Все публикацииПолитика

Контролируйте себя!

Стоит понять и признать, что у Украины нет никакой возможности противостоять Кремлю в военной плоскости. Но у нашего общества есть реальная возможность противостоять Кремлю в моральной плоскости и трансформировать свою победу в моральной плоскости в успех в политической плоскости. Вот только для этого очень важно – не дать Кремлю ни одного повода обоснованно говорить, что угроза русским в Украине реальна.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист

Фото: EPA/UPG

У Путина не было плана «Б». Кто мог предположить, что Янукович так позорно сбежит в самый ответственный момент? Мы не могли такое предположить – вот и Путин тоже не мог.

Вся кремлёвская игра в Украине сводилась к одному, а именно: к подавлению Майдана. Наверняка абсолютно все кремлёвские консультанты и люди, к которым Путин прислушивается, говорили ему, что это – подавление Майдана – возможно. Нужно было только, чтобы Янукович вёл себя «правильно».

Однако они не учли не только то, что борьба в Киеве переросла противостояние между властью и оппозицией и стала противостоянием между Украиной и Януковичем, но и то, что природа Януковича – это далеко не природа властителя.

Вся его жизнь – и тем более жизнь в политике – была борьбой между страхом и жадностью. Он настолько давно бандит, случайно оказавшийся президентом, что вовремя удрать для него – логичнее, чем бороться за власть до конца. Вот он и удрал, когда понял, что есть реальная угроза быть арестованным.

Момент побега Януковича из столицы – это тот самый момент, когда страх окончательно победил в нём жадность. Он бросил власть. И тем самым сорвал всю российскую игру в Украине.

Что же Кремлю делать после побега Януковича?

Съезд сепаратистов в Харькове окончился фарсом. Добкин и Кернес тоже позорно сбежали сразу после окончания съезда. Они – тоже не политики, а понятно кто. Им логично вовремя удрать. Истеблишмент Партии Регионов начал отмежёвываться от Януковича. Под конец своего пребывания в Украине Янукович уже не мог рассчитывать на личную безопасность даже в Крыму. Это был очевидный провал всей кремлёвской политики в Украине, которую так бережно выстраивали Путин и его приближённые.

Причём ещё и возникла реальная угроза – ну, естественно, для Кремля это угроза – того, что Украина максимально быстро таки подпишет ассоциацию с Евросоюзом и начнёт реформы вроде тех, которые провёл у себя в стране Михаил Саакашвили. Возник тот самый момент, когда Путин мог либо что-то сделать, либо навсегда утратить Украину.

И он сделал.

Вместе с Януковичем из Украины не сбежали кремлёвские интересы. Не сбежали ни желания Путина, ни даже знаменитая дача Медведчука с поющим фонтаном. И, главное, из Украины не сбежали все те интерпретации, которые Майдану и Украине присваивали люди вроде Дмитрия Константиновича Киселёва. Что это означает на практике?

Осознав поражение в политической плоскости, Путин решил перевести игру в другую, в безусловно выигрышную, по его мнению, для него плоскость – военную.

Уже несколько дней мы наблюдаем, как Кремль с опорой на свою армию, гарантирующую невмешательство Соединённых Штатов и Европы, пытается создать в Крыму и в некоторых других регионах Украины своего рода зеркальную ситуацию: мол, то, что произошло в Киеве, повторим в регионах, которые для нас ещё надёжные.

Однако поскольку зеркало-то у них кривое – и отражение получается кривым. В этот кремлёвский антимайдан невозможно поверить.

Что они говорили про события в Киеве? Что у нас тут какие-то молодчики захватили власть и принимают нелегитимные решения. И вот в Крыму они сделали так, что какие-то молодчики захватили власть и принимают нелегитимные решения.

Кремль обвиняет американцев и европейцев в том, что те натренировали боевиков и замаскировали их под Самооборону Майдана, – и сам замаскировал своих военных и спецназовцев под некую самооборону.

Верховная Рада констатировала окончание власти Януковича и объявила президентские выборы – и кремлёвские силы на юге заявили об отсутствии легитимной власти в Киеве и назначили референдум на тот же день.

При это они всё время говорили, что в Крым рвутся боевики, что вот-вот русское население кто-то атакует. Ну, примерно так, как у нас здесь в Киеве всё время ждали нападение титушек. И когда стало понятно, что никаких нападений на юге не будет, им пришлось переносить референдум на более ранний срок, потому что было бы просто тупо ещё два месяца водить своих военных и свою бронетехнику по Крыму в поисках иллюзорных атакующих.

Итак, примерно такие же действия Кремль теперь попытается произвести во всех регионах восточной Украины, в которых сможет.

Вспомните, украинский вопрос курируют Владислав Сурков и выращенные им «специалисты». Они будут воровать у Майдана значимые слова, извращать их смысл и пользоваться ими в своих целях. Майдан что-то выбрал? И эти будут «выбирать». Майдан что-то сделал? И эти будут «делать».

Проблема для них только в том, что всё это – очевидно подделки, что у них нет реальных, морально оправданных контраргументов.

Киев не повторил ошибку Михаила Саакашвили в Южной Осетии – и не на что стало реагировать так, как в Кремле изначально рассчитывали. Киев и украинцы вообще настроены максимально миролюбиво и не дали за несколько дней жёсткого противостояния ни одного повода к тому, чтобы слова лиц, представляющих Кремль, о том, что русских в Украине надо защищать, стали реальностью. Ни одного повода!

И вот ровно так должно быть и дальше.

Ещё раз: наши оппоненты, на 100% убеждённые в конспирологической версии происхождения и победы Майдана, пытаются проделать ровно то же, что думают про Майдан, – в Крыму и на востоке Украины.

Какая при этом у них цель? Очень простая: они не признают полноценности власти в Киеве, однако признают выдуманную ими же власть американцев и европейцев над Майданом и над властью в Киеве, представляющей Майдан, а значит, хотят создать примерно такую же революционную базу для себя в некоторой части Украины, чтобы затем в переговорах с Америкой и Европой решить судьбу нашей страны.

Они там в Кремле и около Кремля искренне верят в то, что говорят о происходящем в Украине. Вот только весь остальной мир этому не поверит. Кремлю будет просто невозможно доказать нашим западным партнёром, что российские военные в Украине – это миротворцы.

Но только в одном случае: если мы сами не дадим повод считать нас агрессорами. Любой повод!

Конечно, никто из нас не в силах повлиять на решения Вашингтона. Конечно, никто из нас не в силах повлиять на решения НАТО. Но каждый из нас в силах повлиять на наше же общество так, чтобы в нашем обществе никто не создавал моральные оправдания агрессорам. Тот случай, когда мы должны максимально контролировать персонажей вроде, например, Ирины Фарион.

На нас сейчас, без преувеличения, смотрит весь мир. Именно здесь, в Украине, решается судьба всей архитектуры международных отношений, которые сложились после распада советского блока. Путин сегодня выглядит на 100% неадекватным и агрессором. И мы победим его, если так будет продолжаться и дальше.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист