Все публикацииПолитика

Миссия Порошенко

То, о чем так долго говорили журналисты, эксперты и политики, наконец-то свершилось – Петр Порошенко назначен в правительство Министром экономики. Новое вхождение Порошенко во власть – без преувеличения главный информповод последних двух лет, связанный с кадровой политикой Виктора Януковича. Само по себе появление Порошенко в нынешнем Кабинете министров – событие незаурядное, достойное всестороннего анализа и оценки. Уйти от поверхностных стереотипов – вот главная цель данного материала.

Евгений КурмашовЕвгений Курмашов, директор политических программ Институт Горшенина

Фото: www.vinnitsa.info

Но перед тем как перейти к описанию угроз и возможностей, которые открываются перед Петром Порошенко в связи с новым витком в его политической карьере, нельзя не сказать пару слов об атмосфере, в которой проходило его назначение.

Минэкономики как центр влияния

Во-первых, интрига с назначением, которая сохранялась почти месяц, сделала Порошенко, по сути, первым украинским политиком, которого Президент уговаривал занять вакантную должность в системе исполнительной власти. Доселе претендентов на столь высокие посты (а также на посты куда более низкие) долго уговаривать не приходилось. Почти каждый человек, работающий ныне во властной вертикали, по стойке смирно принимал любое кадровое решение Януковича в отношении себя – будь то повышение, будь то увольнение, будь то вообще понижение в классе. Более того, как говорят осведомленные люди внутри нынешнего Кабинета министров, объекты большинства кадровых перестановок последних двух месяцев о смене своего рабочего места (а как следствие – и роли в команде) узнавали буквально за два часа до появления указов Президента на официальном сайте. В некоторых случаях – вообще из прессы. Порошенко оказался скорее исключением в данной череде громких отставок, назначений и перестановок.

По какой-то неведомой большинству наблюдателей причине Янукович долго и упорно искал компромисс с человеком, чья политическая позиция далеко не во всем совпадает с нынешним курсом украинской власти. И даже когда пауза затянулась и стала совсем уж неприличной, ни Порошенко, ни Янукович друг с другом мосты сжигать не стали, найдя таки в результате некую объединительную формулу. Составляющие этой формулы, а также глубинные мотивы сторон – пока остаются секретом.

Фото: tsn.ua

Анализ кадровой политики Президента последних двух лет позволяет с уверенностью говорить о соблюдении Януковичем двух незыблемых принципов. Принцип первый – осторожность в принятии кадровых решений. Единственным ведомством, где до последнего времени происходили, мягко говоря, странные и не поддающиеся никакой логике перестановки, оставался Минздрав. Во всех остальных случаях Янукович оставался верен себе, назначая министра с прицелом не на месяцы, а на годы. Принцип второй – учет интересов сразу нескольких групп влияния в своем окружении, главной из которых около года назад стала группа Александра Януковича, в управление которой фактически была отдана вся бывшая сфера влияния Николая Азарова.

Назначение Порошенко слабо укладывается в обе эти логики Президента. Приглашение в свою команду вчерашнего (да и сегодняшнего) оппонента не укладывается в логику осторожности. Напротив – больше напоминает рискованную политическую интригу, а в любви к подобным комбинациям Янукович никогда не замечался. Что же касается принципа распределения постов в зависимости от принадлежности к той или иной группе влияния в окружении Президента, то фигура Порошенко в нынешнем правительстве и подавно выглядит крайне экзотично.

Фото: www.me.gov.ua

С другой стороны, кто-то может вполне заслужено отметить, что пост министра экономики в нынешней системе координат не обладает слишком высокой ценностью. В пользу этого аргумента может свидетельствовать эксперимент, который провел автор этих строк среди своих знакомых экспертов, журналистов и людей, небезразличных к украинской политике. На пике развития истории с возможным назначением Порошенко было опрошено десять человек, которым задавался один единственный вопрос – «Кто является нынешним министром экономики?».

Каждому собеседнику было дано пять секунд на ответ. Результат – из десяти человек, достаточно внимательно следящих за украинской политикой, шестеро назвали фамилию Клюева как вице-премьера, курирующего экономические вопросы. Фамилию Копылова, де-факто выполняющего роль министра экономики до прихода в ведомство Порошенко, вспомнило лишь двое собеседников. Еще двое – растерялись и вообще не дали ответ. Это ли не прямое свидетельство того, что в выстроенной Администрацией Президента системе власти фигура министра экономики вплоть до 23 марта оставалась технической и маловлиятельной? И готов ли смириться с таким положением дел Петр Порошенко, стремящийся в любой ситуации и на любом жизненном витке быть не объектом, а именно субъектом? Ответ очевиден – нет, не готов. Не это ли было главным предметом переговоров между Президентом и тогда еще кандидатом на вакантный пост – получить не номинальную должность, а реальные рычаги управления?

