Все публикацииПолитика

​Стиль Януковича

Главным вопросом для нового президента (а Виктор Янукович у нас пока ещё новый президент — всё-таки первый год правления) должен быть вопрос о собственном стиле. Нечего и надеяться на отношение к нему общества лучшее, чем отношение к предыдущим президентам Украины, пока новый стиль президента не будет найден.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист
​Стиль Януковича
Фото: Макс Левин

Виктор Янукович ценен не сам по себе, а постольку, поскольку это не Юлия Тимошенко. Не надо об этом забывать.

То есть не надо забывать о том, что президентом Янукович стал не потому, что ему доверяют, а потому, что его конкурентам не доверяют больше.

Собственно, сам смысл первоначальной работы президента должен состоять в том, чтобы превратить как можно меньшее недоверие избирателей в как можно большее доверие избирателей.

Ещё раз: недоверие превратить в доверие.

А не исходить из того, что избиратели уже доверяют. Как исходит сейчас новый президент. И вместе с ним — люди, изображающие из себя его соратников.

Они все не понимают одну очень серьёзную вещь: у них ещё нет мандата на преобразование государства, у них ещё нет мандата на реформы, пока что у них есть всего лишь мандат на то, чтобы не вести себя так, как вели себя те, кто потерпел поражение на президентских выборах в 2010 году.

То есть у них есть мандат на другое поведение. На другой стиль. Лучше сказать: мандат на другой образ.

И только успешная демонстрация избирателям другого стиля, успешная презентация избирателям другого образа власть имущих — может позволить приобрести мандат на преобразование государства, на реформы и любую другую бурную деятельность.

На то, чтобы менять налоговую систему. На то, чтобы менять пенсионную систему. На то, чтобы менять международное положение государства. На то, чтобы отказываться от одних союзов и стремиться к заключению других союзов.

Приятие образа, стиля ведёт к приятию политики, решений — государственной деятельности в широком смысле.

Речь идёт о порядке: что первое, что второе, что третье. Власть имущие считают, что их цели — это первое, их действия — это второе, а вот образ, стиль — это третье и приложится по мере достижения тех или иных целей, выбора тех или иных действий. Они считают, что власть начинается со вступления в полномочия. А на деле — власть начинается с приятия стиля, образа властвующего — приятия теми, над кем, собственно, властвуют. Есть такое приятие — вот тут-то и начинается власть.

Нет такого приятия — вот тут-то власть и заканчивается.

И это уже видно.

Как бы тут кто у нас ни продавливал нужных кандидатов на выборах, как бы конституционный суд ни стремился узаконить желаемое, как бы ни казалось, что так называемая “вертикаль власти” работает без серьёзных сбоев, — есть упрямство фактов.

Факты говорят, что президент Янукович постепенно скатывается туда же, куда скатились президенты Кравчук, Кучма и Ющенко. А именно: скатывается к восприятию обществом в качестве, так сказать, “антиобщественного элемента”.

Photobucket

Не важно, насколько тихо и мирно Кравчук, Кучма и Ющенко доживают свои дни у себя на дачах. Важно, что ни один из этих людей никогда не будет помянут потомками с благодарностью.

Ну, разве что кровными родственниками.

Для Украины они — выражение давнего проклятия: “Украина — страна казаков, расположенная между Малой Татарией, Польшей и Московией... Плохое управление погубило здесь то добро, которое природа пыталась дать людям”.

Президент Янукович медленно, но уверенно приближается к тому, что здесь названо плохим управлением. Это ведь — крайне субъективная оценка впоследствии, а не результат анализа тех или иных процессов, тех или иных данных.

Это реакция на образ.

Реакция, которую можно наблюдать и сейчас.

Вот, например, сообщают, что политику Януковича сейчас одобряют всего 32% избирателей. На 19% меньше, чем полгода назад.

Хотя управление государством в это время было не только не плохое, но и, возможно, одно из лучших за минувшие десятилетия. В чём же тут дело?

Дело в том, что победа на президентских выборах Януковича — это всего лишь поражение на президентских выборах Тимошенко и других кандидатов. Это не нечто самостоятельное.

Самостоятельное ещё только можно получить.

Ещё только можно получить мандат на то, чтобы отправлять за решётку одних и оставлять на свободе других. На то, чтобы подчинять центру мэров и депутатов местных советов. На то, чтобы собирать с граждан больше налогов. На то, чтобы вводить какие-либо ограничения для пенсионной системы. И уж тем более на то, чтобы менять конституцию и другие фундаментальные для государства вещи.

Ещё только можно получить этот мандат, утвердив для общества другой образ власть имущих. Другой стиль.

Другое поведение.

Сделав то, что, по-видимому, не только не могут сделать, но и не понимают, что надо сделать. Не понимают, что образ значит куда больше, чем цели, действия, программы, статистика и доводы разума.

Стиль, образ вызывает поддержку. Не заслуги.

Поэтому несмотря на сокращение лицензий и государственного регулирования вообще, несмотря на задержания взяточников, несмотря на стабилизацию бюджетной системы, несмотря на значительное улучшение международного положения государства, несмотря на стабилизацию курса национальной валюты, — существует чёткая тенденция к снижению уровня поддержки избирателями политики действующего президента.

Поэтому несмотря на отсутствие каких-либо существенных препятствий для контроля из центра за происходящим на местах, несмотря на раскол и постепенный распад Блока Юлии Тимошенко, несмотря на комплиментарность основных средств массовой информации, несмотря на отсутствие каких-либо крупных экономических субъектов и ассоциаций средних и мелких экономических субъектов, способных ограничить главу государства, правительство, — всё равно не покидает мысль о том, что нынешнее положение руководителей государства слишком шаткое. Не покидает она, прежде всего, самих руководителей государства. Отсюда и нужда в дальнейшем “собирательстве” полномочий.

Нынешние руководители государства демонстрируют старый стиль. Предлагают избирателям старый образ. И президент Янукович, и почти все его соратники, исключая лишь некоторых. В чём это проявляется?

Когда говорят, например, что сократят треть милиционеров, но не уточняют, а кого конкретно сократят и какие критерии будут использоваться для отбора тех, кто останется, какие гарантии будут для тех, кого уволят, — надо спросить: а чем, собственно, это отличается от привычки Тимошенко угрожать кадровыми чистками?

Когда, например, устраивают победу тому, кому надо, а не тому, кто, по-видимому, набрал больше голосов, то чем это отличается от третьего тура президентских выборов в 2004 году? Причём, кстати, заявления о том, что харьковчане никогда не проголосовали бы кандидата от националистов, по сути, идентичны заявлениям о том, что свободные люди никогда не проголосовали бы за кандидата от “донецких”.

Когда обещают, например, что открутят голову руководителям на местах, если то, что они будут делать, не будет нравится центру, пусть даже речь идёт о канализации и водопроводе, — надо спросить: а чем, собственно, это отличается от привычки Кучмы управлять так, чтобы у чиновников в присутствии Кучмы спина от волнения потела?

Photobucket

Проблема общественного недовольства политиками — не в политических решениях, экономических удачах и неудачах. Вот почему бывает, что деятельность откровенно провальных политиков сопровождается искренней любовью, фанатической преданностью избирателей.

Кучму от поддержки к презрению привело то, что он ничем не отличался от Кравчука и подобных руководителей. Я говорю о стиле, образе. Поведении. Хотя деятельность Кучмы была не только полезной, но в некоторой мере даже и спасительной для Украины, отношение к нему — такое же, как к Кравчуку. То есть без охраны лучше не гулять. Почему? Потому что отвращение к такому стилю, к такому образу в обществе возникло ещё задолго до 1991 года.

И Ющенко от поддержки к презрению привело то, что он фактически ничем не отличался от Кучмы. Да, Ющенко говорил о других вещах. Да, возлагал цветы к другим памятникам. Да, дерзил россиянам. Но был такой же номенклатурой, какой был Кучма.

И для Ющенко, и для Кучмы, и для Кравчука общий знаменатель — это Владимир Щербицкий. Каждый из них — некая часть Щербицкого как государственного деятеля. Большая или меньшая, но часть.

Ещё раз: это о стиле, образе. О том, что общество не принимает уже давно. О том, что обязательно нужно изменить, чтобы общество доверяло.

Надо помнить, что люди замечают и обдумывают не вещи как они есть, а представления о вещах.

Поэтому важно, какое впечатление политик производит. Важно, с чем именно впечатление не согласовывается настолько, насколько это необходимо, чтобы предположить, что если нечто отсутствует в образе человека, то это отсутствует и в самом человеке. Важно, на что позволяет надеяться то или иное впечатление.

Короче говоря, важно, чтобы новый президент не был похож на старого президента. Не только на Ющенко, но и на Кучму, на Кравчука.

Чтобы не был похож на Щербицкого.

На вот то всё, что уже вызывает отвращение, неприязнь и тому подобные чувства.

Нужен новый стиль. Новый образ.

Нечего и надеяться на отношение общества к президенту Януковичу лучшее, чем к предыдущим президентам Украины, другим руководителям украинского государства, пока не будет “изобретено” новое поведение руководителей государства. Пока они не научатся производить иное впечатление.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист