Все публикацииПолитика

Страна победивших «Поплавских»

Вслед за социальными инициативами, ПР предпринимает еще один предвыборный маневр - анонсирует отмену института депутатской неприкосновенности. Приемчик, конечно, совсем не популистский и очень «свежий».

«Социальные инициативы», как удалось выяснить, появились на свет, во многом, благодаря активностям главы НБУ Арбузова. К разработкам по отказу неприкосновенности приложили руку все президентские юристы – от Лавриновича до Портнова.

И хотя «социнициативы» к экономической политике, а упразднение депутатского иммунитета – к политике и юриспруденции, имеет такое же отношение, как творчество известного ректора к искусству, это, тем не менее, успешно работает на выполнение «плана властей».

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua

Фото: Макс Левин

ПР: ни в список, ни на округ очередь особо не стоит

В пятничном эфире у Шустера Александр Ефремов впервые открыто признал намерение Президента инициировать устранение института депнеприкосновенности. В недрах аппарата ВР имеются соответствующее тематические наработки, однако – с большей долей вероятности – следует предполагать: скоро в парламенте зарегистрируют новый тематический документ. Не исключено – номинального авторства самого главы государства (хотя покамест его еще собираются «расписать» на кого-то из «подвернувшихся» регионалов).

Первые 226 «под него» соберут еще на этой пленарной сессии (до 6-го июля). После – учитывая необходимость внесения изменений в «тело» Конституции – тайм-аут для «одобрямса» от Конституционного суда (в получении которого можно не сомневаться). Ну, а осенью – с началом новой «пленарки», которая для этой каденции Рады станет последней – начнется самое интересное.

По прикидкам Банковой (учитывавшихся, собственно, на этапе разработки плана), до заветных трех сотен «за», власти сейчас не хватает каких-то десять голосов.

Прикидки, скажем прямо, оптимистичные. По оценкам самих парламентариев (принадлежащих, причем, к разным группам и сферам влияния), поддержка Президента и его команды в высшем законодательном органе не столь существенна.

Причин множество, но – из основных – полная «непонятка» с правилами и критериями составления предвыборного списка ПР, с правилами и критериями «нарезки» округов. Отсюда – неуверенность в собственном «завтра». Публику держат в неведении, что рождает, порою, весьма неприятные прецеденты.

Вообразите: вы – нардеп, уже несколько месяцев как получили от всех, кого только возможно, предварительное «добро» на работу в округе N. Вовсю, значит, там пашете, деньги вкладываете, электорат охмуряете, как тут выясняется - округ «ваш» партия вверяет кому-то другому, а с вами даже объясниться нужным не считает. Не говоря уж о материально и моральной – в виде предоставления другого, более комфортного округа - компенсации. Причем «кем-то другим» оказывается, скажем, важный деятель регионального (провинциального, в смысле) масштаба – отчаянно потребовавшийся ПР для популяризации идей партии в массах. А то и целый нардеп-коллега по фракции. То есть, особо с оппонентом не пободаешся.

Подобных примеров – только за последние месяцы – Lb.ua перечислит с десяток.

При том, что «простое большинство» нардепов-регионалов, представления о личностных перспективах в седьмом созыве даже такого не имеют.

Во-первых, непонятно, когда этот вопрос вообще будет решаться – неофициально кампания давным-давно началась, но фигуры на поле до сих пор не расставлены.

Во-вторых, неясно, кто его будет решать:

Фото: Макс Левин

-фигура начштаба ПР не обозначена. Публичным руководителем кампании, что прогнозируемо, станет Тигипко. А, вот реальным… Каждый второй – по инерции – кивает еще на Клюева. Однако, ничем, кроме «ну, мне так кажется», «а, кто еще?», «я так думаю» подтвердить сие не может. Тогда как Президент насчет Клюева высказался весьма конкретно. И, было бы даже странно, если б он «вдруг» передумал.

Но, кто, если не Клюев? Не Азаров же, в самом деле! Ефремов? Недурно, но кто примет дела во фракции? Надзор за парламентской дисциплиной, в ходе кампании, не менее важен, чем штабная работа… Словом, вопрос повис в воздухе;

- в контексте упомянутого уже «задвигания» Клюева в СНБО, логично говорить о существенном снижении его влияния в партии. А ведь Клюев был тем, кто, долгое время, «решал вопросы». Во всех смыслах. К кому теперь обращаться бело-голубым? И что делать тем, кто в контрах с Левочкиным со товарищи? Последних, между прочим, немало.

