначения. Я отвечаю: «Валера, кто ты такой вообще?»... Я тогда не до конца понимал, что это за люди. А они уже были с оружием и уже расползлись по всей области. Тогда нужно было принимать политическое решение и выработать позицию: люди это или террористы. Уже потом они стали ко мне ходить, мы встречались с боевиками, договаривались о чем-то. Но я тогда еще не понимал, откуда идут процессы. Казалось, что это какая-то временная фаза и всё должно само собою успокоиться. Потом уже понял, что с ними разговаривать бесполезно. И когда 18-го мая я был в Сватово, а 500 дедушек и бабушек под руководством Андреева захватили в Луганске УВД, стало понятно, что возвращаться туда смысла нет... 

Back in USSR: вот в эту надпись каждый день упираются взглядом сотрудники Северодонецкого горотдела и УВД области, выходя из здания
Фото: Евгений Швец
Back in USSR: вот в эту надпись каждый день упираются взглядом сотрудники Северодонецкого горотдела и УВД области, выходя из здания

Понимаете, эта территория развивалась сама по себе. А у нас есть хоть один фильм масштаба «Огнём и мечом»? Или, может, мы сняли фильм о гетьмане Калнышевском? Да и экономика здесь была слабенькая.

Я ехал к вам вместе с жительницей Алчевска. Она говорит, что в таких городах, как Стаханов, люди, в первую очередь, восстали из-за бедственного положения.

По Стаханову сейчас ходят люди-зомби. После двух часов никого не увидишь на улице. А «товарищи эти» ловят всех, тащат куда-то. Они считают, что вокруг одни наводчики и корректировщики.

***

В беседе с нашим сайтом офицер «Айдара» Игорь Радченко — он же «Роман Романыч», он же «Рубеж» - рассказывал, что 11 дней провел в подвале по приказу экс-комбата батальона Сергея Мельничука.

А я вам скажу, что Радченко и Мельничук — это одного поля ягоды. Игорь первично работал с Мельничуком, потом они поссорились, потом — и вовсе друг друга захватывать стали. Пусть они сами разбираются, кто из них лучше.

Странно все же другое: по словам Радченко, «мельничуковцы» привозили его в УВД — побитого и в наручниках — а милиция ничего не сделала, чтобы его освободить...

Я вам расскажу, как всё было. Радченко с пятью людьми зашел в горотдел милиции к моему заместителю Пасечнику и начал предъявлять претензии в мой адрес. Пасечник слушал всё это, а потом говорит: «Слушай, у тебя претензии к Науменко? Вот к нему и иди». Меня, правда, не было, но Радченко ушел. А у нас параллельно допрашивали людей из группы «Барона» - тоже известная личность, мой однофамилец. И как раз группировка «Барона» и захватила Радченко и увезла к себе на базу — в Счастье. После этого едут они к Радченко домой, грабят — забирают вещи, ценности. По этому факту, как и по факту захвата горотдела возбуждены уголовные дела.

А какой горотдел и кто захватывал?

Севродонецкий — Радченко. Да-да, Радченко со своими людьми захватывал. Все эти дела расследует военная прокуратура. Я думаю, они поставят в этом точку.

А по батальону «Айдар» у нас уже относительный порядок. Около 50-ти человек арестовано, в том числе за убийства, грабежи, разбои. Нам известно о 150-ти преступлениях, которые они совершили.

И все-таки: Радченко был на территории УВД — уже побитый и в наручниках?

Радченко сюда не привозили. Когда он вышел из горотдела, который он же и пытался захватить, люди «Барона» его схватили.

Он настаивает, что примерно через сутки «мельничуковцы» привезли его обратно в УВД — с целью передать милиции. Та отказалась его принимать, в итоге он еще 10 суток провел в плену на дачах в Счастье.

Игорь Радченко — хитрый и умный. И запомните: он намного умнее Мельничука. У него все в порядке с «извилинами». Он всегда был адвокатом специфической когорты людей. А следствие рассудит. Потому что по нему тоже есть определенные вопросы. По «Рубежу» - точка.

Фото: Евгений Швец

Генерал Москаль в апреле обнародовал информацию, что некие «айдаровцы» захватили хлебопекарню в селе Петровка Станично-Луганского района: за «коммуналку» в итоге не платили, выручку присваивали. Послушайте, это же не за один день всё произошло, а было растянуто во времени. А куда смотрела милиция?

