​Открытое письмо Народного депутата Украины Владимира Ландика шеф-редактору on-line газеты «Левый берег»

Печать

Уважаемая Ксения Василенко, более известная широкому кругу украинских читателей под творческим псевдонимом Соня Кошкина!

С удивлением узнал, что мое обращение восьмимесячной давности в Генеральную прокуратуру Украины стало причиной для Вашего отъезда заграницу и намерения просить там политического убежища. Вы считаете, что уголовное дело, возбужденное ГПУ по результатам проверки фактов, содержащихся в моем заявлении «повод для расправы с независимым изданием с ежемесячной аудиторией в 2,3 миллиона человек», интернет-сайтом «Левый берег», шеф-редактором которого вы являетесь.

Для того, чтобы читатели этого письма поняли, о чем идет речь и в чем суть моих претензий к Вам и возглавляемому Вами изданию, позволю себе немного хронологии.

То дело, из-за которого Вы, боясь лишения свободы сроком на семь лет, бежали из страны, возникло не на пустом месте. Надеюсь, Вы помните тот день, когда фотокорреспондент интернет- издания Lb.ua, бесцеремонно вторгся в мою личную жизнь и, без моего ведома и согласия, разгласил на всю страну тайну личной переписки. Сегодня Вы заявляете, что будете «защищать себя всеми правовыми методами». Но думали ли Вы о возможных последствиях, идя на заведомо незаконный шаг, подпадающий под действие статьи 163 Уголовного кодекса (нарушение тайны переписки совершенное в отношении государственных или общественных деятелей), которая предусматривает наказание в виде заключения от трех до семи лет? Думаю, что, как профессиональный журналист, Вы знакомы с понятиями журналистской этики и профессиональных стандартов. То, что, как руководитель Вы допустили эту публикацию, более соответствует стилю желтой прессы, нежели серьезного издания, каким, несомненно, является Lb.ua. Или Вы о таких вещах в тот момент не думали? Быть может, Вы отрабатывали чей-то заказ?

Подолгу службы, я получаю десятки жалоб от журналистов районных и областных СМИ, которые в тяжелых и неравных условиях борются за право доносить до своих читателей и зрителей правдивую информацию. При этом, как правило, эти случаи не находятся в поле внимания столичных СМИ, за редким исключением. Вы, Ксения, и часть ваших коллег предпочитаете писать о Президенте, "Межигорье", понимая, что это во стократ безопаснее, да и лучше оплачивается, чем, выполняемая с риском для жизни и свободы журналистов в интересах местных громад, работа по выявлению махинаций с землей, журналистские расследования о тех же "копанках" в Донбассе и многое другое.

Теперь по содержательной части, обнародованной вами, моей переписки. Касалась она ситуации, в которую в то время попал мой сын, Роман, ставший жертвой заказного милицейского и судебного произвола. Высшее милицейское начальство, во главе с тогдашним министром Анатолием Могилевым, делало все, чтобы упрятать моего сына за решетку по сфабрикованному обвинению в нанесении телесных повреждений «луганской порнозвезде». Естественно я, как отец, пытался разобраться в ситуации и сделать все, чтобы спасти сына от расправы. Это естественное побуждение для каждого отца. Так на моем месте поступил бы каждый.

Думали ли Вы о том, какие чувства испытывал в то время я и мой сын Роман, которому по сфабрикованному обвинению «светило» не меньше, чем, как Вы утверждаете, сейчас Вам. И находился он там под двойным прессингом - силовых структур и необъективных СМИ, ставших застрельщиками компании травли, как моего сына, так и меня.

Как только нас не называли в своих статьях и блогах и Вы, Ксения, в том числе, и сотрудник УП Мустафа Найем. Я был и «моральным уродом» и «нелюдем», а имя моего сына и нашу фамилию вы пытались выставить в качестве нарицательной в негативном смысле. Если поднять архивы публикаций Lb.ua и «Украинской правды» за лето прошлого года, можно легко убедиться в том, столько грязи и лжи вылили тогда на меня и мою семью. Поначалу я сомневался, но чем больше информации ко мне поступало из самых разных источников, не осталось никаких сомнений в том, что вся эта кампания против меня и моего сына имела заказной характер. И заказчик сидит в том же кабинете, на который прозрачно намекаете Вы в своем скайп-обращении. Сегодня под этот «каток» попали Вы, а вчера сами же были послушным и исправным винтиком этой «беспредельной» системы, выполняя волю тех, кто пытался и пытается расправиться с неугодным и свободомыслящим депутатом, кто дискредитирует Партию Регионов и подставляет самого Президента, как это правильно констатируете Вы. Только вот вопрос: где же Вы, Ксения, были раньше?

Где Вы были все то время, когда исправно получали заказы на «уничтожение» репутации Ландика, прекрасно зная, что все, что приписывали мне авторы Lb.ua. и других изданий, не имеет никакого отношения к действительности. Что все это ложь - от начала и до конца. Я далек от мысли, что все это вы делали на волонтерских началах. Любой, кто знаком с нравами современных украинских СМИ, в которых процветает «джинса», согласится со мной в моих подозрениях. Впрочем, остается еще одна версия. Что Вы, Ксения, были введены в заблуждение заказчиками и вдохновителями этой грязной пиар-кампании. Что Вас, как и многих других журналистов, использовали «втемную», умело играя на чувстве справедливости и возмущении.

