Все публикацииПолитика

Дави на газ

На днях агентство Bloomberg распространило известие о том, что украинский олигарх Дмитрий Фирташ, ожидающий в данный момент решения австрийской фемиды по вопросу экстрадиции в США, готов задействовать свои посреднические возможности для урегулирования кризиса в отношениях официального Киева и Москвы. Таким образом, Фирташ, чья дальнейшая судьба все еще представляется крайне туманной, направил четкий сигнал сразу нескольким адресатам – новой украинской власти, европейским политикам, а также правящим кругам США, при активном содействии которых Фирташ и оказался сначала в австрийской тюрьме, а позже – узником австрийской столицы.

Евгений КурмашовЕвгений Курмашов, директор политических программ Институт Горшенина

Фото: Макс Левин

Главный вопрос, которым сразу задался ряд экспертов и журналистов – было ли это заявление Дмитрия Фирташа экспромтом, или все-таки оно согласовано с рядом представителей российской стороны? Как минимум с теми лицами, которых Фирташ упоминает в своей прямой речи в качестве возможных участников диалога по урегулированию российско-украинского кризиса. В первую очередь речь идет об Аркадии Ротенберге – человеком из ближайшего круга Владимира Путина.

Ответ на этот вопрос сегодня является очень важным, и вряд ли сам узник австрийской столицы даст на него прямой и откровенный ответ. Ведь если это заявление – не более чем информационный маневр, то ценность озвученных предложений в рамках украино-российского конфликта и ситуации на Востоке страны, прямо скажем, не велика. Если же Дмитрий Фирташ сделал свое заявление не только под влиянием сложных обстоятельств, но и по обоюдной договоренности с эмиссарами Владимира Путина, то в данном случае мы все можем быть свидетелями начала очень интересной сюжетной линии.

Одно из исходных событий сюжета – венская встреча Дмитрия Фирташа и Петра Порошенко, которая стала достоянием общественности благодаря изданиям «Украинская Правда» и австрийской «Österreich». Вокруг самой встречи Фирташа и одного из кандидатов в президенты сегодня плодится много слухов. Не в последнюю очередь и потому, что сам Петр Порошенко не дает внятной официальной версии о предмете обсуждения и достигнутых договоренностях, предпочитая настаивать на спонтанности этой короткой встречи. Однако тот факт, что после венских договоренностей Фирташа-Порошенко Виталий Кличко резко отказался от президентских амбиций, пошел в мэры Киева и поддержал самого Порошенко на выборах президента, позволяет говорить о том, что все-таки встреча двух украинских бизнесменов в Вене не была случайной.

С одной стороны, удачный с электоральной и политической точки зрения ситуативный союз между Кличко и Порошенко на президентских выборах – тема, вполне заслуживающая переговоров двух уважаемых людей. С другой стороны – не вполне достаточная, учитывая уровень переговорщиков, президентские перспективы самого Порошенко, а также возможности и уровень влияния Дмитрия Фирташа по обе стороны украино-российской границы. И здесь, за две недели до первого тура президентских выборов, заявление Фирташа для Bloomberg приходится как нельзя кстати.

Фото: EPA/UPG

Дело в том, что выступить в качестве посредника-примирителя между Киевом и Москвой, имея в рукаве лишь козырную карту в лице Аркадия Ротенберга – задача из разряда невыполнимых. Во-первых, «коалиция мира» в путинском окружении, должна быть гораздо шире, чем одно названное лицо, пускай и настолько могущественное и влиятельное, как Ротенберг. Во-вторых, еще одним необходимым условием для эффективной коммуникации с Кремлем при посредническом участии Фирташа должно быть наличие внятного переговорщика со стороны Украины. Таковой имеется. Для Дмитрия Фирташа этот человек – Петр Порошенко. Но переговорщиком для Кремля он может стать только в случае, если займет президентский пост. Именно в этом случае окончательно оформится ситуативный союз Фирташ-Порошенко.

Особенностью этого нового ситуативного союза является то, что друг без друга Фирташ и Порошенко не могут стать субъектами переговоров с Кремлем, равно как друг без друга не смогут воспользоваться плодами российско-украинского примирения, если оно все-таки состоится.

Дмитрий Фирташ стал одним из самых влиятельных украинских бизнесменов именно благодаря умению выстраивать коммуникацию со всеми украинскими президентами – Кучмой, Ющенко, Януковичем, а также благодаря эффективному лоббистскому инструментарию, созданному в Москве. Именно эти два фактора позволяли Фирташу реализовывать такие проекты, как Rosukrenergo, быть одним из самых активных игроков на газовом рынке стран СНГ, год от года увеличивать свое политическое влияние внутри Украины. Судя по цепочке, казалось бы, не связанных между собой событий, сегодня узник австрийской столицы выстраивает привычную для себя формулу, в которой лишь несколько изменены значения. Главное новое значение – это имя нового украинского президента, которым Фирташ видит для себя именно Петра Порошенко.

«Коалиция мира» и ее цели

В Москве также не исключают возможности рано или поздно пойти на снятие напряженности в отношениях с официальным Киевом.С одной стороны главным мотиватором Владимира Путина в отношении Украины продолжает оставаться первый замглавы АП РФ Вячеслав Володин – сторонник жесткой линии поведения в Украине и фактический автор сценария многих событий последних двух месяцев от Крыма до Донбасса. Владимир Путин продолжает доверять своему главному политическому советнику еще и потому, что практически всегда слышит от Вячеслава Володина именно те советы и рекомендации, которые полностью вписываются в его систему координат. Однако, как прогнозировали многие эксперты еще в марте текущего года, рано или поздно в окружении российского президента должна была появиться и некая коалиция мира, которая в противовес Володину станет предлагать иные сценарии выхода из двухстороннего кризиса. И такая группа действительно достаточно быстро появилась. Акции этой группы в Кремле пока котируются ниже, чем акции Вячеслава Володина, однако этой группе уже позволено высказывать свою точку зрения, предлагать альтернативные видения развития ситуации и быть, как минимум, услышанными.

Вячеслав Володин
Фото: Д.Гришкин/www.vedomosti.ru
Вячеслав Володин

В информационном пространстве уже слышны некоторые отголоски деятельности этой группы. Один из самых свежих таких отголосков – сегодняшнее заявление спикера Госдумы РФ Сергея Нарышкина каналу «Россия 24», в котором было сказано буквально следующее: «Мне трудно представить, что такие выборы (выборы в Украине – ред.) могут быть вполне легитимными. Но при этом очевидно, что и непроведение выборов – это еще более печальная ситуация, поэтому из двух зол нужно выбирать меньшее».

С точки зрения нынешней риторики официальных российских властей, это заявление Нарышкина можно назвать даже легкой сенсацией. Однако оно не возникло на ровном месте. Чтобы такие заявления начали наконец-то звучать, рядом высокопоставленных российских чиновников сегодня ведется определенная работа. С одной стороны – по уравновешиванию позиций Вячеслава Володина, с другой – по недопущению скатывания российской экономики в ситуацию глубокого кризиса, за который спросят не Володина, не Иванова и не Рогозина, и даже не США, а как раз представителей нынешней «коалиции мира», которые в большинстве своем занимают высшие должности в правительстве РФ.

По информации ряда независимых друг от друга источников, «коалиция мира» в российской власти сегодня представлена достаточно большим количеством имен, наиболее знаковые из которых – председатель правительства Российской Федерации Дмитрий Медведев, его первый заместитель Игорь Шувалов, председатель правления ОАО «Газпром» Алексей Миллер.

Важно отметить, что когда в данной статье используется термин «коалиция мира», не имеется в виду, что эти российские топ-чиновники вдруг воспылали любовью к Украине и, как завещал покойный Борис Николаевич Ельцин, каждый день просыпаются и засыпают с мыслью о том, что еще хорошего можно для нее сделать. Эта группа людей сегодня вырабатывает сценарии, альтернативные сценариям Вячеслава Володина, и направлены они на более глобальную цель – выход России из сложной внутренней и международной ситуации с минимальными экономическими потерями. И если для выполнения этих целей необходимо признать украинские выборы и прекратить подбрасывать дрова в юго-восточный украинский котел – то в этом сценарии будет место и таким предложениям. Индифферентная позиция Кремля к референдумам в Донецкой и Луганской областях, которая свелась к ряду ритуальных заявлений – из той же серии.

Газ побеждает зло

Как минимум двое из трех предполагаемых тяжеловесов из «коалиции мира» – Дмитрий Медведев и Алексей Миллер – в 2006 году освятили проект под названием RosUkrEnergo с российской стороны. В своем заявлении для Bloomberg Фирташ не лукавил, когда заявлял о своих тесных связях с «Газпромом», но в отличие от имени Аркадия Ротенберга, фамилии Медведева и Миллера оставил за скобками. Вместе с тем, Фирташ сохраняет плотную коммуникацию с неформальным и формальным кураторами «Газпрома» по сегодняшний день. Собственно, этим и могут быть подкреплены его публичные заявления о готовности взять на себя роль посредника в переговорном процессе между Киевом и Москвой.