Ответ на этот вопрос дадут ближайшие месяцы. Пока с уверенностью можно утверждать лишь одно – везде, где за последние десять с лишним лет объявлялась фигура Петра Алексеевича, возникал мощный центр влияния – будь то оппозиционная партия «Наша Украина», бюджетный комитет Верховной Рады, штаб кандидата в президенты Виктора Ющенко, СНБО, Министерство иностранных дел.

Конец эпохи «оранжевой революции»

В последние дни стала популярна позиция – дескать, Порошенко попал в ловушку Администрации Президента, которая в одно действие минимизировала сразу несколько серьезных угроз, которые исходили от Порошенко в статусе оппозиционера. Ряд экспертов и журналистов заявили о том, что с вхождением Порошенко в правительство власть избавила себя сразу от нескольких головных болей. Среди прочих называется и работа мощного медиа-холдинга, и развитие политического проекта на территории Винницкой области, по которой Порошенко собирался провести целую группу лояльных мажоритарщиков, а также самостоятельно попасть в парламент, и поддержка проекта Арсения Яценюка «Фронт Змин». Ну и самое главное – якобы данное назначение нанесет серьезный урон политическим перспективам самого Порошенко.

Фото: Макс Левин

Обо всех вышеизложенных рисках и «потерянных возможностях» говорить сложно. Сегодня мало кто до конца понимает все детали пакта Янукович-Порошенко. Широкой публике не известны все его положения и возможные приложения, кроме тех, которые скупо были озвучены как самим Президентом, так и новоназначенным Министром. Однако с полной уверенностью можно говорить лишь о том, что вряд ли такая фигура как Порошенко затеряется в Кабинете министров. Более того, пост министра экономики является едва ли не самым лучшим плацдармом для усиления своих политических позиций как в нынешний момент, так и на перспективу. Уж точно – несравненно лучше, чем прозябание в оппозиции, пускай и в двадцать пять раз конструктивной.

Вообще общественная и экспертная дискуссия, которая развернулась вокруг назначения Порошенко, ярко проиллюстрировала один важный факт – украинское общество и украинский политический класс продолжает жить стереотипами, сформированными еще на закате эпохи Кучмы. Подверженность данному стереотипу сильна как внутри власти, так и внутри оппозиции. Именно поэтому назначение Порошенко министром экономики вызвало бурю споров, слухов, домыслов и морально-этических размышлений на тему вхождения вчерашних оппонентов Януковича в его же власть.

Критики и комментаторы забывают при этом, что сам Янукович неоднократно демонстрировал, что водораздел на «оранжевых» и «бело-голубых» для него давно не актуален. Члены команды Януковича образца 2004 года в нынешней системе координат вообще не у дел – начиная от публичных фигур, вроде Шуфрича, Коновалюка, Кужель, Гавриша, Чорновола, и заканчивая теневыми кукловодами, вроде Эдуарда Прутника и даже Андрея Клюева. Вместе с тем, на первых ролях в президентском окружении и правительстве сегодня находятся такие люди, как Ставнийчук, Каськив, Балога, Червоненко, Гончарук. Процесс стирания границ, установленных оранжевой революцией, внутри правящей элиты уже давно начался, и пример Порошенко лишь в очередной раз это доказал.

Безусловно, Порошенко – фигура и весомее, и влиятельнее всех вышеперечисленных соратников Януковича, перешедших к нему на службу из стана вчерашних оппонентов. Не исключено, что пост главы Минэкономики – не последняя кадровая ступень в исполнительной власти, на которую претендует бывший глава СНБО, так и не ставший в 2005 году премьер-министром Украины. Фигур, способных в силу своего опыта и масштаба претендовать на пост премьера после ухода Николая Азарова, в нынешнем Кабмине (да и во всей орбите Януковича) не так уж и много – очень рискованная фигура Сергея Арбузова, а также Сергей Тигипко, Валерий Хорошковский и вот теперь – Петр Порошенко.

Фото: www.me.gov.ua

Министр (внешней) экономики

Опыт руководства Министерством иностранных дел также очень понадобится Петру Порошенко. Если быть точнее – дипломатические опыт и таланты. Не случайно на протяжении последних двух недель в средствах массовой информации циркулирует тезис – эпопея с назначением Порошенко не в последнюю очередь затянулась из-за одного деликатного условия, который ставил перед Януковичем кандидат на должность. Просил Порошенко – ни много ни мало – освобождения Юлии Тимошенко из тюрьмы. Прямых подтверждений тому так и не появилось, однако если предположить, что Петр Алексеевич все-таки дерзнул озвучить такое требование Виктору Федоровичу, то возникает вопрос – зачем? Особенно учитывая тот факт, что очень сложно заподозрить Порошенко, с одной стороны, в идиотизме, с другой – в романтическом восприятии реальности. А вот чем действительно мог быть продиктован такой мотив, так это прагматикой.

За последние полгода Порошенко провел в Брюсселе больше времени, чем в Киеве, а также достаточно хорошо владеет ситуацией на российском треке. Любой соискатель должности Министра экономики, перед которым ставятся достаточно большие задачи, не может не понимать, что экономическую ситуацию в стране невозможно улучшить, не изменив в корне отношение международного сообщества к Украине. Единственная причина, по которой Порошенко мог озвучить Януковичу свое видение необходимости решения вопроса Тимошенко – не политическая, а конъюнктурная. Вместе с тем, даже если подобные консультации между Президентом и Порошенко и имели место, исход их предугадать не сложно. Данное условие – явно из разряда невыполнимых. Посему, оставим данную ситуацию за скобками, отметив лишь, что предпринятый Порошенко ход – как минимум, честный и неплохой.

Фото: Lb.ua

Но вернемся к повестке дня на европейском фланге. Для Евросоюза фигура украинского министра экономики – одна из ключевых. Особенно в контексте того, что Договор о создании Зоны свободной торговли между Украиной и Европейским Союзом до сих пор не парафирован. Переход Андрея Клюева, работавшего два года над проектом договора, в СНБО месяц назад вызвал серьезную нервозность и обеспокоенность в Брюсселе, которая не стихала буквально до самого момента назначения Порошенко. В кулуарах Европарламента говорили прямо – к политическим проблемам на пути к подписанию Договора, к сожалению, возникли еще и проблемы технические, связанные с отсутствием внятного переговорщика с украинской стороны, способного довести дело до парафирования документа до конца текущего года. Назначение Порошенко значительно разрядило ситуацию, но с другой стороны – водрузило на плечи новоназначенного министра еще одну тяжелую ношу. Фактически в ближайшие полгода Петр Порошенко должен совершить дипломатическое чудо – довести процесс создания ЗСТ с ЕС до логического завершения.

Вместе с тем, анализ внешнеполитической миссии Петра Порошенко будет неполон, если рассматривать данную миссию исключительно в контексте отношений Украины с Европейским Союзом. Несмотря на свой в целом прозападный имидж, Петр Порошенко всегда умел находить точки соприкосновения с Россией. Действительно, сегодня он один из немногих украинских инвесторов в российскую экономику – корпорация ROSHEN успешно производит и реализует свою продукцию на территории Российской Федерации. Ровно пять лет назад Порошенко совершил одну из крупнейших сделок на банковском рынке Украины – его банк МРИЯ был выкуплен российским финансовым монстром ВТБ.

Многие эксперты банковской сферы утверждают, что процесс входа крупных российских банков – Сбербанка, ВТБ и ВЭБа – на украинский рынок в конце 2000-х годов курировал лично Владимир Путин, и решение по каждой подобной сделке принималось на самом высоком политическом уровне в Кремле. Это означает, что Порошенко обладал и, очевидно, продолжает обладать мощными лоббистскими инструментами на самых высоких уровнях российской власти, многие из которых строятся на давних дружеских отношениях – как, например, в случае с Послом Российской Федерации в Украине Михаилом Зурабовым. Понадобятся ли дипломатические таланты Петра Порошенко на московском направлении – вопрос открытый. Однако наличие в повестке дня российско-украинских отношений таких тем, как создание Зоны свободной торговли в рамках СНГ, обсуждение форматов сотрудничества Украины со странами Таможенного союза, перманентных торговых войн – все это не позволит Петру Порошенко заниматься исключительно вопросами экономического сотрудничества с ЕС.

Вместо эпилога

Пожалуй, главной интригой нового пришествия Порошенко в Кабмин является ответ на вопрос – останется ли он столь же автономным политиком, каковым он являлся все годы своей политической деятельности. И самое главное – удастся ли Порошенко сыграть роль троянского коня демократии – роль, которую на него уже возложили многие украинские и западные политики, в том числе и те, которые рьяно критиковали его решение пойти работать в нынешнее правительство.

Порошенко был членом многих команд – один из отцов-основателей Партии регионов, член СДПУ(о), главный вдохновитель «Нашей Украины», член команды президента Ющенко, и сегодня – министр в правительстве Президента Януковича. Его роль при всех дворах всегда была особенной. Он никогда не претендовал на первое место, но всегда оставлял за собой право на личную позицию. Мало кто сегодня поспорит, что нынешняя должность несоизмеримо мельче масштаба и амбиций самого Петра Порошенко, а значит, возможных финалов у данной истории может быть всего два. И они предельно ясны и без дополнительных разъяснений.

Евгений КурмашовЕвгений Курмашов, директор политических программ Институт Горшенина