Сегодня уже никто не скрывает, что настоящей целью милицейских провокаций был не Роман, а я - народный депутат Владимир Ландик, ставший поперек дороги коррупционерам, в том числе, и в милицейских погонах, не раз жестко критиковавший правоохранителей за «крышевание» тех же копанок в Луганской области. Не раз рассказывал кто, какие суммы денег и какому милицейскому генералу носит за «крышевание» нелегальных выработок угля. Кроме того, незадолго до всех инцидентов, в интервью одному из каналов, я назвал ГАИ Луганской области организованной преступной группировкой. Звучит громко и нескромно, - скажете вы. Но факты убеждают меня в правильности именно этой версии.

Через неделю вся страна стала свидетелем, устроенной против меня, провокации на дороге, когда инспектор ГАИ Косяков остановил мою машину, не имея на то должных оснований. Сомнения в случайном характере этого инцидента были озвучены непредвзятыми наблюдателями уже тогда. Вспомните поведение некоторых людей в милицейском ведомстве, которые принялись целенаправленно раздувать этот конфликт, делая из инспектора Косякова чуть ли не «героя» и представив его к ведомственной награде. При этом, с подачи милицейской пресс-службы в тех же СМИ была развернута самая настоящая кампания моей травли, изображавшая меня своевольным самодуром, отдавшим приказ избить правоохранителя. Почему тогда ни один из столичных журналистов, которые, словно по команде, принялись тиражировать нелепости и вздор в мой адрес, не воспользовался моим приглашением и не приехал в Луганск, чтобы просмотреть видеозапись того инцидента, от начала до конца.? А ведь я публично говорил о ее наличии. Но тогда никого, в том числе и Вас, Ксения, такие «мелочи», не интересовали. Раз «сверху» поступил заказ «мочить» Ландика, вы его «мочили», не особо раздумывая, о таких категориях, как честь, честность, порядочность и совесть.

Узнав о том злосчастном инциденте в "Баккаре", Вы, как уважающий себя профессионал, должны были первым делом проверить факты, поинтересоваться у знающих людей, что там происходило на самом деле, в конце-концов, узнать точку зрения другой стороны. Увы, в реальности ничего, из перечисленного, сделано не было. Кто-нибудь из журналистов Вашего издания либо Вы сами- приехали в Луганск, поговорили со свидетелями, с моим сыном, со мной? Кто-нибудь удосужился посмотреть видеозапись случившегося, больше месяца лежавшую в интернете? Не ту, смонтированную неизвестно где и неизвестно кем, которая "гуляла" с подачи милиции по социальным сетям, а полную видеозапись камер наблюдения, из которой видно, что мой сын просто не мог нанести Марии Коршуновой никаких телесных повреждений, тем более, тяжких.

Если бы Вы тогда захотели разобраться в ситуации, Вы бы узнали, что троица пьяных девиц, совершенно «случайно» в течение вечера и ночи следовала из одного кафе в другое следом за кампанией, в которой мой сын отмечал рождение ребенка одного из своих друзей. Столь же «случайно» смонтированная видеозапись инцидента попала в интернет и в СМИ, а сам Роман из жертвы нападения нетрезвой девицы превратился в обвиняемого и больше полугода провел в СИЗО.

Вы бы узнали и о том, что до обеда, следующего за инцидентом дня, милиция просто ждала указаний «сверху», и до этого момента Роман проходил как потерпевший. Но в обед всё перевернулось с ног на голову… Вы бы узнали и о том, что первым в милицию обратился сам Роман, так как у него была рассечена графином голова, наложено 12 швов, но по этому заявлению, по сей день, нет никаких результатов. И о том, что свидетелей в суд взяли из соседнего зала ресторана "Баккара", которые не видели произошедшего в принципе, но зато охотно сотрудничали со следствием, а тем, кто всё видел, в милиции непрозрачно намекали, что их показания никого не интересуют.

Вы бы, Ксения, и Мустафа Найем, и другие журналисты, которые обливали грязью моего сына и меня, узнали бы много нового и интересного, если бы тогда руководствовались не пожеланиями заказчика из высокого кабинета, давшего команду "Фас!", а принципами журналистской этики, профессиональными стандартами и всем тем, чему учат начинающих журналистов на семинарах и тренингах по профессиональному мастерству. Но вы предпочли поверить на слово, состряпанной в одном известном и Вам и мне кабинете, версии, невзирая на то, что белые нитки, которыми она была шита, вопиюще торчали наружу.

