Все публикацииПолитика

Евгений Курмашов: "Тягнибок со своими талантами мог бы претендовать на большее. Мог бы, но уже вряд ли будет"

Тема анализа имиджа тройки оппозиционных лидеров – Кличко, Яценюка и Тягнибока — не оставила равнодушными экспертов в этой сфере, и LB.ua продолжает серию публикаций.

«В плане органичности, цельности образа, Тягнибок, пожалуй, даст фору и Кличко, и Яценюку, которые гораздо в большей степени являются продуктами технологий и иногда заходят в опасную зону фальши», – уверен директор политических программ Института Горшенина Евгений Курмашов.

Он предложил с другой стороны взглянуть на образы этих политиков: то, что Кличко, Яценюк и Тягнибок представляют из себя в политике сегодня, в большой степени, результат их предыдущих занятий и должностей, а не только нынешних стратегий политтехнологов.

Фото: Макс Левин

Какую роль сыграла спортивная карьера Виталия Кличко в реализации его политических амбиций?

За развитием политической карьеры Виталия Кличко интересно наблюдать хотя бы потому, что его случай в украинской политике уникален – впервые на пост президента страны всерьез претендует человек, пришедший в политику из мира «селебритиз». Он, безусловно, на интуитивном уровне улавливает все тонкости любой публичной ситуации. Не трудно заметить, что очень часто репортажные фотографии с его участием выглядят как постановочные, даже если его снимает не штатный фотограф партийной пресс-службы, а случайный репортер.

Кличко в своей политической деятельности постоянно обращается к своему публичному опыту в шоу-бизнесе и большом спорте – что, по сути, одно и то же. Он всегда займет правильное место в кадре, всегда выберет наиболее оптимальную для себя мизансцену в случае, если его окружают другие политики.

Но самое важное качество – умение включить эмпатию в коммуникации с людьми в любой ситуации. Умение политика проявить искренний интерес к человеку может с лихвой компенсировать несовершенные ораторские способности, и очень многие другие недостатки. И пока другие политики соревнуются в ораторском мастерстве и красноречии, Виталий только благодаря этому своему наработанному профессиональному навыку может брать города и крепости. Это западная школа, которую ни с чем не спутаешь.

Кличко не первый, кто обращается к западным технологиям...

В этой компоненте сегодняшний Виталий Кличко где-то напоминает раннего Януковича, который, несмотря на весь свой тяжеловесный имидж, умел располагать к себе аудиторию в считанные секунды. Янукович тоже никогда не был блестящим оратором, однако он был одним из первых политиков в Украине, которые усвоили правило – количество рукопожатий в ходе избирательной кампании конвертируется в высокий рейтинг. У кого этих рукопожатий будет больше – тот и победит.

Фото: Макс Левин

Кличко почерпнул эти навыки в мировой индустрии спорта, Янукович – благодаря работе с американскими консультантами в 2005-2006 годах. Оба не особо сильны в риторике, оба осознают свои публичные минусы, но не делают из этого трагедии, так как овладели другими компенсаторными механизмами.

Западная школа пиарщиков, причем не только политических, сильна тем, что они понимают, что коммуникация – это не только вербальное общение. Даже не так – они понимают, что вербальное общение в коммуникации – это вообще вопрос десятого порядка, и объясняют это тем, кого консультируют. Вот когда политик не умеет ни говорить, ни сопереживать – тогда беда. На политическом небосклоне Украины таких – пруд пруди.

Что помогло Тягнибоку стать тем, кем он есть сейчас на политической арене?

Олег Тягнибок, по моему глубокому убеждению, является талантливым профессиональным политиком, каковых в Украине всегда было очень мало. Он именно профессиональный политик, чья личностная капитализация на все сто процентов соткана из политической деятельности – не на бизнесе, не на административном влиянии. Тягнибок создал себя именно на реальной политике. Он сам придумал этот проект – «Свобода», сам провозгласил себя его вождем, сам вдохнул в этот проект жизнь, подобрал команду единомышленников, которые вместе с ним выстроили действенную сетевую структуру в масштабах страны, организовал ее финансирование, и за четыре года из фактически субрегиональной политической партии «Свобода» стала парламентской партией. Это очень круто, должен вам сказать.

Но идеология «Свободы» сыграла злую шутку с имиджем Тягнибока...

Очень тяжело что-либо говорить о Тягнибоке в имиджевом плане, поскольку его идеологическая ниша является для него одновременно и источником политического влияния и рейтинга, и ограничителем к развитию в качестве публичного политика. Благодаря такой однозначной идеологической идентификации Тягнибок может быть спокоен по поводу своего пускай небольшого, но стабильного рейтинга в масштабах страны на достаточно длительную перспективу.

Однако ультраправая ниша, в которую он угодил весьма глубоко и по собственному же желанию, к сожалению, не является благодатной почвой для развития в качестве респектабельного политика общенационального масштаба, претендующего на первые роли в государстве. А Олег Ярославович со своими талантами мог бы претендовать на большее. Мог бы, но уже вряд ли будет.

Фото: zik.ua

С другой стороны, для политика очень важно быть органичным - это залог успеха и внутреннего комфорта. Сколько мы в Украине видели общественных деятелей, которым свыше было предначертано одно, а они по жизни решили заниматься чем-то абсолютно другим. Вот Тягнибок – не тот случай. Он абсолютно органично смотрится в своей националистической нише. Не каждому политику так везет – найти свою нишу, органично в нее вписаться, да еще и быть выразителем интересов и взглядов значительной части общества. Читай – избирателей.

Вы считаете имидж Тягнибока наиболее удачным из оппозиционной тройки?

В плане органичности, цельности образа, Тягнибок, пожалуй, даст фору и Кличко, и Яценюку, которые гораздо в большей степени являются продуктами технологий и иногда заходят в опасную зону фальши. Кличко – реже, Яценюк – чаще. А Тягнибок – почти никогда. Поэтому когда он одиноко гулял по Брюсселю в то время, когда Яценюк и Кличко встречались с первыми лицами Европарламента, лично мои симпатии были на его стороне. Искренних политиков обычно не привечают в домах, где царят двойные стандарты.

В чем же фальшивость Яценюка?

Насчет Яценюка могу поделиться лишь одним соображением, основанном на личных наблюдениях. У Яценюка существует проблема с осознанием одной простой вещи – публичный политик остается публичным политиком сто процентов времени пребывания вне стен родного дома. Хотя можно быть политиком и там.

Дело в том, что у Арсения Петровича есть проблема прямо противоположная проблеме Виталия Кличко. Он один из лучших ораторов среди украинских политиков. Объективно говоря, в ходе последней парламентской кампании в 2012 году он был реальным ресурсом для Объединенной оппозиции. Многие так не считают, но это так. В том результате, который получила «Батькивщина» по пропорциональной части выборов, его вклад не меньший, чем образ Юлии Тимошенко. Яценюк буквально отпахал на эфирах, площадях, дискуссиях с оппонентами – в так называемых крупных форматах. И это его сильная сторона.

Фото: frontzmin.ua

Однако Яценюк очень слаб в так называемом малом бою. Кризис эмпатии – главная проблема Яценюка. Там, где между Яценюком и публикой существует барьер – четвертая невидимая стена сцены, телевизионный экран, плотное кольцо охраны и соратников на митингах, стены здания Верховной Рады – он ведет игру. Но как только он оказывается в публичной ситуации, подразумевающей более открытую и живую коммуникацию с людьми, он превращается в человека в футляре.

Откуда же появился барьер, отделяющий Яценюка от народа?

Давайте не забывать о том, что в отличие от тех же Тягнибока и Кличко, Яценюк прошел очень серьезную кадровую аппаратную школу. Там, откуда он пришел в публичную политику, воспитывали несколько другие навыки и способности. В том числе, в аппаратной среде вырабатывается и особое отношение к людям, живущим и работающим вне этой среды.

Иными словами – к 98% общества. Это не хорошо, и не плохо. Это просто данность.

И вот с этой данностью Яценюку и его советникам нужно что-то очень срочно делать. Либо поместить его в колбу на весь 2014 год и извлекать только для нужд больших форматов, а с людьми посылать общаться исключительно вип-спикеров, либо – тренировать, моделировать элементарные бытовые ситуации, снова взращивать заложенные природой, но выжженные многолетним напалмом бюрократии, основы коммуникации с другими людьми. Не деловой коммуникации, не межэлитной, не аппаратной, а коммуникации профессионального политика и живого человека с живыми людьми.