Все публикацииПолитика

Встреча в Донецке. Что это было?

Украина согласилась на переговоры с представителями террористов. Причем на такие переговоры, которые де-факто признали ДНР и ЛНР субъектами политического диалога. Все-таки – почему?

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист

Этот вопрос, наталкивающий на мысли о предательстве, возник у многих из тех, кто видел новости о встрече с участием Леонида Кучмы, представительницы ОБСЕ Хайди Тальявини, посла России Михаила Зурабова, Виктора Медведчука, Нестора Шуфрича, объявленного в розыск Олега Царева, а также Александра Бородая и других видных боевиков, действующих на территории Донецкой и Луганской областей.

Объяснения, прозвучавшие в Донецке и затем еще в Киеве, что это, мол, и не переговоры вовсе, а консультации перед переговорами, и что официальных представителей Украины там не было, а те, кто был, действовали неформально, – выглядели неубедительно.

Это напоминало плохой театр. Единственным, кто мог представить интересы Украины на этой встрече, был Кучма. Остальные – прямо или косвенно выражали интересы агрессора, однако разыгрывали якобы самостоятельные партии.

Фото: EPA/UPG

Зурабов делал вид, что он незаинтересованный посредник. Медведчук, давно ассоциирующийся в Украине только с интересами Владимира Путина, и Шуфрич, которого считают едва ли не помощником Медведчука, – делали вид, что представляют Украину. Царев, Бородай и прочие сепаратисты вели себя так, будто они выражают интересы восставшего народа, а не одно лишь циничное желание Путина захватить Украину. Почти незаметной на этом фоне (и очень зря!) была госпожа Тальявини – печально известный автор доклада о российско-грузинской войне 2008 года, в котором было сказано, что войну начала Грузия.

Казалось бы – разве можно ожидать от переговоров в таком составе какого-либо выгодного для Украины решения? И если нельзя, то почему президент Порошенко согласился на этот ход – заведомо проигрышный и непопулярный?

Фон для Ассоциации

Такие вопросы и сомнения – а их возникла масса за последние дни – основаны на презумпции того, что Украина способна решить проблему на Востоке самостоятельно. Ну, мол, только от нас зависит, каким будет выход из террористической войны. Если посчитаем нужным, выберем переговоры. А если окажется, что это бесполезно, доведем АТО до победного конца. Но в реальности ситуация далеко не так благоприятна для нашей страны. 

Есть два фактора, которые сковывают официальный Киев, лишая свободы маневра в том числе и Порошенко. Первый – это наш курс на евроинтеграцию, который делает Украину зависимой от чиновников ЕС. Второй фактор – тяжелое экономическое положение Украины, которое вынуждает Киев всегда (подчеркиваю: всегда!) прислушиваться к американским и европейским советам.

Ведь если руководители Украины пойдут на конфликт с Западом – останутся без помощи, да еще и в окружении таких политиков, которые согласятся выполнять какие угодно рекомендации, лишь бы взамен им оказали поддержку в борьбе за власть.

Иными словами, суть проблемы в том, что Порошенко не может позволить себе должную жесткость, даже если бы и хотел. У него для этого нет ресурсов, да и время неподходящее. Центральное событие этого месяца для нас – подписание в Брюсселе экономической части Соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Стал бы ЕС подписывать какое-либо крупное соглашение со страной, ведущей войну? Не стал бы.

Фото: EPA/UPG

Европа сегодня – это главный пацифист на планете, ее бюрократы не умеют и не хотят воевать. Вообразите, как бы – с точки зрения европейских обывателей – выглядела церемония подписания столь серьезного соглашения с нашей страной на фоне телекартинки с продвижением украинской бронетехники и применением авиации. В таком случае, даже российской пропаганде не пришлось бы упражняться во лжи, чтобы настроить этих обывателей и против еврочиновников, пошедших на подписание соглашения в таких условиях, и против Украины, отвергнувшей путь мира.

И вот именно этот показательный односторонний мир понадобился, чтобы подписание Соглашения об ассоциации состоялось на спокойном фоне. Мол, Евросоюз вступает в тесные отношения со страной, так же ценящей мир и цивилизованность, как и все остальные члены этого объединения. Ну а тот факт, что за этот односторонний мир Украина дорого заплатила убитыми и ранеными, политики предпочтут не замечать.

Выгородить Путина

Еще следует помнить, что у ЕС нет интереса к конфликту с Россией. Именно европейцы сопротивляются введению реальных, болезненных санкций против РФ. После всех предупреждений для Путина был определен такой срок – конец июня. Именно к этому времени российский вождь должен был на практике поспособствовать снижению остроты конфликта в Украине. 

Сам же Путин, очевидно, не мог себе позволить просто отступить под угрозой санкций – это повредило бы его популярности у россиян. Поэтому нужен был какой-то маневр для всех – и для Европы, и для России, и для Украины. Чтобы все стороны могли в результате сказать, что чего-то важного достигли. И вот таким маневром как раз и стали переговоры в Донецке.

Фото: EPA/UPG

Главное их значение для Путина состоит в том, что и Киев, и Брюссель признали, что Москва не является стороной конфликта. Что война идет между украинскими силами и некими самостоятельными игроками, которых представляют Царев, Бородай и другие подобные люди. Главное значение этих переговоров для Европы – изображен формат широкого диалога внутри страны, когда респектабельный представитель Центра – экс-президент Кучма – сел за стол переговоров с лидерами пророссийски настроенных организаций и даже боевиков. Ну а Киев сохранил молчание – так, что непонятно, действительно ли это позиция Порошенко – признать ДНР и ЛНР субъектами политического диалога, либо все-таки неформальный, вынужденный жест.

***

Вопреки массовой симпатии украинцев к странам Запада, следует помнить, что у Украины нет союзников. Есть друзья, есть партнеры, есть доноры – а вот союзников нет ни одного. Их мы еще только можем приобрести в будущем. А пока главная задача Украины – не отпугнуть тех, кто нам симпатизирует. Их не так много, на самом деле.

Поэтому встреча в Донецке – не последнее столь скандальное политическое событие. Европейцы и американцы уже очень устали от нашей войны – их, к сожалению, устроит любое решение, которое позволит забыть о войне. Переговоры с Медведчуком и сепаратистами? Ну, значит, вот так.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист