Все публикацииПолитика

Политическая система Украины: годы постоянных изменений

Аксиома: политическая система успешна, если соответствует вектору развития страны. И, наоборот, обречена, если этот вектор «не совпадет» с системой. Принципиально: идеальных политических режимов нет и не существует нигде в мире. Украина-1991 нуждалась в государственности и демократии. Получив первое, страна занялась вторым.

Вячеслав ПиховшекВячеслав Пиховшек, публицист, постоянный автор Lb.ua
Политическая система Украины: годы постоянных изменений

Жесткость президентской власти нужна была президенту Кравчуку, чтобы переподчинить три военных округа бывшей Советской Армии, находившиеся на территории Украины, территориальные органы КГБ, выстроить подобие финансовой системы. Ничего удивительного, что развитие демократии Украины осуществлялось с перекосами, скачкообразно. Исторически понятно, что киевоцентризм, заменивший москвоцентризм, не мог устраивать регионы Украины, лидеры которых требовали больше власти. И получали ее: прямые выборы губернаторов периода президента Кравчука – явлене из этой сферы.

Жесткость власти Леонида Кучмы была нужна, чтобы «заблокировать» сепаратизм – в 1994–1995 годах политика крымского князька Мешкова вела к отделению Крыма. Руководители спецслужб – в первую очередь Евгений Марчук и Валерий Маликов – решили проблему. Конституционный договор 1995 года и Конституция 1996-го закрепили жесткую вертикаль исполнительной власти, замыкавшуюся на Кучму. Введение гривны, единая внешняя политика, все тоже под жестким руководством Кучмы – прямая работа Владимира Горбулина, Вадима Гетьмана и Виктора Ющенко.

1999 год, переизбрание президентом Кучмы, Украина встретила отсутствием сепаратизма, достойными ответами на вызов России относительно острова Тузла и Румынии – по острову Змеиный. Со стабильной валютой, с работающей экономикой. По партийным спискам избирали половину депутатов парламента, потом – всех депутатов. Режим Кучмы нуждался в улучшении, в развитии демократии: свободы слова, местного самоуправления, прав на доступ к информации, забастовку, проведение референдумов, митингов и демонстраций, процедур коммуникации граждан и власти, распоряжения собственностью, защиту суда и т.д.

Ахиллесова пята политической системы режима Кучмы – разделение права на управление страной и ответственности за это право. Прав не бывает без ответственности. При Кучме получалось удобно лично ему, но ненормально для демократии: право на внутреннюю политику было у президента, ответственность же за нее нес премьер.

С августа 2003 года Кучма начал проводить политическую реформу. Суть – народ избирает депутатов, депутаты формируют правящую коалицию, правящая коалиция формирует правительство. У этого правительства – все права и вся полнота ответственности за проведение внутренней политики. Все это и было закреплено в конституционных изменениях 2004 года, которые принято называть «несовершенными», «разбалансировавшими систему власти» и т.д.

Фото: obozrevatel.com

Мой ответ на этот бред – так надо было совершенствовать, надо было создавать балансы и т.д. Для этого у нового президента Виктора Ющенко был весь 2005 год. Весь 2005 год он был работоспособным, временами – гиперактивным, несмотря на то, что журналистов, лояльно относящихся к пиарщикам Ющенко, убеждают в противоположном. Александр Третьяков – до сентября 2005-го первый помощник президента – сказал мне, что президент Ющенко был работоспособен, уезжая на лечение на считанные дни.

Значит, Ющенко было где приложить усилия. Но не судим о власти по намерениям, только по результатам; сказано в Евангелии от Матфея: «по плодам их узнаете их». Власть Ющенко – права нации вместо прав человека. Национальное общество – вместо гражданского общества. По факту: забыли о конституционной норме «украинский народ – граждане Украины всех национальностей». Константин Паустовский, Давид Ойстрах, Святослав Рихтер, Михаил Булгаков, Александр Куприн, Виктор Некрасов – оказались «меньшими украинцами», чем Григорий Сковорода, Тарас Шевченко, Микола Лысенко, Леся Украинка, Иван Франко, Васыль Стус. Почему выдающихся сыновей Украины, не украинцев по национальности, ныне даже не упоминают на сайте Министерства иностранных дел?

В настоящее время опять возобновилась дискуссия об изменениях в политической системе Украины.

Я не буду анализировать конституционные новации от Ющенко: это бессмысленно из-за его места в актуальной политической ситуации и в ближайшей истории Украины.

Существуют две полярные позиции: развитие парламентаризма против президентской республики.

