Все публикацииПолитика

Жизнь после Конституции

Резолюция ПАСЕ по Украине скажется на жизни страны не многим меньше, чем отмена Конституционной реформы. Бизнес-элиты это уже понимают. Элиты политические – множат вокруг обоих событий мифы. «Lb.ua» их опровергает.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Жизнь после Конституции

Сначала – мифы относительно К-реформы.

Миф первый: в стране не осталось «центров влияния», альтернативных президенту Януковичу.

Правда. Альтернативных действительно нет. Но вассалы существовали и будут существовать всегда. Двор неотделим от правителя. Другое дело – с отменой политреформы вассалы утратили остатки автономности. «Понятийно» ее и так не было. Представить, например, что Янукович останавливает решения Азарова, параллельно обжалуя их в КСУ (что регулярно случалось в тандеме Ющенко-Тимошенко), или что Азаров высказывает несогласие с позицией Януковича – невозможно было и в страшном сне. Тем не менее, теоретически подобная возможность существовала. Теперь ее нет. Ибо назначение/увольнение всех ключевых чиновников зависит напрямую от президента. Следовательно, все желающие пребывать в «системе» не станут проявлять излишние вольнодумство и/или самодеятельность. Если станут – как, например, Тигипко – значит, получили на то «высшее благословление».

Раньше страна жила и развивалась в условиях свободной (иногда, правда, межевавшейся с беспредельной) конкуренции, в том числе – политической, теперь же главная задача вассалов – конкурировать между собой в восхвалении Лидера.

Фото:PHL

Миф второй: у Януковича не осталось сдержек и противовесов, его власть единолична.

Правда. Балансы, сдержки и противовесы у Януковича, как ни парадоксально, остались. С той разницей, что Кучма сперва выстраивал оные из представителей разнообразных «команд», «региональных кланов» на собственное усмотрение. Затем «достойников» во власти стало столько, что Леонид Данилович просто вынужден был учитывать их нужды и пожелания. Сохраняя, тем не менее, право «казнить» и «миловать». Особо очевидными «перекосы» стали к концу второго срока.

Виктор Янукович тоже формирует систему сдержек и противовесов, но, в отличие от Леонида Даниловича, выстраивает ее из представителей одной группы, одного клана, одной региональной команды. Пока еще он может себе это позволить. Пока еще не свита играет короля, а король – свиту. Ключевое слово – пока. Ключевой вопрос: как долго.

Ответ: до тех пор, пока рейтинг Виктора Федоровича не преодолеет «психологический барьер» 12%. Почему 12%? С такого показателя он – премьер-министр «первого призыва» – начинал электоральную борьбу с тогдашним оппонентом Виктором Ющенко.

Миф третий: единоличная власть Януковича погубит.

Правда: значительное число «сдержек и противовесов» погубит любого президента куда быстрее.

Пример тот же – Кучма. К середине второго срока второго президента, оппозиция значительно усилилась представителями элит, бизнесменами, взошедшими давеча на Олимп благодаря Леониду Даниловичу. По «ту сторону» баррикад перебрались те, кого гарант, по тем или иным причинам, не долюбил. Перебравшись, озадачились целью придти к власти самим. Для чего принялись не словом – делом, поддерживать оппозицию, бывшую прежде, в значительной степени, маргинальной. Вспомнить, хотя бы, Николая Мартыненко, Александра Морозова, Александра Третьякова, Давида Жванию… Все они – до определенного момента - обладали статусом «придворных». Их политических «двойников» сегодня в окружении Виктора Федоровича предостаточно. И только от самого Януковича зависит: когда друзья станут врагами. Когда? Когда перестанут испытывать «удовлетворение» от «дружбы». Ну, а уж насчет этого – см. выше.

Фото: Макс Левин

Миф четвертый: президент выстроил под себя целостную вертикаль власти.

Правда. Традиционное представление о «вертикали власти» – как следует из опытов ПР – сильно искажено. В понимании Виктора Федоровича «вертикаль» – термин специфический. В его представлении вертикалей – необходимых для руководства страной – существует четыре: губернаторы, милиция, СБУ и прокуратура. Остальное – дополнительные, а вовсе не жизненноважные «опции». При условии беспрекословного подчинения всех этих субъектов (что Виктором Федоровичем – надо отдать ему должное – уже обеспечено), о «стойке смирно» остальных можно не беспокоиться. В крайнем случае, один из основных инстинктов, как своевременно напомнил Николай Янович в ходе конференции «Ялтинская европейская стратегия» – страх. Вот он, страх, пусть и работает. Присутствовавших на мероприятии европейских политиков и дипломатов подобное признание удивило. Мягко говоря.

Миф пятый: получив решение КСУ, Виктор Янукович окончательно дал понять – в первую очередь элитам – кто в стране самый главный.

Правда. Данное утверждение правдиво для элит в целом. Об элитах донецких – разговор отдельный. Согласно известной аксиоме «Зеркала недели», в стране сформировано «три потока». Сей факт внес в ряды «донов» не то чтоб смуту, но серьезное недоумение. Ведь Ринату Ахметову достался «поток» номер три. Почему, спрашивается? Получается, уже не он главный «решальщик вопросов» в стане ПР? Значит ли это, что его влияние ослабло? Ослабло ли оно из-за того, что в ходе избирательной кампании владелец СКМ, по мнению многих его коллег-однопартийцев, занимал недостаточно ангажированную позицию?

