Страна Советов

Печать

«Мои предложения изложены в проекте изменений к Основному Закону, которые я представил в парламенте в марте этого года. До сих пор Верховная Рада не смогла рассмотреть их. Убежден, что и не сможет. Поэтому я подписываю указ о проведении всенародного обсуждения проекта… Я готов выслушать мнение каждого украинца». Так Виктор Ющенко объявил о своей новой конституционной инициативе в День независимости.

"Теперь даже самые заядлые наши враги не могут не признать очевидного факта: разработка новой Конституции, осуществленная методом всенародного обсуждения... стала непревзойденным образцом демократии в действии. Главный политический итог всенародного обсуждения состоит в том, что народ сказал: да, это тот Основной Закон, которого мы ждали. Он правильно отражает наши завоевания, наши чаяния и надежды, правильно определяет наши права и обязанности". Так могло бы выглядеть подведение итогов трехмесячного обсуждения. Если бы эти слова уже не принадлежали другому известному «конституционалисту». Леониду Брежневу. И не были датированы далеким 7 октября 1977 года

Путь Леонидов
Именно этот день, собственно, может считаться днем рождения такой удивительной конституционной процедуры, как «всенародное обсуждение». Даже сталинская конституция 1936 года обходилась без нее. Так что проект Основного Закона, принятого в 1977-м и содержавшего эту новацию, обсуждали «всенародно» без всяких правовых оснований, руководствуясь исключительно инициативой партийного руководства. Впрочем, на результатах «дискуссии» это никак не отразилось. Да и могло ли отразиться – если обсуждение по определению не может иметь никаких юридических последствий. Последствия могут иметь только решения.

И все же Леониду Брежневу почему-то понадобилось записать такую норму в «самую демократическую в мире» конституцию. Историки уверяют, что это был своего рода заменитель другой, вполне традиционной для конституционного права процедуры – референдума. Нет, референдум в конституции 1977-го тоже был, куда же без него. Но вот заниматься таким хлопотным делом «руководящая и направляющая» вряд ли собиралась – достаточно вспомнить, что за всю историю существования СССР всенародное голосование провели только однажды, в 1991-м, и через пять месяцев Союз приказал долго жить. Другое дело – ни к чему не обязывающее обсуждение по принципу «мы тут посоветовались, и я решил». А кто скажет, что «мнением народа не поинтересовались»?

В независимой Украине о брежневском «конституционном наследии» вспомнили в 2003-м. Совсем по другой причине. Леонид Кучма референдума не боялся. Наоборот, он его провел. И ЦИК отчитался, что украинцы дружно проголосовали за отмену депутатской неприкосновенности, сокращение числа народных избранников, право президента распускать парламент, в котором нет большинства, и введение второй палаты. Только времена были не брежневские, и «решения партии в жизнь» претворять не спешили. Забавное слово «имплементация», похоже, до сих пор время от времени снится Леониду Даниловичу. Поскольку Верховная Рада итоги конституционного референдума, как говорится, «имплементировала, имплементировала, да не выимплементировала». А другого способа «исправить» Конституцию, кроме как голосованием в Раде, КС не обнаружил.

И когда Кучма вернулся к идее конституционной реформы (правда, на этот раз не с целью усиления, а наоборот – ограничения полномочий президента) для того, чтобы повлиять на депутатов, они решили предложения гаранта «всенародно обсудить».

Дискуссия прошла во вполне советском духе, с «собраниями трудовых коллективов» и «слетами творческой интеллигенции», участники которых проект «не читали, но единодушно одобряли». То, что показухи было хоть отбавляй – вынуждены были признать и в Администрации президента, и в министерстве юстиции. Но главный юрист страны Александр Лавринович все равно с серьезным видом сообщил, что «участие в обсуждении приняли 9 376 530 граждан», из которых 4 802 849 поддержали президентский проект полностью, а 4 095 282 решились высказать свои замечания. Подсчитали даже общее число предложений и поправок – 39 793. Сколько из них вошло в окончательный проект Конституции – вопрос риторический. Нынешнюю редакцию Основного Закона ее все равно писали «на колене» в разгар Оранжевой революции, так что обсуждения не было даже среди 450 депутатов, что уж говорить об обычных избирателях.

«Безопасная бритва» президента
Виктор Ющенко выслушивать и обобщать мнения украинцев поручил, правда, не Минюсту, а Национальному институту стратегических исследований. Этим список радикальных отличий инициатив двух президентов… исчерпывается. Впрочем, есть еще и контекст. А здесь разница очевидна. Мотивы Ющенко ближе к брежневским, чем к кучминским. Поскольку нынешний гарант Конституции к референдуму относится, скажем мягко, с опаской.

Нет, принять собственный проект Основного Закона всенародно он очень хочет, и давно. Но останавливает его даже не то, что действующая Конституция запрещает это категорически. Просто оппоненты могут с легкостью превратить такой референдум в вотум недоверия Ющенко – и этот гвоздь в крышку политического гроба будет покрепче простого поражения на выборах. Плюс – вынести на тот же референдум собственные «альтернативные» проекты Конституции и добиться их принятия. И, наконец, в своеобразной «очереди» вопросов, которые хотят вынести на референдум, конституционный – далеко не единственный, и даже не первый. И если уж объявлять всенародное голосование, то придется спрашивать избирателей о НАТО и ЕЭП (эсдеки уже давно даже необходимых 3 млн. подписей собрали, и суд обязал президента соответствующий указ подписать). И возможно – о статусе русского языка. С вполне прогнозируемыми последствиями.