Янукович заявил о развитии политреформы. В статье в одном их августовских чисел «Зеркала недели» он писал, что, поскольку в настоящее время существует «двойная структура Кабмина, когда двоих министров предлагает в правительство президент Украины» и «фактически президент исполняет роль внепарламентского участника коалиции, что разрушает целостность правительства как органа коллективной ответственности», то надо «решить проблему двойной структуры Кабинета министров Украины формированием всего состава Кабинета министров парламентской коалицией». Очень важно и это: «местные госадминистрации должны формироваться как составная часть исполнительной власти, включая систему назначений Кабмина».

Фото: newzz.in.ua

Позиция Тимошенко другая, в предвыборной программе она говорит: «После выборов президента я готова буду взять на себя полную ответственность за страну». Она также публично заявила о необходимости диктатуры, естественно, для наведения порядка. Но для наведения порядка человечество давно использует другой термин – «правовое государство».

В принципе, всегда были возможны «две политреформы». Либо начатая в 2004-м – в сторону правовой системы Германии и Израиля. Либо – в сторону США: глава государства руководит исполнительной властью. У него и права руководить, и ответственность за нее.

Президентская республика в Украине возможна. Надо переделывать Конституцию. Фактически – ликвидировать нынешние права премьер-министра Украины, поскольку президент руководит правительством. Премьер при нем – либо вице-премьер, либо министр Кабинета министров.

Но это не все. Политреформа 2004 года задумывалась и была проведена как «страховка от авторитаризма» – любого президента, независимо от его (ее) фамилии.

Фото: timer.od.ua

Тигипко предлагает сбалансировать гиперполномочия президента законом об импичменте. Верно, но недостаточно. Нужно больше «конкретики»: какие полномочия будут «железно» зарезервированы за парламентом. Например, следующие:

1. Принятие законов, резолюций – исключительная прерогатива парламента

2. Бюджет и финансы. Включая, как в США, право блокировать исполнение Счетной палатой Украины и Госказначейством определенной статьи госбюджета.

3. Формирование исполнительной и судебной властей. Спикер – второе должностное лицо в стране. В случае импичмента президента его обязанности до выборов выполняет спикер. Обязательное утверждение парламентом после подачи президента – ВСЕХ БЕЗ ИСКЛЮЧЕНИЯ министров, в том числе министра иностранных дел, министра внутренних дел, министра обороны, председателя СБУ.

4. Контроль над деятельностью правительственного аппарата. Кадровое предложение президента и кадровое согласие парламента «железно» связаны – президент не предлагает чиновников, которые не имеют шансов пройти через парламент. Голосование парламентом утвержденного перечня других госслужащих. То есть кроме министров – председателя Счетной палаты и Казначейства, председателя НБУ. Возможно, также Секретаря СНБО (дискуссионно).

5. Утверждение судей. Осуществление судебных функций. Процедура импичмента. Право постоянных и следственных комиссий Верховной Рады проводить расследования деятельности правительственных органов.

6. Регулирование межправительственных отношений. Обязательная ратификация международных договоров парламентом. Обязательное утверждение парламентом всех без исключения послов Украины.

7. Война. Право решения о вступлении Украины в военные действия.

Не считаю, что использованы все возможности парламентаризма. Конституцию 2004 года все-таки писали не для примитивов. Как можно было не осилить даже первый уровень взаимоотношений «правительство-президент» в вопросе контрассигнации?

В кардинальной реформе нуждается избирательная система. Нельзя возвращаться к чистой «мажоритарке»: опыт первых лет президентства Кучмы – сизифовы усилия сбить стадо из котов. Оптимальна мажоритарная система при обязательной партийности кандидата в депутаты (его без партбилета просто не регистрируют). Это позволит создавать парламентские фракции.

Вдобавок, не следует предполагать, что сильная президентская власть не несет других, кроме возрождения авторитаризма, угроз. «Ну что вы, король так добр», ответила героиня писателя Марка Алданова на вопрос «Как ей жить с тем, кто может в любой момент приказать отрубить ей голову?».

"Замкнутость" власти на президента, неделегирование им полномочий неизбежно приведет к тому, что все побегут к главе государства с кучей важных проблем и административных мелочей. Вопросы, требующие личного участия президента, превратятся в снежную лавину проблем, которые не решают чиновники нижних уровней. Если главная политическая игра заключается в стремлении завоевать расположение президента, глава государства в результате будет «связан» обсуждением неважного, потонет в нем, как насекомое в янтарной смоле. Поразительно, что президент не поймет, почему его окружение отказывается брать на себя инициативу, хотя время от времени сам обрушивает кару на решившегося поступать самостоятельно.

Вячеслав ПиховшекВячеслав Пиховшек, публицист, постоянный автор Lb.ua