Все публикацииПолитика

Сумерки оппозиции

Не прошло и трех недель с того времени, как Юлия Тимошенко пообещала «в кратчайшие сроки» создать оппозиционное правительство, которое «не даст Виктору Януковичу расслабиться и играть в теннис», как теневой Кабмин наконец был представлен публике.

Алексей МустафинАлексей Мустафин, руководитель департамента документально-публицистических программ СТБ
Сумерки оппозиции
Фото: www.politicum.org

Правда, презентация получилась какой-то скомканной, и даже список обладателей виртуальных портфелей огласили после нескольких напоминаний журналистов. С одной стороны, организаторов церемонии в чем-то можно понять – оппозиционное правительство, сформированное «бютовцами» и примкнувшими к ним союзниками, мало напоминает «команду звезд». Но с другой – вряд ли кто-то рассчитывал на какой-то другой результат в команде, где по определению может быть только одна звезда, да и та, согласно регламенту Верховной Рады (причем в обеих последних редакциях), не могла стать ни министром, ни премьером теневого Кабмина, поскольку не обладает удостоверением народного депутата.

По той самой причине, кстати, в состав оппозиционного правительства не попали и другие соратники Тимошенко – начиная с Александра Турчинова и заканчивая Людмилой Денисовой. За бортом, правда, оказались и некоторые довольно известные парламентарии – успевшие за последний месяц побить горшки с лидером или просто оттесненные более энергичными однопартийцами. Говорят, что борьба за виртуальные портфели была не менее жесткой и изнурительной, чем сражения за кресла «настоящих» министров.

Тем показательнее оказался результат – теневой Кабмин Сергея Соболева напоминает «команду сбитых летчиков» еще больше, чем оппозиционное правительство Виктора Януковича, созданное им после выборов 2007 года. А в остальном поведение нынешних оппозиционеров только подтверждает правило, гласящее, что украинские политические «семьи» похожи друг на друга и в горе, и в радости. Причем похожи даже в мелочах – вроде отъезда лидера за границу в самый неожиданный для соратников момент. Помните, в 2004 году был популярен анекдот, в котором вождь тогдашних оппозиционеров звонил «томящимся в СИЗО» соратникам и радостно сообщал: «А я на море!».

Нет, нынешняя власть особого рвения в «святом деле» упрятывания оппонентов за решетку не демонстрирует. Но перспективы теперешних оппозиционеров от этого не становятся яснее. Скорее, наоборот, – на сочувствие к «гонимым» и «репрессированным» рассчитывать не приходится. Да еще за звание главного оппозиционера развернулась нешуточная конкуренция. В среду на роль консолидатора «демократических и национальных сил» претензии заявил еще и Виктор Ющенко. А Арсений Яценюк о формировании своего оппозиционного правительства заявил даже раньше, чем Тимошенко. Другое дело, что процесс неожиданно затянулся. То ли «чудо-команда», готовая, по словам Арсения Петровича, спасать страну едва ли не с первого дня после его победы на выборах, отказалась работать вне власти. То ли и не было никакой «чудо-команды»…

Яценюк попытался выйти из ситуации, заявив на минувшей неделе, что традиционная технология теневых правительств его уже не устраивает и он будет формировать «модель будущей власти». Сразу на 2012 год. Дескать, вместо того, чтобы «делить виртуальные министерские должности», его однопартийцы будут разрабатывать «стратегии для страны». Причем силами не политиков, а специалистов. Для которых предложенная модель станет «социальным лифтом» для попадания во власть. Тимошенко сразу же попыталась словить Яценюка на противоходе, пообещав в тот же день создать собственный «штаб» из специалистов – да еще под названием «Стратегический совет объединенной демократической оппозиции». Пафос, может, кого-то и покоробит, но Юлии Владимировне сейчас не до сантиментов. О претензиях на руководство всеми оппозиционерами нужно заявлять громко и властно. К тому же «совет», в отличие от теневого Кабмина, Тимошенко вполне сможет возглавить лично. И тем самым лишить Яценюка его главного – «регламентного» – козыря. Направив заодно сарказм деятелей вроде Анатолия Гриценко или Давида Жвании, уже успевшего окрестить теневой кабинет «потешным правительством», на борьбу с теми самыми «потешными министрами» во главе с Соболевым.

Фото: Униан

Другое дело, что от количества оппозиционных структур скоро начнет двоиться в глазах не столько у конкурентов БЮТ по «демократическому» лагерю, сколько у «посторанжевого» электората. И без того возмущенного неспособностью своих вчерашних «любимцев» договорится между собой. Чем больше оппозиционеры увлечены выяснением отношений друг с другом – тем меньше у них остается времени, сил и вдохновения для общения с избирателями. Впрочем, создается устойчивое впечатление, что и вдохновлять сограждан на новые победы лидерам пока нечем. Стратегия борьбы с властью, по сути, так и не выработана, и оппозиционеры действуют в лучшем случае «по обстоятельствам».