История с моим сыном имела свою предысторию. Как-то, имея возможность быть на личном приеме у тогдашнего министра внутренних дел Анатолия Могилева, среди прочего я затронул вопросы, связанные с преступной деятельностью высоких чинов милиции в Луганской области. Рассказал министру о вопиющем случае в Беловодском районе на Луганщине, когда сотрудник местного РОВД, имея в собственности поле с коноплей, расстрелял молодых людей, пробравшихся на это поле с целью похитить коноплю. Не просто убил, но закопал трупы в лесу и… отделался лишь отстранением от должности. Причем, не исключаю, что он наверняка уже восстановлен в должности и на службе и продолжает свои прежние «подвиги». Рассказал об убийстве с особой жестокостью работником милиции своей жены в Красном луче, требуя справедливого наказания. Как Вы думаете, Ксения, какова была реакция Анатолия Могилева? «Я своих не сдаю!»- сказал министр и добавил, что если я буду лезть в эти дела, то судьба Гонгадзе покажется мне счастьем. Как оказалось, наша милиция слов на ветер не бросает.

Еще раз повторюсь: сомнения в случайности организованной против меня серии провокаций если и были, то рассеялись под грузом прямых и косвенных доказательств. Последним в их цепи стали, недавно ставшие мне известными, слова луганского губернатора Владимира Пристюка, отреагировавшего в узком кругу на разговоры о возможности моего выдвижения от Партии Регионов кандидатом по одному из мажоритарных округов Луганской области, такими словами: «Не для того мы его (т.е меня) «мочили», чтобы теперь кандидатом в депутаты выдвигать».

Вот и ответ, откуда тянутся ниточки, концы которых ведут в Вашу редакцию, бывшую одним из звеньев той системы, которую Вы называете «преступной» и неправовой. Люди, о которых Вы, Ксения, говорите, как о тех, кто превратил свои должности в доходный бизнес, за деньги открывают и за деньги закрывают уголовные дела. Только вот почему Вас это так возмутило лишь тогда, когда этот Молох может коснуться вас лично? Ведь я публично говорил обо всех этих вопиющих случаях и безнаказанности милицейских чинов. Возможно, если бы СМИ, в том числе и Lb.ua, уделили этой информации внимания, не было бы такого позорного для всей судебной системы Украины решения ровеньковского судьи Жадана по делу об убийстве работником милиции своей жены.

Почему же так хотят избавиться от меня отдельные персоны, как в руководстве Луганщины, так и на самом «верху»? Как почетный президент луганской телекомпании «ИРТА» я всегда руководствовался принципами, заложенными в статью 34 Конституции Украины. И текст этой статьи украшает фасад здания, в котором расположена телекомпания. В эфире ТРК «ИРТА» неоднократно бывали как представители нынешней власти, так и оппозиции. «ИРТА» предоставляла право выступления в эфире всем без исключения политическим силам. Луганчане прекрасно знают, что на этом канале представлен весь спектр мнений, существующих в нашей стране. Телеканал дает сбалансированные оценки происходящим событиям, и я горжусь, что причастен к появлению такого медиахолдинга, который не словом, а делом доказывает свою приверженность европейским принципам свободы слова и доступа к информации.

Ни для кого на Луганщине не является секретом, что существование такого независимого СМИ дается тяжело. Это ежедневный прессинг. Телекомпания с таким уровнем покрытия сигнала, со сформированной аудиторией, большим рейтингом и зрительским доверием является лакомым куском для тех, кто хотел бы монополизировать информационное пространство и превратить информационный поток в один сплошной "одобрямс". Особенно этот кусок лакомый перед выборами. Я мог бы рассказать Вам, Ксения, и другим Вашим коллегам, сколько раз мне прямо или намеком давали понять, что мои проблемы «рассосутся» сами собой, если я отдам телекомпанию, или позволю установить над ней полный контроль.

Может быть, я к Вам несправедлив? Быть может, Вы писали обо мне неправдивые материалы и награждали меня публично оскорбительными эпитетами, по недомыслию, или владея неправильной, искаженной информацией, полученной из третьих рук? Может, Вас ввели в заблуждение? Что ж. И такое в жизни бывает. Возможно, в этом случае нужно иметь мужество, достоинство и честь извиниться, и публично признать свои ошибки (ведь оскорбляли Вы меня публично). Только в таком случае, кстати, украинская общественность поверит и в искренность Ваших, Ксения, неожиданно проявившихся диссидентских намерений.

В Библии сказано: "не судите и да не судимы будете". А народная мудрость и опыт поколений говорят о том, что сделанное сегодня зло пусть не сразу, но все равно пребольно отразится на потомках творящего зло. И во стократ сильнее будет Божий суд в том случае, если мишенью для сведения счетов избрали ребенка. У того, кто целит в чужих детей, как правило, своих нет и боль отцовского сердца им неизвестна. Запомните это, Ксения. Не мне решать, как Вам поступать в сложившейся ситуации, в которую Вы загнали себя сами. Вы взрослый человек и способны сами держать ответ за свои поступки и принимать решения. В любом случае, оставляю это на усмотрение Вашей совести.

Что же до неоднократно озвученных Вами опасений насчет какой-то мести с моей стороны, то хочу Вас успокоить. Я с женщинами не воюю.

С уважением,

Владимир Ландик, народный депутат Украины.

Тэги: Соня Кошкина, Владимир Ландик, LB.ua, ситуация с LB.ua
Печать
Читайте в разделе
Выбор читателей