Все публикацииПолитика

Олигархи: амнистия или расстрел?

В последнее время вся чаще приходится слышать о назойливых украинских олигархах, которые «разложили экономику страны», «прибрали к рукам самые лакомые заводы и предприятия» и по сей день «продолжают обирать собственный народ». «Семья», группа Фирташа либо Ахметова, с этими определениями связывают крупный бизнес в Украине.

Николай ВоробьевНиколай Воробьев, Center for Eastern European perspective

Фото: glavcom.ua

Богачи контролируют финансовые потоки и выводят миллиардные суммы из страны на свои оффшорные счета за границей, обзаводятся фешенебельной недвижимостью, паразитируя на народном достоянии бывшего СССР.

Кто же такие эти самые олигархи и как обществу следует к ним относиться: сочувствовать за рискованные сделки в 90-х, искать компромиссы и вместе выходить из системного кризиса либо просто расстреливать без суда и следствия?

Для начала, разберемся с терминологией. В англоязычной «Википедии» имеется даже отдельный термин «украинские олигархи». Читаем внимательно! «Это группа бизнес-олигархов, которые быстро выросли на экономической и политической сцене после того, как Украина стала независимым государством в 1991-м… В основном, это бизнесмены, имеющие прямое влияние на политику и экономику страны… В 90-х олигархи состоялись как успешные предприниматели, которые, начиная фактически с нуля, вскоре разбогатели за счет коррупционных схем и личных связей, в том числе, в правительственных кругах… Возрастающее влияние олигархов связано с процессом приватизации имущества, которое ранее принадлежало государству СССР…».

Аристотель относил олигархию к «неправильному» государственному строю, который соблюдает выгоды состоятельных граждан и при котором власть находится в руках людей богатых и благородного происхождения. Впрочем, сегодня можно спорить по поводу последнего.

Думаю, никто не возьмется оспаривать факт, что в Украине самые лакомые куски в экономике, политике и прочих сферах принадлежат олигархам как отдельному классу. Либо, как минимум, находятся под их пристальным вниманием.

Оправдания

Фото: Макс Левин

Должны ли граждане сочувствовать олигархам? По мнению американского исследователя Андерса Ослунда, обществу следует понять и поддержать представителей крупного капитала. В своей книге «Сравнительная олигархия: Россия, Украина и США» автор приравнивает становление постсоветских олигархов с крупными американскими магнатами XIX века: Рокфеллером и Карнеги.

В чем же заключаются заслуги постсоветских миллиардеров? Дело в том, что после распада СССР в Центральной Европе крупные предприятия долгое время оставались в собственности государства и при этом приносили одни убытки. Даже после их попадания к частным инвесторам, те просто были неспособны справиться с «коммунистическими монстрами». В итоге, практически все большие предприятия были попросту закрыты.

По Ослунду, в РФ и других бывших республиках новые владельцы предприятий «знали, как обращаться и с директорами, и с рабочими. Они сумели отсечь наиболее криминализированную часть компании, сократить число работников, расширить производство и улучшить качество продукции».

Иными словами, без участия олигархов и их благородных намерений, если не возродить, то хотя бы поддержать уровень производства, после распада СССР, в бывших республиках не осталось бы ни единого завода или фабрики. Эдакие, герои нашего времени.

С одной стороны олигархия – это плохо. С другой – такие люди, как Ахметов, сегодня являются гарантами независимости украинского государства— Олег Ляшко

Другие общие черты, которые позволили постсоветским и американским предпринимателям сколотить целые состояния, являются следующие: за счет крупного производства возможность экономить на рабочей силе, большая емкость рынка сбыта, возможность извлекать монопольную ренту. И, наконец, слабость и уязвимость правовой системы.

В позапрошлом веке журналисты популярного тогда в Штатах издания «Фрэзер» отмечали: «В Нью-Йорке есть такой обычай, столь же естественный для этого города, сколь, будем надеяться, и уникальный, отличающий именно его. Идя в суд, ты должен нанять не только адвоката, но и судью». Чем не сегодняшние реалии в Украине?

Именно поэтому, владельцы крупных предприятий и мало заинтересованы в развитии своих детищ, в то же время нацелены на получение максимальных прибылей. Мол, никто не застрахован от давления со стороны государства. В нашем случае – очередного наезда «Семьи» на неугодных олигархов. Поэтому то, они и торопятся выводить миллиардные капиталы на оффшорные счета, а также всячески “оптимизировать” производство на своих предприятиях.

Еще один аргумент в оправдание крупного капитала. Как это не парадоксально, конкуренция олигархов, в том числе и с государством, предотвращает монополию в СМИ. Благодаря чему, в медиа существует хотя бы относительный баланс мнений.

Обвинения

Фото: Макс Левин

Но насколько украинское общество готово мириться с олигархами и есть ли возможность сесть с ними за стол переговоров?

Немного цифр. За 2010-2011 годы украинские банки перечислили в оффшорные зоны и на Кипр около $53,4 млрд., что превышает госбюджет Украины за 2012 год. Больше всех перечислений ($ 32,7 млрд.) было сделано через ПриватБанк (собственники – Игорь Коломойский и Геннадий Боголюбов). На втором месте – ПУМБ Рината Ахметова ($3,25 млрд). На третьем – «Надра» Дмитрия Фирташа ($1,16 млрд.).

