Все публикацииПолитика

ТВ: Как Тимошенко от обвинений аудиторов отбивалась

Первой темой “Шустер Live” стала трагедия в Марганце.

ТВ: Как Тимошенко от обвинений аудиторов отбивалась
Для ее обсуждения в студию пригласили экс-министров транспорта Евгения Червоненко и Иосифа Винского, председателя Совета Всеукраинского независимого профсоюза работников транспорта Виктора Гербеду, власть представляли первый замминистра Владимир Корниенко и начальник Госадминистрации автотранспорта Минтранса Сергей Доброход.

От официальных представителей предполагалось получить информацию о причинах произошедшего. В целом, замминистра озвучил уже известные факты, а новые до окончания следствия разглашать никто не собирался. Именно поэтому, кстати, отказались от участия в программе представители ГАИ.

Первое время гости избегали привычной для этой студии дискуссии, чувствуя себя неловко из-за поставленной темы. Но как только обсуждение перешло от трагедии к проблемам транспорта вообще, гости оживились - появилось поле для критики.

Почти все согласились с тем, что система госконтроля за транспортной сферой - очень плохая. Только представители государства соглашались неохотно, зато вдоволь критиковали ее бывшие министры. Каждый из выступавших вспоминал какие-то положительные факты из его работы: провел совещание, разработали программу.А Иосиф Винский даже с каким-то облегчением сказал: “Я просто рад, что за время моего пребывания в Минтрансе такого не произошло”.

Но с каждым разом становилось все более непонятным, из-за кого же система не работает. Виктор Гербеда достал из папки программу повышения безопасности дорожного движения еще за 2003-й год. И, судя по всему, она тоже не выполнялась.

“Систему надо менять!”, - обронил Винский.

Виталий Портников, единственный, кто в этом разговоре представлял пассажиров, заметил, что проблема состоит не в наличие шлагбаумов на переездах, в том, что разрушается система общественного транспорта. Ведь маршрутных такси в Европе нет вообще, зато работают и развиваются автобусы, трамваи и троллейбусы, малые электрички.

“У нас же наоборот - трамваи снимают. А во всем виновата коррупция!”, - сказал Портников.

С этим тоже все согласились - кто охотно, кто нет.Затем на связь вышел анонимный водитель маршрутки, чтобы рассказать о реальном состоянии дел в отрасли. Впрочем, мало кого удивили откровения о многочисленных нарушениях в сфере транспортных перевозок.

Зато когла речь снова зашла о Европе, Сергей Доброход сообщил, что за безопасность надо платить. Мол, в стоимость проезда за рубежом входит и хорошая зарплата водителям, и расходы на безопасность проезда.

На что Виталий Портников достал два проездных - киевского и московского метро - и продемонстрировал, что в Украине проездной абонемент не дает фактической скидки на проезд. Поэтому введение настоящих европейских стандартов должно привести к снижению стоимости проезда, а не подорожанию.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ У КИСЕЛЕВА...

Участие Юлии Тимошенко в эфире “Большой политики” было интересен по двум причинам.

Во-первых, ее пригласили на “Интер” после заочной перепалки ведущего с пресс-службой ЮВТ. Окружение экс-премьера требовало предоставить Тимошенко эфир, на что Киселев заявил, что на шантаж не поддается и предложил уволить помощников лидера БЮТ, которые делают ей медвежью услугу, общаясь таким образом со СМИ.

Во-вторых, телеканал “Интер” принадлежит главе СБУ Валерию Хорошковскому, с которым у Тимошенко очень непростые отношения.

Началась передача традиционным сюжетом-репликой ведущего. Интересно, что почти полностью он касался вопросам (ре)приватизации. В сюжете напомнили о “Криворожстали”, а закончился - “Укртелекомом”, который правительство решило продать. Евгений Киселев сразу же процитировал Иосифа Винского, который утверждает, что “Укртелеком” продают по заниженной в два раза стоимости. Напомним, что ЮВТ первой заговорила о (ре)приватизации в понедельник на телеканале ICTV. Вероятно, предполагалось поговорить с ней на эту тему, но Тимошенко начала с общих тезисов, которые она и спикеры БЮТ провозглашают в последнее время - о нарушениях власти, противодействию оппозиции и т.п.