Вы в зоне АТО сколько раз были? Чтобы вы понимали: каждое задержание бойца «Айдара» - это вооруженное столкновение. Задержали мы раз «айдаровцев» с двумя похищенными машинами. Через какое-то время подъехали 150 человек — с пулемётами... По «группе Радченко» была схожая ситуация. Здесь интересные вещи происходят. Милицию учили бороться с бандитами. Нам понабилось время. Но сегодня мы и оружие применяем, и задерживаем военнослужащих. Впрочем, доставлять радость противоположной стороне междоусобицей со стрельбой очень не хочется. Но всем преступлениям будет дана должная оценка.

«Группировка Рубежа» - это серьёзно?

Знаете, есть те, кто воюют, а есть такие, которые сделали один выстрел, а потом очень много рассказывают по телевизору... Мы на днях задерживали людей «Рубежа», которые волокли водку на ту сторону. Его самого, правда, на месте не было. Впрочем, как правило, так и случается.

Вы сказали: волокли водку на «ту сторону». Говорят, скоро к нам хлынет «палёнка» уже оттуда.

На данный момент грузы идут только «туда». Оттуда вообще ничего не гоняют. Но скажите мне другое: понятие «линия розмежування» - тождественно понятию «державный кордон»? Ответ — нет. Там — тоже Украина. Второй вопрос: у меня есть какие-то правовые рычаги, чтобы остановить машину, которая везет туда, например, колбасу? Есть приказ командующего АТО, который запрещает такие перевозки. Я его обязан выполнять. Но у меня и так уже есть иск по испортившейся колбасе. Сейчас лето начнется — что я буду делать с мороженым, с конфетами? Мы груз заворачиваем, передаем фискалам, а они открещиваются.

Поэтому мы просим Кабмин урегулировать этот вопрос. Но для начала нужно концептуально определиться: а как мы живем с той стороной? Понятно, что не должно ввозиться то, что затем может быть использовано против нас. Но на сегодня 100 фирм подали заявку на провоз грузов и ни одна не получила «добро». Я не знаю, почему так. Нужно сделать в Северодонецке разрешительный центр, который будет принимать заявки, рассматривать их и давать разрешения.

Генерал-губернатор Москаль заворачивает обратно очередную партию пива, предназначенную для оккупированных территорий
Фото: moskal.in.ua
Генерал-губернатор Москаль заворачивает обратно очередную партию пива, предназначенную для оккупированных территорий

И второй аспект — введение строгой ответственности за проезд через линию разграничения без разрешительной документации. Случилось так — безвозмездное изъятие товара. А так мы задержали груз, привезли на штрафплощадку, а больше ничего сделать и не можем. А я по 100 человек на эти операции отвлекаю... Кстати, тот же «Айдар» товары лодками через Донец возит. То машины с пивом у них отбираем, то с водкой. И вообще, этот вопрос нужно решать на политическом уровне.

А в Желтом «айдаровцы» ничего паромом не переправляют?

За паром ничего не знаю, а вот лодками в Желтом товары возят.

У нас какая проблема: здесь идёт война, а мы работаем по «гражданским» законам. Не можем ни задержать, ни арестовать никого. «Спасибо» Пшонке и Портнову, которые протолкнули новый УПК. Да, всё равно задерживаем, но с такими проволочками... Губернатор Москаль еще в бытность нардепом разработал закон о превентивном задержании. И такой же закон уже был — в 1993-94 годах. Что он предусматривает: задержание человека происходит с представления первого лица ведомства — начальника УВД либо СБУ, и с санкцией прокурора. Вот вам ситуация: на блокпосту задержан человек, который везёт камуфляж, тепловизор, дальнометр, сухой спирт и прочее. По существу — диверсант. Но процессуальных оснований для задержания — нет.  Вот если бы его задержали в момент совершения преступления — на 24 часа можно было бы. И законопроект о превентивном задержании уже зарегистрирован депутатом Гарбузом. Но уже несколько месяцев «болтается» в Раде. А нам как работать?

Другая проблема — получить санкцию на некоторые технические мероприятия. Чтобы снять информацию с каналов связи, нужно получить кучу санкций и 20 секретарей в суде будут знать об этом. Зато нас «слушают» без всякой санкции — на «той стороне» стоит система «Купол», которая покрывает большое расстояние.

