Все публикацииПолитика

Сергей Борозенцев: "Донбасс для оппозиционных партий - это «остаточный» регион"

Еще семь-восемь месяцев назад юрист Сергей Борозенцев был «2 в 1», ведь на Донбассе главе городской ячейки «Батькивщины» адвокат мог понадобиться в любой момент. Сейчас он продолжает «закрывать две ставки», но дышится ему, несомненно, полегче. При этом устои в общественно-политической жизни края таковы, что Борозенцев обречен оставаться воплощением тезиса Ивана Франко о «вечном революционере». И о вечном оппозиционере — тоже. 

Собеседник LB.ua не верит, что «дух сепаратизма» выветрится из голов краматорчан в скором времени. Говорят ли его слова о напрасности жертв, причем о напрасности жертв с обеих сторон? На самом деле, их можно воспринимать и как побуждение к действию, чтобы не пролилась новая кровь, а уже пролитая действительно не оказалась напрасной.

Борозенцев рассказывает о кланах, которые правят Краматорском, о неповоротливости оппозиционных партий, которые работают в регионе по остаточному принципу, и о твёрдом желании общественности покончить с Лениным.

Евгений ШвецЕвгений Швец, журналист

Фото: Евгений Швец

Сепаратизм, который, безусловно, был в головах людей, выветрился или трансформировался в нечто новое?

Трансформировался. Хотя в головах некоторых личностей всё осталось без изменений. К великому сожалению, то, что вкладывалось в мозги, души и сердца людей десятилетиями, одна война не в состоянии изменить. И я понятия не имею, когда случится вот то «выветривание», о котором вы спрашиваете.

А в случае с теми, у кого «трансформировалось» - а во что трансформировалось?

Сепаратизм, в основном, выступает в двух ипостасях – молчаливое «одобрямс» и активное действие. Самые активные просто съехали. Потому что для них сепаратизм выражался не только в возможности прийти на площадь и покричать: «Путин, приди!». А если говорить об основной массе населения на примере нашего города, то они даже сегодня готовы трансформировать свои воззрения в некий результат.

Например, на внеочередных выборах в Раду?

Безусловно. Это попытка на легитимном уровне продлить мысль, что государство Украина – это не есть естественно, что исторически здесь сложился некий русско-славянский конгломерат. Это и есть их идеология. Она, казалось бы, еще не выражена окончательно, но подспудно она формировалась годами.

Часть из них – представители «совка», испытывающие ностальгию по СССР, который всю жизнь «собирал славянские народы». Это понятный, но неприемлемый в сегодняшних реалиях «месседж». Я говорю подобным людям: «Государство Украина – это данность, независимо от ваших желаний. И если вы против этого, да еще и в активной форме, то тем самым вы работаете против себя и своего потомства. Потому что любое разъединение по идеологическим вопросам – это отсутствие единения в построении «государства для людей», это не дает сплотиться ради действительно важных вещей».

"Пусть у них не хватает «души», но они не дураки"

У меня сложилось впечатление, что краматорским чиновникам высшего звена каким-то образом удалось избежать сращивания с сепаратистами. По крайней мере, публично.

Это именно так. Наше руководство было завязано не на городе, а на кланах. Представьте себе, что 20 лет в Краматорске любая городская власть строилась по принципам лояльности и служения кланам. На протяжении последних десяти лет любые ключевые должности обсуждались в треугольнике «Скударь-Близнюк-Пшонка».

А дети последних двух не стали вмешиваться в этот процесс со временем?

Так ведь они и так носители ценностей своих отцов. И все понимали: если мы что-то обсуждаем с Артемом Пшонкой или с Сергеем Близнюком – это входит в концепцию папы.

Вот почему оголтелого сепаратизма со стороны городского руководства нельзя было и ожидать. Пусть у них не хватает «души», но они взрослые люди и прекрасно понимали – за ДНР ничего нет. Позади ДНР – пустота.

Но ведь Пшонка-то был заинтересован в дестабилизации.

После бегства из страны он утратил авторитет и влияние. У него здесь остались только определенные экономические интересы, которые теперь нужно еще и защищать. Не давить своими интересами других, как раньше, а защищать. Потому что появилось много желающих использовать падение «фишки Виктор Пшонка».

Фото: 4ubuk.blogspot.se

А какая у него собственность в городе?

Так или иначе, его интересы присутствуют в СКМЗ (к слову, там же есть интересы и Близнюка), в Краматорском заводе энергетического машиностроения (у бывших акционеров, скорее всего, есть вопросы к нынешним владельцам), в двух предприятиях по золотообработке. Они же «душили» всех наших мелких ювелиров.