Киселев попытался оживить эфир.

“Если бы вы стали президентом, вы бы разве не стали бы укреплять вертикаль, отменять политреформу?”, - спросил ведущий, когда Тимошенко прошлась по конституционной проблеме.

“А я всегда была открытой. В 2006 и 2007 году мы шли на выборы с проектом новой Конституции”, - лидер БЮТ дала косвенный, но все же положительный ответ.

Тогда ведущий напомнил об аудите деятельности ее правительства, который проводили иностранные компании и результаты которого обнародовали на пресс-конференции в Киеве и опубликовали на сайте Минфина. Они свидетельствуют о нарушениях на многомиллионные суммы.Этот вопрос не застал Тимошенко в расплох. Было очевидно, что к нему она хорошо подготовилась и даже ждала.

“Первое, что я прочла, это сообщение посла США, учитывая, что эти компании приехали из Соединенных штатов, ни одна из этих компаний не является аудиторской и никогда ею не была “, - начала Тимошенко. - “Эти якобы аудиторские компании пользуются сомнительным авторитетом у себя на родине, в США. Компания "Kroll" – это такая компания, которая была приглашена той же тусовкой, когда был убит Гонгадзе. И она сообщила, что Гонгадзе не убили, а если и убили, то власть здесь не причем. И вообще – убит криминальный авторитет по кличке "Циклоп". Компания "Trout Cacheris" состоит из нескольких никому неизвестных юристов”.

“Но это же крупные уважаемые конторы. Они, например, помогли найти миллионы филиппинского диктатора Маркоса”, - парировал Киселев, сознательно или нет, проводя параллель с одним из выводов аудиторов, которые констатировали, что при прежнем правительстве имел место вывод бюджетных средств за границу.

“Да они принимали участие в деле Моники Левински”, - напомнила Тимошенко.

“А что тут плохого, что они защищали Монику Левински”? - спросил Киселев.

“А что тут хорошего? Пятна на юбке не имеют отношения к аудиту”, - ответила Тимошенко.

“Но они не занимались пятнами, а давали рекомендации”, - защищал честь и репутацию иностранных юристов ведущий.

Тогда Тимошенко решила сообщить зрителям о стоимости работы аудиторов: “Один час работы такого специалиста такой компании стоит 1000 грн, сотни миллионов гривен заплатят за 4 года работы этой компании в Украине”.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ У ШУСТЕРА...

В студию пригласили Томми Хелзби - представителя фирмы Kroll, которую на “Интере” в это время чехвостила Тимошенко. Репутацию Тимошенко и ее правительства пришли защищать Григорий Немыря и Сергей Соболев, Администрации президента - Ирина Акимова. Стоит отметить, что все они свободно говорили по-английски.

Будучи в курсе основных претензий к деятельности своей компании, Хелзби подчеркнул, что им не ставилась задача собрать компромат на Тимошенко: “Нас попросили исследовать деятельность целого правительства, а не отдельного человека. Расследовать целый ряд отдельных операций, в частности, закупок, предпринятых правительством для того, чтобы определить возможное, мошенничество. Мы не получали задания на кого охотиться, на каких ведьм”.

По его словам, правительство предоставило 28 эпизодов, из которых были выбраны 6 отдельных дел - по Минздраву, МинЧС, Госрезерву и расходованию средств, полученных от продажи “парниковых квот”.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ У КИСЕЛЕВА...

Будто услышав Хелзби, Тимошенко ответила на одно из обвинений, которое касалось нецелевого расхода “парниковых” средств: “Если эти компании моим наибольшим преступлением считают то, что я деньги на экологию направила в Пенсионный фонд, то пускай бы все премьеры после меня имели такие обвинения".

Далее она пожаловалась на преследования оппозиции и сравнила ситуацию в стране с 1937-м годом.

“Не гневите Бога”, - сказал Киселев, заметив, что у многих тогда погибли родные и близкие.

И рассердил этим замечанием Тимошенко.