Согласно данным неправительственной организации Tax Justice Network, за годы независимости из страны было выведено $167 млрд. Таким образом, Украина занимает девятое место в мире, уступая Аргентине. В первую пятерку по вывозу финсредств входят Китай, Россия, Южная Корея, Бразилия и Кувейт.

А в своем недавнем интервью глава Госналоговой службы Украины Александр Клименко заявил, что использование оффшорных схем ведения бизнеса приводит к потерям приблизительно 100 млрд. гривен из госбюджета. Правда, период, за который составляют столь огромные убытки, чиновник не уточнил.

За этими цифрами кроются не просто зеленые бумажки. Это пенсии и социальные выплаты гражданам, средства на охрану здоровья и профилактику борьбы с туберкулезом, строительство медучреждений и стимулирование предпринимательства в Украине. В результате, на карте оказываются судьбы десятков и сотен тысяч наших соотечественников.

Кроме того, по данным ООН, за чертой бедности в Украине находится почти четверть населения. В 2011 году доля украинцев, которые тратят на продукты питания более 60% семейного бюджета, составила 41,5 %.

Вместе с тем, выходцы из нашей страны занимают седьмое место среди иностранцев по количеству приобретенной недвижимости в Майами (город на побережье Атлантического океана, США). Стоимость самых скромных апартаментов стартует от $ 130-150 тыс.

Смирятся ли простые граждане с такой социальной несправедливостью и непозволительной в наши дни роскошью? Вряд ли. Вместо широкого диалога с олигархами, в обществе скорее доминирует принцип «забрать и поделить». Впрочем, со стороны крупного бизнеса это взаимно.

Амнистия либо расстрел?

Фото: Макс Левин

В условиях мировой экономической нестабильности эксперты предостерегают правительства от многократного перераспределение капитала, которое может полностью подорвать экономическую ситуацию в стране.

С другой стороны, они рекомендуют договориться с представителями крупного бизнеса о «равных правилах игры для всех», а также на государственном уровне закрепить их право на собственность и неприкосновенность бизнеса. Взамен потребовать от олигархов финансовую компенсацию в госбюджет за принесенные убытки либо утраченную прибыль страны.

«Пойдя на столь серьезный компромисс, олигархи продемонстрируют свою добрую волю, а государству, взыскавшему с них значительные средства, будет, что предъявить обществу. Налоговые контрибуции всегда предпочтительнее тотального перераспределения собственности, ибо они наносят куда меньший урон экономике», – подчеркивает в своей работе упомянутый исследователь из США.

Я уверен, что Янукович не сможет сделать так, как Рузвельт в США, когда заставил большой капитал поделиться с народом.— Андрей Ильенко

В результате, подобная амнистия олигархам способно не только сохранить экономическую ситуацию в стране, но также привлечь дополнительные средства в украинскую промышленность, уменьшить сращивание бизнеса с властью, снизить коррупцию.

Подобная схема была реализована после грузинской «революции роз» в 2003 году. После прихода к власти, Саакашвили не стал возбуждать уголовные дела против бывших чиновников и разбогатевших во время Шеварднадзе крупных бизнесменов. Вместе с тем, предложил им выплатить компенсации в государственную казну. В зависимости от занимаемой ранее должности или оборота бизнеса, эта сумма составляла от $ 300 тысяч до 1 миллиона долларов США.

Ющенко стал искать– уже в новом, более выгодном качестве – пути для договоренностей с уже существующими «олигархами» и превращать в «олигархов» собственных соратников. Да, собственно, не он один – Юлия Тимошенко отправилась в Донецк, на переговоры с Ринатом Ахметовым, в разгар Майдана. Никакой народ, никакие лозунги не могли скрыть от новых руководителей страны правды: они хотели жить в олигархическом государстве, но в роли его президентов и премьер-министров.— Виталий Портников

Благодаря этим вливаниям, новому правительству удалось восстановить справедливость в глазах своих избирателей, а также существенно наполнить госбюджет.

Другое дело, в Украине такие торги могут либо надолго затянуться, либо и вовсе не начаться. Во-первых, поскольку цена компромисса с олигархами будет в раза выше. Во-вторых, в отличие от Грузии 2003 года, слишком много влиятельных бизнесменов сегодня представляют украинскую власть. Они-то и будут стоять за свои активы на смерть.

Более радикальный инструмент – реприватизация, принадлежащих олигархам предприятий. В Украине уже проводилась подобная практика. Когда в 2005 году после прихода к власти Ющенко крупное предприятие «Криворожсталь» удалось перепродать новым инвесторам вчетверо дороже, чем за него государству заплатили олигархи. Чем закончилась история – это уже второй вопрос. Но сам факт эффективности такого подхода сложно оспорить.

Очевидно, что сегодня обществу и олигархам нужно искать если не взаимопонимание, то хотя бы худой компромисс. В противном случае, назревает революционная ситуация, когда «верхи не могут, а низы не хотят». С другой стороны, влияние доморощенных олигархов на принятие решений в стране столь велико, что вряд ли они снизойдут до уровня переговоров с «массами», откуда «успешные бизнесмены» когда то сами и вышли.

Николай ВоробьевНиколай Воробьев, Center for Eastern European perspective