Так вот – но Скударь (президент крупнейшего завода города НКМЗ. - LB.ua) и Близнюк все равно остались. Это неглупые люди, и они понимали, что никакого будущего у «Ды-Ны-Ры» нет и не будет. Повторюсь, отсутствие в городе махрового сепаратизма вызвано и тем, что владельцы заводов, в частности, на примере Крыма поняли – переход под юрисдикцию ДНР приведет к потерям нероссийских рынков сбыта. А тот же НКМЗ торгует и с Европой, и с Азией. Мало того, он получает автоматику от «Сименс». И завтра немцы могли бы сказать: ребят, извините.

Я часто говорю: для политики, для общественной жизни самые страшные люди – это умные негодяи. Люди, которые наплюют на всё, и будут действовать так, как им выгодно. Так вот ДНР им была невыгодна. В конечном итоге, она бы их «сожрала». А кого ей ещё «жрать»? Они же видели, с чего те начали – с «отжатия» мелкого бизнеса. А завтра кому-то понравится «Бентли» Ефимова (гендиректор завода ЭМСС. - LB.ua) или «Мерседес» Скударя. А кто остановит человека с автоматом?

Фото: EPA/UPG

"ДНР в Краматорске стала возможна из-за наплевательского, барского отношения к городу со стороны отдельных лиц"

Вам же удалось вырваться из лап сепаратистов после задержания, причем достаточно быстро, в отличие от Подушкина.

Может быть, это не скромно, но большую роль сыграло то, какой я человек, что я из себя есть. Ни для кого не секрет, что утром у меня в кабинете мог сидеть бандит, а вечером – его жертва. Просто потому, что это – моя работа. Когда меня выпускали, то военный комендант Ким сказал: «Борозенцев, что ты за человек – депутаты звонят, из местной «ДНР» звонят, знакомые звонят. Все говорят, что ты нормальный человек, а эти утверждают, что ты – центр идеологического сопротивления». На что я ему ответил: «Посмотрите в мой мобильный: там половина звонков от людей, которые хотят получить консультацию по вопросам получения пенсий, по вопросам беженства».

Когда местные «регионалы» попытались назначить украинофоба Ивана Полупана фактически и.о. мэра города – что это было?

Это то, из-за чего в городе и стала возможна ДНР - абсолютно наплевательское, барское отношение к городу со стороны отдельных лиц. Они прекрасно понимали, что Полупан будет церемониальной фигурой. А «играть роли» будут всё те же - панковы, скудари, румянцевы. Мы делаем деление: есть НКМЗ, а есть город. И как раз в этот момент «город» слегка растерялся. И НКМЗ решил взять на себя основную роль городского управленца. А Иван Полупан – это то лицо, которое дало согласие на это и взяло на себя смелость и наглость думать, что сможет таким образом закрепить собственные амбиции. Хотя он должен был просто ставить подписи.

Попытка избрать Полупана – это «плевок в душу» украинской громаде?

Не думаю. Если бы это было первично, как самоцель – они бы «дожали», наплевав на всё. Там был не такой уж и большой выбор кандидатур. Хотя Полупан - это действительно то лицо, которое не имеет никакого отношения к украинскому патриотизму.

Фото: Евгений Швец

Более того, я знаю, что Георгий Маркович Скударь был очень недоволен тем, что не дали назначить Полупана. Потому что кандидатура была согласована с ним, и он знал обо всём. И Панков-старший (соратник Скударя. - LB.ua) знал, и Панков-младший, и Румянцев (два последних — вице-меры. - LB.ua). Они ведь это обсуждали накануне. А неожиданностью для них было то, как активно повела себя общественность во время сессии. Он понимали, что мы будем кричать, возмущаться, но что у нас будет такая стройная и обоснованная позиция…

Так что, нынешняя секретарь горсовета Воробьёва – тоже фигура «исключительно церемониальная»?

А вот тут, я думаю, они не совсем угадали. Потому что Катерина Александровна – это все-таки не Ваня Полупан. Это человек, который, как минимум, прожил насыщенную, деятельную жизнь. И она прекрасно понимает, что для нее эта должность – как «дембельский аккорд».

При этом город сегодня загнан в тупик экономического кризиса. Мелкий бизнес – побежал, средний бизнес – в стадии консервации и выживания, а крупный бизнес – НКМЗ, ЭМСС, частично КЗТС – так или иначе потерял набранный ход, потому что, в большинстве своём, «завязан» на Россию. Но они еще ничего не потеряли, потому что их некем там заменить. Пока. Это россказни господина Путина, что они за месяц всё перестроят. Они за месяц не перенаправят потоки красной рыбы, не говоря уже о производстве высокотехнологичных металлургических изделий, которые делает та же ЭМСС. Но угроза этого, конечно же, существует.

"Донбасс для политикума партийного и государственного — это остаточный регион"

Местные выборы рано или поздно состоятся, но еще раньше пройдут досрочные выборы в Верховную Раду.

