Все публикацииПолитика

ТВ: Пенсионная реформа. Послесловие

ТВ: Пенсионная реформа. Послесловие

ТВ: Пенсионная реформа. Начало

ТВ: Пенсионная реформа. Телемарафон

Принятая в ночь на пятницу пенсионная реформа определила главную тему недели, которая затмила даже пресс-конференцию президента Виктора Януковича.

На "Шустер live" в -надцатый раз пришел куратор законопроекта Сергей Тигипко и в который раз повторил ее основные тезисы.

Он также не стал присваивать лично себе ее принятие, и заявил, что в ходе голосования состоялось единение власти и оппозиции.

"Вчера голосовали, если не ошибаюсь 867 поправок. 863? Пусть будет. Без разницы. Принято 130. Я вчера сидел и считал. Считаю, что это нормальный процент для диалога. В том числе и поправки оппозиции", - сказал он.

Арсений Яценюк тут же парировал, что прошла всего одна поправка оппозиции.

А Вячеслав Кириленко подхватил реплику Тигипко о том, что принятая реформа еще будет совершенствоваться.

"Почему вы сразу не приняли ее как нужно", - спрашивал он.

Глава Совета Нацбанка Петр Порошенко затронул тему сокращения размеров пенсий в будущем.

Коммунистка Алла Александрова попыталась убедить , но тут же завязался спор, в ходе которого Яценюк предложил ей сначала выйти из большинства, а уже потом критиковать принятую им же реформу.

Через два часа неожиданно в студии появился президент Леонид Кравчук и стал информировать граждан о работе своей комиссии по подготовке новой Конституции, которую, как он уже заявлял, примут не ранее, чем через 1,5 года.

Александр Турчинов скептически оценил перспективы этой работы и заметил, что Кравчука могут использовать как ширму для не самых благих намерений.

Первый президент почти обиделся: "Я, например, не верю и не поверю, потому что мне уже 77 лет, что я могу стать ширмой для любого президента. Даже для Папы Римского. Не поверю. И в очереди к ним стоять не буду, и они это хорошо знают. Я подчеркиваю еще раз, мы напишем текст изменений, так как мы видим, из опыта украинского, зарубежного. Подпишем и обнародуем. А если президент не захочет такого текста, он имеет все полномочия внести свой текст".

Он также пообещал, что Конституцию будут принимать на референдуме.

"Я знаю, что вынесение на референдум текста - это сложный вопрос, его надо отработать, но мы будем предлагать конституционные изменения и новый текст на всеукраинском референдуме. Чтобы никому не было соблазна говорить: что решение политбюро или решение вождя важнее, чем Конституция", - заявил он.

Рассуждения на тему "Конституция как высшая ценность" заняли еще полтора часа.

Затем к микрофону вышел Турчинов, но ему не удалось удержаться в эфире: Инна Богословская в прямом смысле выгнала его и еще несколько политиков из студии.

Она попыталась помешать Турчинову, подойдя вплотную к нему. Тот пожаловался, что в программу не зовут Тимошенко, зато Богословская присутствует в каждом эфире. В итоге в знак протеста студию покинули Арсений Яценюк, Николай Катеринчук и Вячеслав Кириленко, а также сам Александр Турчинов.

В полупустой студии остался первый президент Леонид Кравчук, которого тут же пригласили к микрофону. Так что Богословской не удалось удержать микрофон надолго.

Кравчук продолжил комментировать тему суда по делу над Тимошенко. А когда дело дошло до голосования и ведущий предложил ответить на вопрос, считают ли гости студии этот суд - правосудием, регионалы попытались недопустить опроса.

Завершала эфир история о том, как частные коллекционеры нашли в Швейцарии старинную икону, похищенную в 1984 году из львовского музея.

Так как концовка программы была практически сорвана, было очевидно, что ведущий пытается затянуть общение, чтобы дотянуть до отведенного хронометража.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ У КИСЕЛЕВА...

"Большая политика" началась cюжетом о пресс-конференции Януковича.

Затем присутствующие журналисты имели возможность подвести итоги политического сезона.

Только к одиннадцати в эфир вышел главный гость программы - спикер Владимир Литвин, который первую половину для уже отговорил на последнем заседании сессии Рады, а потом дал импровизированное итоговое интервью в кулуарах.

Ему пришлось много отвечать на вопросы, касающиеся того положения, в котором оказался парламент в результате политических процессов последнего времени.

Первый вопрос от ведущего касался управляемости Рады из-вне. Спикер всем своим видом показал, что даже формулировка вопроса ему неприятна.

Но в то же время за поведение своих коллег по парламенту ему стыдно.

"Мне всегда стыдно. И у меня есть выбор: или демонстрировать, что мне противно, или пытаться принять решение", - сказал Литвин.

Он напомнил, что в его обязанности спикера входит проведение заседаний ВР.

"А читать лекции, нотации и на выходе иметь ноль неправильно. Я апеллирую, пытаюсь достучаться через журналистов и экспертов, что мы должны принять понятую избирательную систему, корда депутат будет ответственный перед своими избирателями. А сколько б я не призывал – это будет глас вопиющего в пустыне", - отметил Литвин.

Интересно спикер отреагировал на комплимент политолога Андрея Окары касательно его научных работ по истории. Литвину показалось, что тот стебется. Поэтому ответ получился не на вопрос, а на то, что спикер сам себе додумал.

Одним из самых ярких моментов его выступления стал ответ на вопрос, есть ли в Раде достойная ему замена.

"Сегодня нет. Сегодня такого человека нет", - сказал он.

Правда, Литвин еще не решил, каким образом он будет радовать своим присутствием Раду следующего созыва - пробиваться в нее по списками или в округе.

"Моя позиция в этом отношении однозначна: должен быть мажоритарный принцип выдвижения от политических партий. С обязательством человека, который баллотируется от той или иной политической партии, объединиться в политическую фракцию в случае ее вхождения в Верховную Раду. Выдвижение от политических партии. В Великобритании такая же система, но там структурированный парламент. Если будет такая же система принята, я убежден, что буду участвовать в выборах", - уточнил он.

Вторая часть программы продолжала проблему самостоятельности депутатов: "Избранные для кнопок" - так была анонсирована тема. С первых минут депутаты стали спорить, кто и сколько написал больше всех законопроектов.