Фото: EPA/UPG

В чем может заключаться такое посредничество и зачем оно нужно? – также вопрос, требующий дополнительных разъяснений. На поверхности – явное нежелание «Газпрома» и правительства РФ доводить ситуацию с закупкой газа Украиной до Стокгольмского арбитража. Не смотря на публично излучаемую уверенность в своих действиях, для ОАО «Газпром», а значит и для Дмитрия Медведева и Алексея Миллера, сценарий со Стокгольмским арбитражем представляется крайне нежелательным. Также сегодня в «Газпроме» серьезно обеспокоены, что из-за ситуации в Украине Европейский Союз может активизировать деятельность, направленную на снижение зависимости от российского газа. Об этом, в частности, речь идет в ежеквартальном отчете ОАО «Газпром» за I квартал 2014 г.

В отчете указывается, что (далее - цитата): «В случае введения международных экономических санкций в отношении России из-за украинского кризиса, существует вероятность активизации деятельности ряда стран Евросоюза, направленной на снижение зависимости от поставок российского газа и уменьшение доли ОАО «Газпром» на газовом рынке». Также в документе отмечается, что «в связи с кризисом в Украине могут возникнуть риски применения к «Газпрому» со стороны США и Европы санкций финансового и экономического характера, что может несколько затруднить сотрудничество с деловыми партнерами ОАО «Газпром». Безусловно, группа «газовиков» в российской власти прекрасно понимает, чем чреваты подобные перспективы.

Не добавляет оптимизма финансово-экономическому блоку правительства РФ и сигналы, поступающие то из Ирана, то из Саудовской Аравии. На фоне проблем «Газпрома» тревожным прозвучал и звонок от министра нефтяной промышленности Саудовской Аравии Али Аль-Наими, заявившего изданию International Business Times, что Саудовская Аравия готова увеличить поставки нефти на мировые рынки, если сократится экспорт российской нефти в Европу. А так же добавил, что Саудовская Аравия готова увеличивать поставки нефти и снижать цену на нефть на мировых рынках до 100 долл. за баррель.

Однако вернемся в газу. Вопрос газа в принципе – один из первых, который сегодня интересует «коалицию мира», и традиционно интересует Дмитрия Фирташа. А учитывая, что борьба за пост президента в Украине (если отбросить лирику) – это борьба, в том числе, и за право быть участником российско-украинской газовой схемы, то вопрос этот не может не интересовать и Петра Порошенко. Фактически, Дмитрий Фирташ и Петр Порошенко, в случае своего избрания, критически нужны друг другу для создания нового проекта по поставкам газпромовского газа в Украину.

Пока что первым действием, которое засвидетельствовали общий взаимный позитивный настрой, стало устранение проблем с работой фабрик «Roshen» на территории Российской Федерации, а также с доступом продукции на российский рынок. Произошло это по горячим следам венской встречи Фирташа и Порошенко. По некоторым данным, именно тандем Медведев-Шувалов отыграл в этом политическом решении важную роль.

Фото: EPA/UPG

Да, сегодня в информационном пространстве появляется немало новостей, призванных убедить читателя в том, что Roshen продолжает испытывать давление в России. Даже приводятся конкретные примеры – от запрета на поставки продукции в Крым до решения Московского городского суда по признанию законности ареста российских счетов корпорации. Некоторые уважаемые издания даже дают подобным новостям заголовки вроде «Путін vs Порошенко: суд визнав законним арешт російських рахунків «Roshen». Стоит ли говорить, что в рамках президентской кампании подобные информационные вбросы не могут вызывать никаких других эмоций, кроме улыбки. Игра между Порошенко и отдельными представителями российской элиты при активном участии Дмитрия Фирташа вполне может допускать и подобные PR-ходы. Тем более, когда кандидату в президенты выгодно и полезно позиционироваться в качестве главного борца с кремлевской агрессией.

***

Итак, в данный момент последние недостающие пазлы в общей картине – это президентство Петра Порошенко и реальная победа «коалиции мира» в борьбе за внимание Владимира Путина.

Сегодня Порошенко играет сложную и скорее бизнесовую, а не политическую игру. В рамках этой игры Петры Порошенко может сделать то, чего не удалось сделать даже Виктору Януковичу за четыре года своего правления. А именно – добиться пересмотра российско-украинских газовых контрактов 2009 года, создав при помощи Дмитрия Фирташа принципиально иную архитектуру газовых договоренностей.

В свою очередь, именно это может стать ценой постепенной нормализации российско-украинских отношений – вместе с де-юре аннексированным Крымом, де-факто отчужденным Донбассом, тотальным недоверием и багажом взаимных обид, но при худом мире, который всегда лучше хорошей войны.

Евгений КурмашовЕвгений Курмашов, директор политических программ Институт Горшенина