В третьих, неизвестно на что вообще можно рассчитывать. С одной стороны, по-прежнему актуально негласное решение (авторства АП) о том, что никто из топ-чиновников Банковой, членов КМУ и губернаторов в выборах не участвует. В смысле, на округ не идет. В список, «вроде как» тоже. Вроде как в кавычках, ибо по умолчанию подразумевается: кампания для ПР будет настолько успешна, что высшие чины спокойно продолжат работать на ныне занимаемых должностях. Ну, может только самых нерадивых сменят.

Учитывая, что в АП, КМУ и во главе регионов сосредоточено кадровое «золото» партии, действующим парламентариям это, в теории, дает надежду: в списке будет не так уж тесно.

Вот, только на практике картина совершенно иная. Ибо, как ни крути, ПР все-таки придется предъявить избирателю относительно знакомые лица (желательно – не слишком одиозные); рефлексирующему меньшинству – новый формат собственной команды. Значит, тем, кто метит на список, таки придется потесниться.

А список-то не резиновый. И полторы сотни «штыков» регионалам в Раду уже не провести. По самым оптимистичным прогнозам – 70 человек максимум. Еще 120-130 «душ» рассчитывают собрать на округах. Того получается 200. Даже не 226. О 300 и говорить не приходится.

Чуть более радужная калькуляция (от другой группы влияния в ПР) – 204-206 провластных депутатов (более полусотни, опять таки, мажоритарщики).

Скромненько, не правда ли?

При этом, по словам самих нардепов (каждого если не третьего, то четвертого – из числа бело-голубых – точно): ни в список, ни на округ особо очередь не стоит. В список – «чтоб не быть всем должным». На округ – «все равно не дадут нормально поработать».

Плюс – изнутри провластной фракции зреет фурункул недовольства.

Причем на нескольких фронтах одновременно. Кого-то «защимили» по бизнесу; кто-то «одержим сценарием «покращення», но не может с ним достучаться до АП; кто-то со стыда сгореть готов, наблюдая происходящее в стране; кому-то надоело жить по указке Чечетова; кто-то и рад честно работать, да не имеет поддержки, уверенности в том, что это вообще кому-то надо. Не говоря уже о тех, кто конфликтует с какой-то из президентских групп влияния.

Те из бело-голубых, кто все-таки надеется еще подепутатствовать, сейчас скорбно помалкивают, да дули крутят в карманах - ничего, мол, подождите, вот, стоит только переизбраться, мы вам (высшему партруководству, то есть, - С.К.) вспомним «кузькину мать».

Скажите, еще год тому, могли ль вы представить, что – в процессе тайного голосования – один из провластных депутатов напишет на бюллетене «Лавринович, иди на х…!»?

Могли ль вообразить, что такое в принципе вероятно?

Да, можно списать на частность, на межличностный конфликт, однако… Однако, случай этот -проявление вполне определенной тенденции.

Вот почему, в сложившихся условиях, игра с отменой неприкосновенности Банковой очень необходима.

Если сеанс добровольной политкастрации не состоится – всегда можно обвинить оппозицию

Обществу идея, безусловно, понравится. Популизм в духе «социальных инициатив».

Быстро и надолго вовлечь публику в дискуссию – переключив внимание с менее выгодных для власти объектов – выгода первая.

Попиариться перед Западом – выгода вторая. Выгода третья: сигнал элитам (первостепенно – бело-голубым) - нечего, мол, в парламент стремиться, неприкосновенности не будет, защиты, значит, вы не получите, а в демократию в другом месте играйте.

А, ведь защита, как известно, один из главных мотивов, стимулирующих к борьбе за мандат. К сожалению, в этой стране, «корочка» слишком часто становится единственным способом выжить, сохранить здоровье, бизнес.

Очевидно, что если бы в Украине нормально функционировала судебная система, расклад был бы другим. Но мы имеем то, что имеем.

Наперед застраховав себе от прохождения в Раду «нежелательных» элементов, власть повышает, таким образом, шансы на формирование лояльного большинства. Это – выгода четвертая.