Поначалу Тимошенко просто отказывалась признавать легитимность Януковича. Но «бело-синих» это не остановило. Попытка зацепиться за конституционные ограничения, не позволяющие формировать парламентскую коалицию на индивидуальной основе, была слишком робкой и на нее, по большому счету, тоже не обратили внимания. Оставив без боя правительственные высоты, «бютовцы» попытались объявить нелегитимным и новый Кабмин. С тем же успехом. Теоретически эту линию можно было продолжить, организовав некое подобие бойкота или парламентской сецессии – как это делала, скажем, итальянская оппозиция в 20-е годы, но у нынешних украинских оппозиционеров не хватило ни сил, ни духа. И что самое главное – единства. «Нашеукраинцы» сразу же дали понять, что не собираются играть по правилам, написанным «бютовцами», а тимошенковцы побоялись остаться в одиночестве. И пар ушел в свисток.

Теоретический шанс для объединения оппозиционерам неожиданно предоставил сам Янукович. Назначив министром образования Дмитрия Табачника. Одинаково антипатичного и «бютовцам», и «нашеукраинцам». К тому же – чего не позволяет практика сугубо политических кампаний – организаторы «антитабачных» акций могли апеллировать и к гражданским чувствами, и к общественному интересу – абитуриенты и их родители были напуганы разговорами об отмене тестирования. Памятуя об акциях начала 2000-х годов, «бело-синие» восприняли происходящее вполне серьезно, рассчитывая на то, что «антитабачная» кампания – только первый этап продуманного плана. За которым последует такая же кампания по отставке Анатолия Могилева и далее – по принципу домино – вплоть до акции «Украина без Януковича». Но парламентские оппозиционеры «в народ» не пошли, по сути, отдав улицу «озабоченным» студентам и активистам «Свободы». Отдельные депутаты уже потом стыдливо вступились за излишне активного Николая Кохановского, умудрившегося расквасить нос оппоненту прямо перед зданием Министерства образования. А организованные действия «заукраинцев» и тимошенковцев свелись к голосованию вотума недоверия Табачнику в парламенте. Заранее обреченному, по словам самих «бютовцев», на провал. И действительно собравшему только 202 голоса «за». Причем не поддержал отставку министра даже Олесь Доний, через день назначенный в теневом правительстве… вице-премьером по гуманитарной политике. Ради того, чтобы было кому оппонировать?

Похоже, впрочем, что портфельный вопрос испортил не только «оппозиционных министров». Еще больший интерес депутатов вызвал вопрос о «большом переделе» парламентских кресел. Последний раз их делили тогда, когда при власти были «оранжевые» (вместе с «бело-сердечными»), а в оппозиции – «бело-синие». Теперь их поменяли местами – и «бютовцы» предположили, что самое время бороться за «восстановление справедливости». Правда, требование к коалиции большинства поделиться портфелями означает как минимум признание этого самого большинства. Что полностью противоречит всей предыдущей тактике Тимошенко, уверявшей, что коалиция нелегитимна, а потому с точки зрения закона просто не существует. Но об этом обстоятельстве с легкостью забыли. Забыли и объяснить логику таких действий своим сторонникам. Предоставив им самим додумывать, какими интересами руководствуются уполномоченные ими представители. Но если «бютовцам» амнезия выгодна, то «регионалам», литвиновцам и коммунистам забывчивость ни к чему. И делиться портфелями они не собираются.

Фото: Макс Левин

Длительной оппозиционной войной нынешнее большинство можно пугать до бесконечности – к ней они как раз готовы. Одно дело блокировать трибуну ради повышения соцстандартов или даже запускать воздушные шарики с антинатовскими лозунгами – недовольство избирателей бездействием парламента компенсируется привлекательностью цели (пусть даже относительной). Но верить в то, что осада парламентского президиума исключительно ради портфелей для оппозиции вызовет у сограждан прилив сочувствия к этим самым оппозиционерам, может лишь неисправимый романтик. Или абсолютный циник.

Уверенный в том, что на уши избирателям можно вешать любую лапшу. Проблема нынешней оппозиции, впрочем, не в засилье циников. Просто ничего другого, кроме штурма парламентских высот, креативщики с Туровской предложить соратникам не могут. Ну не внутрипартийную же «чистку», о которой по наивности продолжает мечтать Николай Томенко!

Похоже, эксперты, еще месяц назад уверявшие, что Янукович с Азаровым еще пожалеют, что получили власть вместе с таким «бесплатным приложением», как Тимошенко в оппозиции, несколько переоценили таланты Юлии Владимировны. Оппозиционером она была действительно непревзойденным. Была – в прошлом десятилетии. Когда боролась за политическое выживание, не имея за плечами шлейфа долгого пребывания у власти. Даже вице-премьерство в правительстве Ющенко и первое премьерство при Ющенко-президенте публикой воспринимались скорее как эпизоды. «Полеты», прерванные завистниками на самом пике восхождения. Но за два года пребывания лидера БЮТ в Кабмине слова «Тимошенко» и «власть» перестали восприниматься как антонимы. И легенда уже не работает. Оказавшись в вынужденной оппозиции, Тимошенко сейчас напоминает волшебника, раз за разом повторяющего привычные (и еще недавно «работавшие») заклинания, но не получающего ничего взамен. Она озадачена и растеряна. И растерянность передается не только ее сторонникам. Но и всем тем, кто понимает, что еще немного – и Украина вообще может остаться без оппозиции. К удовольствию тех, кто пришел к власти «всерьез и надолго».

Алексей МустафинАлексей Мустафин, руководитель департамента документально-публицистических программ СТБ