Местных в ближайшее время точно не будет… Проблема в том, что Партия регионов и её менеджеры – это абсолютно непатриоты Украины, это абсолютно непатриоты своего города. Они – патриоты своих собственных интересов. То, что здесь произошло, это же не за один день сложилось. Наши местные власти не просто потакали, а сами участвовали во всей антиукраинской вакханалии ноября-февраля. Но это активная фаза. А я помню и ноябрь 2004 года, когда начался Майдан. И я помню, как господин Скударь собирал на площади Ленина антимайдановский митинг и как из уст Георгия Марковича и рядом стоящих городских руководителей неслось: «Не дадим пройти «оранжевой чуме!». А в риторике 2014 года – это уже «коричневая чума», фашизм. 

И вот эта активнейшая антиукраинская, антипатриотичная политика последнего десятилетия от Партии регионов и ее апологетов в нашем городе – скударей, рогановых, близнюков и прочих – и привела к тому, что люди вышли на площадь с красно-бело-синими флагами. Исключительно поэтому. Не было здесь никакой специальной пророссийской пропаганды, потому что народ у нас более «продвинутый» что ли.

Апрель. Блокирование местными жителями украинских десантников под Краматорском
Фото: EPA/UPG
Апрель. Блокирование местными жителями украинских десантников под Краматорском

И поэтому вопрос: сколько этот «продвинутый народ» отдаст Партии регионов на выборах в Раду?

А я встречный вопрос задам: «А кто такие "регионалы"?». Думаете, Партия регионов выступит в своём прежнем виде? Сегодня Тигипко — отдельно, собственно ПР — отдельно, «вышедшие и отделившиеся» — отдельно. В нашем городе правильно ставить вопрос так: сколько наберет сила, которая будет позиционироваться со скударями, близнюками и т. д.? Я думаю, не меньше, чем 40%. Это по партийным спискам.

К сожалению, оппозиционные силы в городе Краматорске да и на Донбассе не имеют базы — идеологической, материальной, людской. Потому что местная и центральная власть делали всё, чтобы эту базу выбить из-под ног: «душился» бизнес, «душили» и запугивали самих людей, которых доводили до состояния «а зачем тебе это вообще надо?». О чем говорить, если ко мне приходили люди и просили исключить из партии, поскольку они устраивались работать на НКМЗ. Понимаете?!

Вы здесь, на месте, прочувствовали те изменения в работе партии, которые инициировала Юлия Тимошенко? Или, как обычно, внимание к «нерейтинговому» Донбассу — по остаточному принципу?

Когда я говорил об отсутствии базы, то частично имел в виду и то, что, как это ни парадоксально, (и об этом я говорил напрямую и на партийных совещаниях, и писал письменно в центральные органы нашей партии), но Донбасс для политикума партийного и государственного — это остаточный регион. То есть, вы там, господа, что-нибудь и как-нибудь делайте, создавайте картинку всеобщего участия, сколько процентов ни дадите — хорошо, но при этом приглашать вас для действительно партийного сотрудничества или приезжать к вам... Элементарный пример. В стране идет война: за всё это время, еще когда здесь не было боевиков, когда только планировались всевозможные потрясения, кто-нибудь из партийной иерархии создавал ли какие-то (подчёркиваю) партийные мероприятия для поднятия авторитета политсилы? Этого не было ни после 2004-го, ни после... ну, после 2010-го здесь вообще всё рушилось — всё украинское отсюда вытеснялось.

Я еще понимаю февраль-март, когда здесь процветал реваншизм «бело-голубой», но сейчас-то можно что-то делать?

А надо было делать еще тогда! Тогда бы мы не получили эту войну. Где-то, может быть, и случилось бы. Но не в Краматорске. Никогда не занимаясь вплотную Донбассом, они не знали, что делать, они попросту растерялись. И поэтому все наши возгласы: а давайте делать вот это, вот это и вот это, никто не рассматривал. Для того, чтобы знать и делать здесь что-то, нужно делать это постоянно — изо дня в день, из года в год. А этого не было. Поэтому веры и понимания, что здесь можно что-то сделать «сегодня и сейчас», у них не было.

Я абсолютно далёк от мысли, что делается это специально — ни в коем случае. Когда я встречаюсь с нардепами, с партийным руководством, я вижу, что они искренне хотят, чтобы здесь была Украина.

Насколько далеко общественные активисты готовы идти в вопросе демонтажа памятника Ленину?

До конца. Когда в первый раз приезжал кран — это была бутафория и «подстава». Но, повторюсь, патриотически настроенные жители города в этом вопросе пойдут до конца. И я вам говорю — так или иначе, но это вопрос будет решен. По одной простой причине: у нас есть понимание того, что этот идол — это плевок в сторону Украины в целом. Не может он там стоять. Украшайте им заводской свой двор, скверик в парке Ленина, но центральная площадь города Краматорска не должна быть обезображена основоположником антиукраинской политики российской империи нового времени. 

Фото: EPA/UPG

Евгений ШвецЕвгений Швец, журналист