Ну, и, наконец, пятая. Ежели осенью нардепы, по каким-то причинам, сеанс массовой политической кастрации провалят, поражение всегда можно «свалить» на оппозицию. Без ее поддержки триста все равно никак не собрать.

Счетная палата в ожидании Азарова

До сих пор «смакуя» подробности провала голосования за Валерию Лутковскую-омбудсмена, регионалы отчего-то забывают о другом тайном волеизъявлении, результаты которого могли бы дать ответы на многие вышеозвученные вопросы.

Речь об избрании главы Счетной палаты, чье кресло пустует (после отхода от дел Валентина Симоненко) с июля 2011 года. Пустует, ибо «резервировалось» персонально под Николая Яновича Азарова.

Счетная палата контролирует выполнение госбюджета и отчитывается только перед парламентом. Руководителя органа ВР назначает на семь лет. Причем с правом повторного переизбрания.

17 декабря Азарову стукнет 65 – граничный, для госслужащего возраст. Однако, сообразно нормам закона №9764, проголосованного Радой в феврале и находящегося сейчас на подписи у Президента, в исключительных случаях срок работы на госслужбе может быть продолен. Кто-то сомневается, что Николая Янович – самый, что ни на есть, «исключительный случай».

Интрига лишь в том, когда ему перемещаться в Счетную палату? Покамест Азаров трудится Премьером и – судя по последним событиям – в отставку его Президент отправлять не торопится. До выборов – точно. А каким получится парламент после выборов? Захочет ли утверждать Азарова в Счетной палате? Или перекочевавшие из шестого в седьмой созыв провластные нардепы не упустят случая свести счеты (голосование-то, напоминаю, тайное) с «отцом русской демократии»? И, что, Ефремов опять станет самолично сверять списки?

Либо, в поствыборной суматохе – переделе комитетов, ротациях Кабмина и т.д. - о Николае Яновиче попросту забудут? Из старого кресла высадят, а в новое – не посадят. Заодно – навесят все огрехи кампании. Весьма, кстати, вероятно. Весьма вероятно.

Миллиарды Тимошенко - на благо Януковича

По прогнозам Банковой, общественная дискуссия на тему «не/прикосновенности», умноженная на массовые социальные сюрпризы для голосующего большинства, просто обязана позитивно отобразиться на финальных сводках Центризбиркома.

Благо, достаточный запас времени еще имеется.

Итак, с неприкосновенностью мы разобрались. Теперь – предложения «имени 7-го марта» (дата памятного заседания КМУ, - С.К.).

Тщательно, накануне презентации, выверенные и просчитанные.

Фото: Макс Левин

Немного предистории. В разгар кризиса, как известно, правительство спасало проблемные банки посредством «рефинансирования».

Кабмин Тимошенко на эти цели выделил 33.5 млрд. грн. НБУ на рефинансирование в 2008-м выделило 90 млрд., в 2009-м – еще около 35. Итого – свыше 120 миллиардов. Плюс НБУ образовывает под эту сумму резервный фонд – еще 20 миллиардов.

Кредиты, как известно, необходимо возвращать. Поначалу «застряло» 60 ярдов, но – с течением времени – большинство финучреждений рассчиталось со «спасителями». Потраченное, таким образом, возместили, а резервный фонд – «развязали». По хорошему, эти деньги сразу же должны были пойти туда, откуда были изъяты – в бюджет. Но, не тут-то было!

По имеющейся информации, нынешний глава НБУ будто бы известил Президента об образовавшемся «излишке». Известив – якобы предложил не передавать его сразу на нужды Азарова, но пустить на что-то более, в контексте приближающейся кампании, значимое. Например, на «социалку».

Таким образом, Сергей Арбузов, кроме прочего, серьезно капитализировал личностные свои акции в глазах гаранта.

Конечно, ни к госуправлению, ни к стратегическому планирования, тем более – к построению рыночной экономики, описанный механизм не имеет совершенно никакого отношения. Как инициативы об отмене неприкосновенности не имеют отношения к истинно государственнической политике. Тем не мерее, приемы работают! И людям это даже нравится! Как нравится музыкальный продукт от Михаила Поплавского.

Можно ли его назвать искусством? Вопрос философский. Но вот то, что нынешних госдеятелей можно назвать «поплавскими» от политики, экономики, права и т.д. – сомнению не подлежит.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua