Все публикацииПолитика

Послесловие к аресту

Несколько лет назад мой материал под названием «Интервью со многими неизвестными» наделал немало шуму в Интернет-сообществе. Желающие могут обратиться к этому материалу и узнать, о чем мы говорили с офицером украинских спецслужб. В то время он поведал немало интересных вещей. Многие его прогнозы сбылись или же пролили свет на важные политические события в стране. Когда стало известно о задержании генерала Пукача, я снова обратилась к моему старому другу Сереже. Кто, как не он может раскрыть подноготную следствия по делу этой одиозной личности?

Наталья ПриходькоНаталья Приходько, независимый журналист Института Горшенина

...Итак, тот же уютный ресторан. Сергей пунктуален. Он приходит за минуту до условленного времени, достает сигареты, заказывает кофе. Сегодня он настроен поделиться мыслями. Мотив? «В прессе так много чепухи и инсинуаций... Давай говорить на профессиональном языке!»

Сереж, среди журналистской братии уже бытует мнение, что Пукача задержали неслучайно. Мол, все было давно известно - где он находился, где жил. Сейчас его задержали «под выборы» - чтобы показать результативность властей и добиться показаний против некоторых кандидатов в президенты...
Чушь собачья! Пукача на самом деле задержали случайно. Если бы его «пасли» несколько лет, об этом знали бы не менее десятка человек. Как говорил Мюллер, «что знают двое, знает и свинья». Наша система насквозь коррумпирована и не имеет единого центра контроля над потоками информации. Это же касается и силовых структур. Если бы силовики раньше знали, где находится Пукач, или если бы они его задержали заранее, думаю, об этом уже знала бы вся страна: нашлись бы те, кто «стуканул» бы Юле или Янеку о том, что местонахождение Пукача установлено, но вот явят его миру ближе к выборам.
Скорее всего, была обычная схема: поступил сигнал, он был проверен наружкой, поскольку информация шла по линии СБУ, в ход была пущена «Альфа». Пукача задержали. Без дополнительной политической подоплеки - поверь, политики в этом деле и так хватает.

Юра Луценко уже выказал уверенность, что Пукач назовет заказчика дела Гонгадзе (к моменту разговора еще не было известно о том, что Пукач дает показания и якобы называет заказчиков. - «Левый берег»).
Юра - полный дилетант и может позволить себе такие заявления. А я бы хотел обратить внимание на реакцию Турчинова. Он-то не дилетант, хоть и не профессионал в этом деле. Так вот: Саша сказал, что Пукач сейчас находится в большей опасности, чем когда был на свободе. Поверь, он знает, что говорит.

То есть?
Попросту сейчас идет торг. Он шел, скорее всего, целую ночь. На оперативном сленге торгом называется следующий процесс. Пукача, скорее всего, проинформировали, что следствие располагает фактами: мол, у генерала есть любовница, малолетний ребенок, о судьбе которого он должен задуматься. Он же не хочет, чтобы с ребенком что-либо случилось? (Позже подтвердилась информация о том, что у Пукача есть внебрачный ребенок. - «Левый берег») Если же он окажется плохим отцом и аргументация относительно ребенка не подействует, ему доходчиво объяснят, что от безысходности он может повеситься на каком-то шнурке в собственной камере, и его бездыханное тело утром найдут надзиратели. Вешаться Пукач не захочет - это понятно...

Ты допускаешь, что в нашей тюремной системе такое практикуют?
Помнишь, на пленках Мельниченко голос человека, похожий на голос Азарова, говорит о том, что был некий «прапор», который специализировался на имитации самоубийств через повешение в тюремных камерах. И, мол, не могли использовать этого человека в деле банкира Фельдмана (по банку «Славянский»), поскольку менты взяли этого «прапора» на наркоте. Думаю, подобные мастера у нас по тюрьмам не перевелись...

Но вернемся к Пукачу. Кстати, в прессе даже его должность неправильно называют. Столько фантазий у журналистской братии! Запиши: генерал Пукач - экс-начальник Департамента наружного наблюдения Управления криминального поиска МВД Украины...