Совсем другое дело – проводить всенародные обсуждения. Политический инструмент острый как бритва, но вполне безопасный. Секрет нехитрый – важно не столько слушать мнения: зная наших людей, какофония в любом случае обеспечена. А умело их обобщать. Расчеты Лавриновича шестилетней давности – тому пример. 40 тыс. замечаний, 4 млн. высказавших замечания – кто их перечитывать будет? Достаточно сказать, что большинство поправок учли, а то, что проект в итоге получился именно «такой, как надо», как раз неудивительно – народ знает, что ему нужно, и политики, особенно оппозиционные, ему не указ. В крайнем случае, можно чем-то пожертвовать. Двухпалатным парламентом, например. Жалко, конечно. Придется похоронить такую чудесную идею о превращении экс-президентов в пожизненных сенаторов! Может, лучше пожертвовать чем-то другим?

 

Фото: Павел Отрощенко

 

В любом случае время до 15 декабря еще есть. И людей послушать. И с политиками поторговаться. Вдруг кто заинтересуется проектом Конституции, захочет что-то добавить «от себя» – так «исследователи народного мнения» тут как тут. Можно обменять пару-тройку конституционных норм на уступки в других, важных для президента вопросах. И постфактум выдать их за «инициативу трудящихся Бучацкого района Тернопольской области». Что, в Бучацком районе не найдется пары-тройки проверенных партийцев, готовых подтвердить, что своими руками писали письмо в Национальный институт стратегических исследований? Да и о существовании Виктора Андреевича всегда можно будет напомнить. «Президент считает весьма плодотворной идею животноводов села Калиновка о том, что контрассигнацию указов главы государства должен проводить исключительно министр юстиции, назначенный в правительство по президентской квоте». Звучит внушительно, и предвыборной агитацией считать нельзя, пусть даже избирательная кампания будет к этому времени в самом разгаре.

Даже удивительно, что на такой замечательный процесс отводится всего три месяца. Леонид Ильич с советским народом конституцию обсуждал четыре. А советского народа было куда больше! Правда, Брежневу не нужно было к президентским выборам готовиться. У нас до них – всего ничего осталось. А после всенародного голосования – кому будет нужен этот проект Конституции с его обсуждением?

Не для того эта роза цвела?
Говорят, что идея с всенародным обсуждением Виктору Ющенко настолько понравилась, что ее авторов он даже наградил. Желающие могут поискать их фамилии в списках – благо награжденных и отмеченных по случаю Дня независимости в этом году оказалось очень много – больше 600. А вот оппоненты восприняли президентскую инициативу даже не с возмущением (это как раз в Секретариате могли бы записать себе в актив, «боятся, мол, – значит уважают»), а с недоумением, граничащим с презрением. Интерес вызвал разве что вопрос о том, что с эти всем добром Ющенко будет делать потом, когда обсуждение закончится. На Банковой как могут держат интригу. Марина Ставнийчук загадочно предполагает, что референдума скорее всего не будет, Игорь Попов допускает, что решение о референдуме будут принимать по итогам обсуждения… По одному мнению в день – в строгом соответствии с правилами, знакомыми каждому пиарщику.

Впрочем, застать оппонентов врасплох все равно не удастся. Чтобы провести референдум по народной инициативе (а именно на него намекал Попов), придется волей-неволей регистрировать «группу жителей Житомирской области» в ЦИК, брать подписные листы, собирать подписи… Как показала практика 2005-го (когда автографы собирали эсдеки), процедура эта долгая, сложная и самое главное – вполне контролируемая со стороны, так что на гражданина по имени «Болт Х**ло (отчество неразборчиво), ул. Наукова, 15/24, пасп. КА 209032» положиться уже нельзя будет. И инспирированная сверху «народная инициатива» может умереть, еще не родившись.

Другое дело – если технология «обсуждений» понравится политикам более влиятельным и перспективным. Которые, в случае своей победы на президентских выборах, постараются вернуть себе кучминские полномочия. И его же «методы работы». Умноженные на совсем не бутафорскую, а местами даже вполне искреннюю народную поддержку, эти методы могут дать феноменальный результат. Феноменальный – не в смысле уникальный, в ХХ веке через подобные эксперименты прошли с десяток стран в Европе и Латинской Америке. Результат во всех случаях был схожий. Но «экспериментаторов» это не останавливало.

К сожалению, у украинцев иммунитет к подобным «опытам» тоже не выработан. Чтобы мы ни говорили в течение последних четырех лет о гражданском обществе и «третьем секторе», реальное их влияние весьма ограничено. А большинство избирателей по-прежнему готовы работать «пушечным мясом» для харизматичных и не очень политиков. С такими «гражданами» и нехаризматичным лидерам очень просто. С ними можно устраивать и референдумы, и «всенародные обсуждения», и даже акции протеста. По завершении которых «использованных» избирателей с легкостью – как кукол – «складывают в сундук». До того времени, когда их нужно будет извлечь на белый свет для очередной имитации «совета с народом». Как это было в брежневской Стране Советов, осколком которой Украина остается и на 19-м году независимости.

Печать
Читайте в разделе
Анонс
Выбор читателей