Это же наступление на свободы граждан...

Кричать о «наступлении на свободы граждан» будет тот, кто в этом котле не варился. А здесь, кстати, свободы граждан больше всего защищает и соблюдает милиция — задерживая «Айдар», который нарушает закон, или я — когда занимаюсь воспитанием отдельных личностей в батальоне «Торнадо»...

Фото: Евгений Швец

Помните случай, когда в начале ноября в Северодонецке были похищены трое мужчин, а через несколько дней их нашли замученными в Старобельске?

Это мы раскрыли это дело. И это преступление на руках людей «Рубежа». Ряд людей по этому делу арестованы. А у самого Игоря есть возможность выскальзывать по некоторым ситуациям. Он же — юрист, адвокат, вёрткий...

И еще: возможно, кто-то (я не говорю, что это был именно Радченко) решил, что это мой зам Пасечник причастен к похищению «Рубежа» людьми «Барона». Так вот, на Пасечника, уже когда Радченко отпустили, было совершено покушение — его машину пытались расстрелять из гранатомётов. Мы задержали этих людей.

Они дали признательные показания на организатора или заказчика?

Мы работаем в этом направлении. Кое-что уже есть.

Так вы говорите, что «Рубежа» никто не привозил в УВД на следующий день после похищения?

Игорь врёт, Игорь всё врёт! Это уж еще тот! Вы его расспросите, как он защищал двух милиционеров, которые вывезли динамит. Мы их задержали, а он выступил их адвокатом. Начальник участковых инспекторов и инспектор Рубежанского райотдела в ящиках из-под мыла везли динамит — продавать сепаратистам. Мы их водворили в ИВС, а он их защищал.

Вам же с Мельничуком тоже приходилось общаться?

Миллион раз. Первое впечатление — нормальный вменяемый человек. А потом Сергея Петровича понесло... У нас очень много конфликтов было. Он же на меня кляузу написал — что я агент ФСБ. И на генерала Воронченко, который сейчас кадрами ведает в Минобороны, тоже. Приезжал следователь из СБУ, извинялся, но — поступил же запрос от народного депутата...

Фото: Евгений Швец

***

Вы были начальником УВД Днепропетровской области. Какие воспоминания остались об Игоре Коломойском?

О Коломойском? А что я могу о нём рассказать?

Может, на чай приходил или приглашал.

Ко мне точно не приходил — мы не общались.

А с Филатовым общались?

Приходилось. Я скажу, что в Днепропетровске я был независимым. Слава богу, никто мной, кроме министра, не командовал.

А Корбан не пытался вами командовать?

Нет.

Это правда, что его боится пол-Днепропетровска?

Я так не думаю. Кстати, когда началась война, Днепропетровская ОГА оказывала нам помощь. Привозили продукты питания. В том числе и Корбан. Я думаю, что вы их сильно демонизируете.

И напишите, что я Гену не боялся... У меня там была сильная команда. Мы много преступлений раскрыли. Каких? Это мне придется до завтра рассказывать.

Убийство Брагинского тоже раскрыли?

Нет. Город большой, много центров влияния... Там осталось нераскрытым и убийство начальника УБОП Шевченко.

Говорят, что вы можете пойти на повышение.

В Министерстве я уже работал — возглавлял Департамент по борьбе с незаконным оборотом наркотиков.

Но замминистра еще не были.

А у меня и нет таких амбиций.

А снова возглавить УВД Днепропетровской области амбиции есть?

Тоже не особо хочу. За мной в Луганск пришла команда. Эти люди мне поверили. И бросить их... Я уже в том возрасте и звании, когда могу говорить правду.

(уловив мой взгляд, брошенный в сторону наручных часов)

Часы у меня хорошие, я в бизнесе работал с 2010 по 2014 год. Хотя часы эти и не самые дорогие — около $6 тысяч. У меня официальная зарплата была $10 тыс. в месяц.

Справедливая зарплата в стране, где пенсионер получает 1000 гривен?

Ну как справедливая... Я работал в крупном бизнесе, был директором направления. И меня никто не увольнял. Я ушел сам, когда начались боевые действия на Востоке.

К слову, а вот три моих телефона: служебный, для связи с руководством и с дежурным.