“Я вам напомню, что сейчас отец 4-х детей брошен в тюрьму”, - напомнила она об Игоре Диденко. - “Только за то, что он у мафии, которая, кстати, этим каналом владеет во главе с Хорошковским, Фирташем и всей этой босотой, забрал газ", - впервые за весь эфир помянула главу СБУ Тимошенко.

Досталось и самому Киселеву: “Я вас еще помню по эфирам на НТВ, когда вы боролись за свободу слова, честь, совесть, а сегодня вы стоите в этой студии Хорошковского и говорите, что сотни людей по тюрьмам - это не 37 год, и формируете так программу, чтобы показать, что в этой стране властвует свобода и демократия. Так вы тот, который защищал НТВ, подали бы руку себе сегодняшнему?”

Это был не единственный случай, когда экс-премьер возмутилась ведущим. Когда Киселев попытался оборвать Тимошенко, чтобы задать следующий вопрос, она потребовала, чтобы тот дал ей договорить.

"Мы тогда ничего не успеем", - сказал Киселев.

"А зачем вы тогда гостей в студию приглашаете?", - спросила Тимошенко.

"А в чем дело? Я всегда оппонирую гостям", - пожал плечами Киселев.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ У ШУСТЕРА...

Слово взял Григорий Немыря, который первым делом зачитал значение слова “аудит” из Оксфордского словаря.

“Я выпускник Кембриджа, а потому немного бы подкорректировал словарь”, - по-британски пошутил Хелзби, но Немыре было не до шуток.

Экс-вице-премьер начал с обвинения компании Kroll в нарушении конфиденциальности.

“Мы не упоминали Юлию Тимошенко. Из аудитории это звучало. Но мы - только проследили цепочку фактов”, - сказал Хелзби.

“А мне за три дня до пресс-конференции позвонили из Wall Street Journal и сообщили, что у них уже есть отчет и они готовят по нему материал”, - сказала Немыря.

“Я не был задействован в переговорах с WSJ”, - ответил Хелзби. - “То, что была проведена пресс-конференция и были обнародованы итоги аудита - это была часть стратегии и запрос правительства. Лично я считаю, что распространение этой информации может повредить делу”, - сказал он.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ У КИСЕЛЕВА...

Речь зашла уже о возглавляемой Тимошенко политической силе.

“Что происходит в БЮТ, что у вас столько расколов в местных организациях?” - спросил Киселев.

”Какие это расколы?”, - удивилась Тимошенко. - “Это команда Администрации президента работает. Представляете? Говорят, что оппозиция слабая, а так работают против нас...”

Тогда журналисты спросили о причине поведения ряда депутатов из БЮТ, голосовавших за новый закон о Кабмине и который сама Тимошенко критиковала.

“Голосование депутатов - это их собственное видение, их политический баланс и их позиция. И я думаю, что если партия будет гонять депутата за то, что он там где-то не так проголосовал, как ему приказали, и еще и выбрасывать из фракции - это будет абсурд. Никто из этих людей от позиции фракции не отступил”, - сказала она.

В конце первой части Киселев попросил объявить результаты телефонного опроса, который показал, что 55% дозвонившихся доверяют итогам аудита.

Но Тимошенко решила не сдаваться.

“Знаете, я дотошный бюрократ. Пока была пауза - я решила позвонить по этому номеру. Так вот - он не работал”, - с улыбкой сказала экс-премьер.

“Это происки ваших врагов”, - сказал Киселев, поправляя бумаги.

“Нет, дело в том, что зомбирование - выше, чем честь”, - продолжала улыбаться Тимошенко.

“Прощайте”, - Киселев пожал он ей руку. - “Мы вернемся после паузы”, - сказал ведущий, повернувшись к Тимошенко спиной.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ У ШУСТЕРА...

Немыря тоже напомнил об участии Kroll в деле Гонгадзе. А потом обвинил компанию в конфликте интересов. Мол, среди ее клиентов был олигарх Дмитрий Фирташ, который близок к ряду высокопоставленных чиновников из окружения Януковича - главе АП Сергея Левочкина и главе Минтопэнерго Юрия Бойко. Поэтому Kroll не мог сделать иные выводы, утверждал Немыря.