Так вот. Есть два варианта поведения Пукача на следствии. Вариант первый. Он шесть лет жил в подполье и психологически готовил себя к задержанию и разговору со следователем. Он ведь юрист и неплохо знает Уголовно-процессуальный кодекс. Он знает, что обвинение ему выдвинуто заочно, на основании свидетельских показаний троих работников милиции. Прямых улик против него нет. А обвинения, базирующиеся исключительно на свидетельских показаниях, могли «проканать» в 1937-м, но не сейчас. Ведь до сих пор не доказано, что существует труп. Даже голову не нашли! Представь себе это следствие.
«Здравствуйте, вы генерал Пукач?» - «Да, это я. Чем могу служить?» - «У нас есть свидетельские показания, что такого-то числа такого-то года вы убили гражданина Гонгадзе». - «А меня оговорили. Где доказательства? Давайте - устраивайте очную ставку и т.д.». Все это протоколируется, получает процессуальный статус... А где гарантия, что во время очной ставки осужденные менты не скажут, что они дали показания под давлением? То есть Пукач может идти в полный отказ...

Вариант второй и более вероятный. Пукачу скажут: «Мы-то все знаем. Ладно - нет прямых доказательств. И если не жалеешь своего малолетнего ребенка, задумайся о своем будущем». Ему напомнят о загадочных самоубийствах некоторых фигурантов этого дела. И он начнет давать показания. И вот здесь может сложиться тупиковая ситуация. Например, Пукач, не желающий очутиться в числе самоубийц, скажет, что готов давать свидетельские показания. «Назовите фамилию заказчика?» - «Я не могу назвать заказчика, могу назвать человека, который давал мне непосредственную команду». - «Кто же это?» - «Генерал Фере». - «Но Фере умер...» - «Да? Вот незадача-то... А я не знал... А я был готов к очной ставке... Ну - нет так нет!».

И, таким образом, следствие может зайти в тупик - валить на мертвого всегда просто. А дальше цепочка обрывается. Пукач сядет как исполнитель. Заказчика не найдут... Фактически «глухарь»!

Это основные варианты? Больше нет?
Есть еще один... Существует неписаный закон, такое себе правило, которое знают представители любого силового ведомства: бывшие опера ловятся на трюки своих коллег быстрее, чем обычные граждане. Они просто на подсознательном уровне практиковали эти уловки, но не думали о том, что могут сами стать объектами! В ход могут пойти угрозы и посулы. Пукачу могут пообещать адвокатов, передачи, свидания, хороший угол на «ментовской» зоне в Макошино на Черниговщине, где он как бывший сотрудник органов правопорядка будет отбывать заключение, а его бывшие заслуги могут сразу же гарантировать практически «воровскую» масть. Он «потечет». Начнет называть имена... Это могут быть имена высокопоставленных людей...

Вот тут и начнется главная часть операции?
Нет... Максимум, что это может обеспечить, - в прессу будут слиты показания Пукача против неугодных политиков. Но вряд ли кого-то арестуют. Любые приведенные факты следует сначала доказать. И тут мы опять возвращаемся к первому варианту. К тому же вряд ли Пукач хранил все эти годы материальные свидетельства. Наташ, задумайся: он что, у себя в селе на Житомирщине голову Гонгадзе под кроватью хранил?

Понятно, что сейчас ведется внутрикамерная разработка Пукача на предмет выявления настоящего заказчика дела. Смешно предполагать, что Пукач передаст на свободу «маляву» - для реального заказчика. Заказчик может сохранять спокойствие и не выдавать себя. А может начать нервничать или даже сбежит за границу - чего только и ждет следствие.

И какой твой прогноз?
У следствия был единственный шанс - попробовать «закрепиться на голове» (прости за цинизм). Причем делать это надо было в первый же час после задержания. Изымать голову при понятых со съемкой на видеокамеру. После этого - пускать адвокатов. Кого угодно. Адвокаты войдут в дело, которое «без головы», - хана делу. Есть голова убитого журналиста - есть результат. Ведь только получив голову и установив реальный факт гибели Гонгадзе, следствие может обеспечить процессуальную основу для дальнейших действий - арестов, выдвижения обвинений и т.д. Но, думаю, это вряд ли удастся. Пукача посадят как исполнителя, и дело будет закрыто. А мы так и не узнаем всей правды.

Грустно...
Да уж. И результат - на лицо (зло наказано), и концы в воду...

Сергей спешил - работа есть работа. Вопросов не поубавилось. Но зато стала ясней картина возможного развития ситуации. Почему-то она показалась слишком удручающей. Скорее всего, правды мы так и не узнаем. Но узнаем много новой неправды. Хотя... Впервые ли?

Наталья ПриходькоНаталья Приходько, независимый журналист Института Горшенина