Фото: Евгений Швец

Начальника Старобельского РОВД, к которому у местных патриотов были вопросы по линии сепаратизма в том числе, вы перетянули в УВД — на повышение.

Он на понижение пошел. И к нему не было вопросов «по линии сепаратизма» - к нему были вопросы по линии лени. Работает сейчас заместителем начальника отдела автохозяйства. Уволить за лень? Тут каждый человек, который готов поддерживать территориальную целостность страны, является ценностью.

И когда меня спрашивают, боюсь ли я потерять должность, отвечаю: «Тут страшнее остаться, чем уйти». У меня, по большому счету, всё есть, а сейчас у меня не только сепаратисты во врагах...

Ну, «Рубеж»...

Да причём тут «Рубеж»...

Мельничук? А где Мельничук — там Каськив, а где Каськив — там Левочкин...

Я не знаю, где там Каськив и Левочкин, но меня уже три раза расстреливали. И не сепаратисты...

Так значит, вернуться в Днепр не хотите?

Да никуда я не хочу. Но от звания очередного не откажусь. Я же был самым молодым генерал-майором. И от орденов я не отказываюсь. Один уже получил из рук президента.

Не в обиду, но наши генералы в своей форме «при полном параде» похожи на африканских царьков, которые с головы до пят увешивают себя медалями и прочими знаками отличия.

Для кого-то звездочка — пустой звук, а кто-то из великих военачальников сказал: солдату дай медаль — он пойдет на смерть. Это вопрос ценностей.

Я могу признать, что я — амбициозный, могу даже признать, что в чем-то авторитарный; могу признать, что многим создаю проблемы. Но я действую в рамках закона, отстаиваю целостность Украины и этим горжусь. А не говорят о том, кто ничего не делает. У меня есть своё мнение, и я буду его высказывать на любом уровне.

Это даже немного странно, что вы в 2010-м году, при «родной донецкой власти», вышли на милицейскую пенсию.

Мне сказали: ты не нужен — пиши рапорт. А разницы тут нет — "донецкий" ты или "луганский". Есть бандит, а есть небандит. Я — против бандитов. Вот в чём вопрос.

Вас по уголовному делу против Ефремова в качестве свидетеля не вызывали? Вы же его давно знаете.

У меня же с ним общих дел не было. Но я так скажу: Александр Сергеевич — это человек, от которого ушли все замы. Все замы плохие? Это человек, который жил для себя и только для себя. Я всех их знаю — Ефремова, Тихонова, Пристюка. Встретил последнего в Киеве как-то, говорю: «Володя, а ты еще разве не сидишь?». 

К слову, к закону о люстрации. Живой пример: мой ученик Саша Кузнецов в Крыму был замначальника УВД. И когда ему предложили остаться там, он перевёлся в Запорожье. А потом его люстрировали... Я говорил с Егором Соболевым на эту тему. Ну, давайте вообще всех люстрируем вплоть до начальников отделов! Должна быть персональная ответственность — что ты делал, что говорил, а не всех подряд...

Если Украина вдруг потеряет Лисичанско-Северодонецкую агломерацию, вам оставаться в аграрной области уже не будет никакого резона.

Броня крепка и танки наши быстры. У меня здесь только милицейских — 20 батальонов. Военные подтянули технику. Уже не та ситуация, что была в июне, в июле. Я думаю, всё будет хорошо.

Фото: Пресс-служба УВД в Луганской области

Тэги: контрабанда, сепаратисты, Геннадий Корбан, Луганская область, батальон "Айдар", Сергей Мельничук, Науменко Анатолий
Печать
Читайте в разделе
  • В ожидании Яна Гуса, или два лица одной независимости В период постреволюционного синдрома ожидания реформатора от природы, разочарование – одно из главных ощущений человека, вовлеченного в свою судьбу в стране. Украинский человек – не исключение.
  • Честь війська ціною асфальту Пам’ятаєте дні, коли ми врятували Україну від диктатора пожертвувавши бруківкою в центрі Києва і Домом Профспілок? Завтра є можливість подякувати бійцям за те, що вони зберегли нашу країну. Хай навіть і ціною київського асфальту.
  • Верховна Рада як музей Вожді таємної коаліції клялися, що бодай на урочисте засідання до 25-річчя Незалежності народ побачить своїх обранців. Але не склалося: вони здебільшого «працюють» у «закордонних округах».
Выбор читателей