Все публикацииПолитика

Конец одной истории

«Общество ориентируется на символы и на образы», сказал несколько лет назад один влиятельный политик. И это правда. Другое дело, что эти «образы» и «символы» в украинской политике назначают. Так случилось практически со всеми фигурантами так называемых резонансных дел, и до 2004-2005 годов, и после них.

Вячеслав ПиховшекВячеслав Пиховшек, публицист, постоянный автор Lb.ua
Конец одной истории

Печерский райсуд Киева закрыл все уголовные дела, возбужденные Генпрокуратурой и прокуратурой Киева в отношении Игоря Бакая.

Управление Министерства внутренних дел в Ивано-Франковской области возглавил генерал-майор милиции Василий Варцаба.

Главное управление Министерства внутренних дел в Ривненской области возглавил Олег Сало.

Закарпатскую милицию возглавил Виктор Русин.

Довольно логичным в этом контексте было бы закрытие всех дел, возбужденных против Владимира Сацюка, Николая Белоконя, Руслана Боделана.

Все они – достаточно разные люди. Но их объединяет то, что всех их делали «образами» и «символами» – объектами преследований власти-2005. Бакая обвинили в злоупотреблениях в Главном управлении делами Администрации Президента Кучмы. Весной 2005 года в его отношении были возбуждены дела по ч. 2 ст. 364 и ч. 3 ст. 365 Уголовного кодекса ("превышение власти и злоупотребление служебным положением"). Бакая подозревали в незаконной продаже киевских гостинниц "Днепр" и «Украина", а также недвижимости Национального комплекса "Экспоцентр Украины". В декабре 2004 года Бакай выехал в Россию. В 2006 году Печерский райсуд Киева вынес решение о прекращении расследования дел, а в 2007 году Апелляционный суд прекратил международный розыск Бакая. И в ноябре 2008 года Верховный суд отменил решение первой и второй инстанций. Варцабу объявляли в международный розыск, его имя упоминали в контексте скандальных выборов мэра Мукачево в апреле 2004. Сало до 2005 года возглавлял милицию Львовской области. После Оранжевой революции Генпрокуратура возбудила против него уголовные дела – якокы за нарушение избирательного законодательства и злоупотребление служебным положением. Он был объявлен в международный розыск. Русина, в сентябре 2005 года его арестовывали держали под стражей в следственном изоляторе. Сацюка чаще всего упоминали в контексте «отравления Ющенко». Белоконя – в использовании милиции в выборах 2004 года и намерениях «разогнать Майдан». Боделана – в чем-то незаконном в бытность мэром Одессы.

Все это имело свою предысторию. В проекте Меморандума о взаимопонимании, подписанного Ющенко и Януковичем в сентябре был пункт 3, который дословно звучал так: "Договариваемся о... закрытии уголовных дел, связанных с прошедшими президентскими выборами, юридической и политической реабилитации уже осужденных по этим мотивам; привлечении к ответственности тех руководителей правоохранительных органов, которые запятнали себя преследованием оппозиции". Ющенко не подписал этот пункт Меморандума, и в окончательный текст он не вошел. Преследования прекратились по факту. Впрочем, речь шла не только о вышеперечисленных лицах. 18 тысяч государственных служащих, уволенных новой состоянием на 2005 год властью, ждали своей, пусть такой, реабилитации, как и члены их семей.

Кстати, многие и в эмиграции не считали нужным скрывать свои политические пристрастия. В цикле интервью, сделанных в свое время Соней Кошкиной, есть довольно интересные вещи. Из интервью с Билоконем: «Значит, Майдан… брать штурмом вы не собирались? Отдал бы Кучма как главнокомандующий такой приказ, мы б его выполнили! И я его, кстати, спрашивал об этом. Леонид Данилович сказал: «Я не хочу крови на руках!». Из интервью с Бакаем: ««Газпром» ранее привлекал вас в качестве консультанта на украино-российских переговорах? Было такое. Я считал и считаю, что полумерами энергетическую проблему, существующую в Украине, преодолеть невозможно… Кстати, это было предметом моих переговоров с Ющенко. Я звонил ему. Мы долго разговаривали. Я предлагал решить вопрос кардинально и больше к нему не возвращаться».

Вполне вероятно, что Бакай, Сацюк, Билоконь, Боделан теперь смогут вернуться в Украину. Если есть такое желание , конечно. У людей за все эти годы сложилась другая жизнь, состоялись другие планы, некоторые получили гражданство другого государства. Для общественной реабилитации им вполне может хватить газетных и телевизионных интервью.

Впрочем, тех многих в нашем обществе, кого в угоду политической целесообразности зомбировали лозунгом «бандитам - тюрьмы», презрев при этом принцип презумпции невиновности, сделав «образами» и «символами» в украинской политике – переубедить невозможно. Всегда останутся те, кто заявит, что «Ющенко не довел до конца обещанное», «прокуратура небесплатно договорилась с бандитами», «каждый из них выкупил свои должности и свободу». Таких людей бесполезно спрашивать, можно ли гражданина считать преступником до вступившего в законную силу решения суда, где факты, подтверждающие «проплаты» и т.д.

Между тем, юридически, а значит и фактически эти люди не виновны. Если не доказано обратное, и до тех пор, пока не доказано обратное. Аргумент, что кого-то нельзя было преследовать, ибо он скрывался в за рубежом – смехотворен. Согласно ст. 224 Гражданского процессуального кодекса Украины суд может принять заочное решение на основании имеющихся в деле доказательств - при условии, что истец не возражает против такого решения дела, когда ответчик, которого должным образом информированы и от которого не поступило объяснений о причинах неявки или такие причины не являются уважительными, не появляется в судебное заседание. Но правоохранительные органы во времена «оранжевой власти» не довели дело до судебного обвинительного приговора.

Конец истории – это начало другой истории. Слова Александра Турчинова в «Зеркале недели» «аудит от ПР имеет иную задачу - найти международный зонтик, который прикроет начало репрессий против оппозиции» поразительно напоминают заявления Павла Лазаренко в период перехода в оппозицию к Л.Кучме.

Аудит не будет от ПР. Аудит – чтобы ни у кого не было сомнений в его беспристрастности, объективности, должен проводить кто-то их «большой четверки» фирм мирового уровня - PricewaterhouseCoopers, Deloitte, Ernst&Young или KPMG. Результаты аудита должны быть реализованы так, как этого требует закон.

Независимо от того, назовут ли это «политическими репрессиями». Все равно ведь назовут.

Практика аудитирования состояния финансового хозяйства страны, оставляемого бывшей властью, должна стать обычной в Украине. Только тогда у кандидатов в будущие правители появится четкое осознание того, что за все содеянное придется отвечать.

Пока у меня только один вопрос. Ладно, Бакай, Сацюк, Боделан и другие смогли «пересидеть» в России. А вот нынешним кандидатам в политэмигранты – им то куда податься?

Вячеслав ПиховшекВячеслав Пиховшек, публицист, постоянный автор Lb.ua