“Никакого конфликта нет. Мы не делаем ни для кого преференций. Мы просто ищем факты, а клиент ими потом распоряжается, как заблагорассудится”, - защищался Хелзби.

Теневой премьер Сергей Соболев, взявший слово, говорил более эмоционально и почти повторил обвинения, буквально только что, озвученные Немырей. В частности, о деле Гонгадзе.

“Мы не проводили расследования в деле Гонгадзе”, - наконец ответил Хелзби. - “У нас не было полномочий милиции или прокуратуры. Мы провели анализ собранных материалов на предмет того, чтобы сделать вывод - достаточно ли собрано доказательств, чтобы обратиться в суд? Мы сказали - недостаточно”.

“А сколько стоят ваши услуги?”, - задал вопрос Немыря.

“Мы можем говорить только то, что предусмотрено договором. Спросите правительство”, - сказал Хелзби.

Но ответ у Немыри уже был в руках. Он перешел на украинский и обратился к аудитории.

“Компания, в которой работают 9 юристов, вела дело Моники Левински и защищала конголезского диктатора. В мае правительство без тендера наняло эту контору, выплатив 40% гонорара. Предполагалось, что они сдадут отчет до 1 сентября, потом продлили до 1 декабря. А сколько стоит? Мне ответили - это коммерческая тайна”, - сказал Немыря, показывая некую бумагу.

Озвучивать цифру, которую назвала на “Интере” Тимошенко, он не стал.

“Мы не маленькая контора”, - обиделся Хелзби. - “А деньги, которые мы получим, намного меньше тех, которые Украина сможет вернуть”.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ У КИСЕЛЕВА...

Второй темой передачи была избрана проблема согласования учебников по истории с Россией. То есть, вопрос, который абсолютно не предусматривает взвешенного и спокойного разговора. А чтобы дискуссия вдруг случайно не вошла в нормальное русло, в качестве экспертов в студию пригласили депутата Госдумы Маркова, журналиста Олеся Бузину, депутатов Вадима Колесниченко, Олеся Дония, одного из братьев Капрановых.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ У ШУСТЕРА...

“Украиноязычная” часть обсуждения темы аудита, была более прозаичной и свелась к очередному обвинению власти и оппозиции во всевозможных грехах. На каком-то этапе присутствующие попробовали поругаться из-за Евро-2012, но Савик Шустер оборвал гостей: “Мы не собирались обсуждать Евро”.

А в части борьбы с коррупцией, присутствующие разделились на два лагеря: на тех, кто считает, что сажать нужно и для начала можно сажать предшественников, и тех, кто считает, что сажать нужно всех, а не только предшественников.

Третья часть “Шустер Live” была посвящена теме налогов. Но о Налоговом кодексе в пятничных телешоу говорят уже два месяца. Поэтому определенная усталость от этой темы очень чувствовалась.

Представители власти - Ирина Акимова и Михаил Бродский - свели свое выступление к тому, чтобы пояснить необратимость всех фискальных нововведений, которые не нравились оппозиции и предпринимателям из Севастополя, с которыми общались по телемосту.

Почему-то именно о налогах решил поговорить в этот вечер депутат Олег Ляшко. Возможно, чтобы отвлечь внимание от скандального видео с его участием, которое появилось в интернете.

Его выступление было сумбурным и очень эмоциональным. В итоге он пригрозил всем приближающимся дефолтом.

“Да нет никакого дефолта”, - возразил Петр Порошенко.

“А вы докажите”, - сказал Ляшко и продолжить называть какие-то цифры.

“Не сыпьте цифрами, а то люди ничего не понимают”, - обратил внимание Шустер.

Но Ляшко не унимался.

“Да посмотрите же на реакцию студии!”, - снова прервал Шустер. - “40% людей не понимают!”.

“А им больше нравятся популистические выступления Бродского”, - кокетничал Ляшко. Бродский скривился.

В такой тональности и с такой же содержательностью гости обсуждали грядущую налоговую реформу до конца передачи.