Получается, стремящимся добраться в «бело-голубой» иерархии до самого верха ориентироваться сегодня стоит не на «короля Донбасса»? Который за последние годы для многих стал фигурой вполне понятной и прогнозированной. Чего не скажешь о Юрие Иванющенко. К которому и подступиться-то могут единицы. Из тех, что знают его в лицо. Кто знает – понимает: для Виктора Януковича роль Юры Енакиевского сравнима с ролью братьев Ковальчуков для Владимира Путина.

Миф шестой: в команде ПР, из-за всего происходящего, намечается раскол.

Правда. Линии разлома – да, углубляются, но по швам еще не трещат. Так как пожелания «изнутри» не всегда совпадают с необходимостями «снаружи». Просто пример – Андрей Клюев. У которого, как отмечалось, больше всего шансов занять место премьера Азарова в случае, если Николаю Яновичу, раздумывающему о заслуженном отдыхе (не сейчас еще, но в перспективе не слишком далекой), подыщут-таки «теплое место», альтернативное креслу главы НБУ. Больше всего шансов – с точки зрения Виктора Федоровича. Но уж точно не с точки зрения Владимира Владимировича. Подозревающего Андрея Петровича в излишней симпатии к деньгам российских налогоплательщиков. Деньгам, на которые опирается «Проминвестбанк». О чем Владимир Владимирович - на одной из недавних двусторонних встреч (в узком кругу, разумеется) - не преминул заявить в лицо Виктору Федоровичу (Андрей Петрович сидел тут же – рядом с главой украинского государства). Заявил, мерно постукивая ладонью по столу (что «на языке» ВВП означает высшую степень раздражения), буквально дословно: «Тут деньги российских налогоплательщиков, и мы не позволим…».

Вопрос (еще один, из разряда риторических): как же Клюев – в случае своего премьерства – сможет обеспечить сотрудничество с РФ? И насколько это сотрудничество – в логике официальной доктрины ПР – «все для фронта, все победы РФ» – окажется продуктивным?

Фото: Макс Левин

Переходим в плоскость внешнеполитическую.

Миф седьмой: Украина умерила западные амбиции в пользу выгод тесного экономического сотрудничества с Россией.

Правда. Насчет выгод – есть вопросы. Количественные показатели оптимизации кооперации с «северным соседом» за истекшие полгода не столь велики. Точно не такие, как декларируется. Мало кто помнит: в начале каденции Виктора Федоровича, кроме скандальных «черноморских», были подписаны еще и авиационные, космические соглашения с РФ. Действительно важные и стратегические. Поскольку в этих двух отраслях, кроме как с Россией, нам особо сотрудничать не с кем. Так вот, КПД от этих соглашений невелик. Очень невелик. Покамест. Если откровенно: стремится к статистической погрешности. Так зачем предпочитать Запад Востоку? Или публичная позиция – инерция? Ведь в отношениях двух стран, как ранее уже подробно пояснял «Lb.ua», ничего личного – только бизнес. На Банковой это чудесно понимают. И находятся фактически «на растяжке» между интересом «личным», политическим, для «нужд» электоральных, и государственным – для нужд казны. Первое – российский вектор. Второе – европейский.

Этим же объясняется сумбурный переполох во властных коридорах, вызванный принятием крайней резолюции ПАСЕ по Украине.

Фото: av.coe.int

Миф восьмой: резолюция ПАСЕ сподвигнет отечественную власть стимулировать укрепление демократических институтов. Хотя бы – во имя имиджа.

Правда. Мнение «внешнего мира» что-то значит для Украины лишь в том случае, когда конвертируется в дензнаки. То есть – влияет на приток инвестиций, на получение займов и т.д. От которых, в свою очередь, непосредственно зависят рейтинговые показатели. От рейтинговых показателей – шансы воспроизвестись во власти. Что является сверхзадачей любого чиновника: как выбираемого, так и назначаемого. Так, если завтра западный инвестор, обеспокоенный активизацией роли спецслужб, откажется работать в Украине – переполох перерастет в панику.

Пока же в дензнаки мнение не конвертируется – представляет меньшую ценность. Однако негативные оценки все же тревожат – «растяжка» дает о себе знать. В какую сторону качнется маятник; экономическое взаимодействие с каким «полюсом» окажется более выгодным, пока неизвестно. Этим и объясняется стремление украинских парламентариев, делегированных в ПАСЕ, добиться для власти максимально лояльных формулировок резолюции. Так, на всякий случай. Отсюда же – бравурные комментарии Банковой об «успехе Украины в ПАСЕ». Каждый, как пел Булат Окуджава, пишет, что он слышит. Украинская власть частенько слышит и говорит так, как слышали и говорили советские СМИ. «Наш президент не может вмешиваться в работу судов. Мы идем в Европу, и нас с этого пути не свернуть», – в таком духе глава МИД Грищенко высказался на упоминавшейся Ялтинской конференции, комментируя свежепринятое решение КСУ. Уважаемую аудиторию формулировка впечатлила. Впрочем, европейцам к двойным стандартам не привыкать. Они их, собственно, породили. И государство, очутившееся «на растяжке», вынуждено демонстрирует прилежность подражания. При том, что «Европейская Бизнес Ассоциация» уже заявила об ухудшении инвестиционного климата в Украине.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua