Все публикацииПолитика

Киевский котел

Кульминацией бурного вторника стал провал голосования по проведению киевских выборов. Система «Рада» высветила 209 «за». Меньшевикам элементарно не хватило голосов. Из видных оппозиционеров не голосовали Александр Турчинов (отсутствовал в зале по болезни), Ирина Луценко (находилась на процессе по делу своего мужа), глава Киевской «Батькивщины» Константин Бондарев (банально застрял в пробке, возвращаясь с Туровской) и проч. Словом, до заветных 226-ти не дотянули совсем немного. Сразу, после фиаско, оппозиционеры заблокировали президиум.

С одной стороны, провал вовсе не "смертелен". Постановление – не закон. При желании, оперативно можно зарегистрировать новое, чуть видоизмененное (на уровне заголовка, например), но аналогичное по сути. Времени впритык (выборы в июле или августе для оппозиции неприемлемы, - С.К.), но оно еще есть. Существует и - уже внесенное в повестку дня - тематическое постановление от Владимира Яворивского.

С другой стороны, такой провал дает возможность сохранить лицо тем, кто выборов не желает (власть) и тем, для кого они нежелательны (оппозиции).

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua

Фото: byut.com.ua

Власть

Прежде, чем подробно анализировать сложившуюся ситуацию, необходимо уяснить: сама возможность положительного голосования по киевским выборам была предметом компромисса. То есть, двусторонних договоренностей в духе: мы вам - выборы, но взамен проголосуйте, пожалуйста, за такие-то наши экономические (или любые другие) законы. Можно сколько угодно обвинять оппозиционеров в коллаборационизме и пособничестве, но коли нет своих 226-ти, извольте вертеться. Ничего не попишешь.

Вертеться меньшевики действительно пытались. Однако, сомнения в том, что "столичное" постановление будет поддержано, появилось одновременно с его регистрацией в аппарате ВРУ. "О проведении плановых выборов", - черным по белому значилось в "шапке". Меж тем, в ныне действующей Конституции четко записано: плановые выборы - аж в 2015-м. В октябре. Несостыковка, однако.

К утру вторника сомнения усилились. Оппозиционному митингу власти оппонировали по стандартному сценарию - "Беркутом", шумовыми эффектами. Особо, однако, не усердствовали. Значит: не боялись, не чувствовали реальной угрозы. Как на подступах к парламенту, так и внутри его стен.

Случайно, думаете, с подачи "Свободы" оппозиционеры подняли "волну" по Голодомору (инициаторами постановления о почтении памяти жертв трагедии, случившейся 80 лет тому, выступили лидеры ОО, однако идейными вдохновителями были именно "свободовцы" - попробовали б коллеги отказать им в поддержке, - С.К.)? Вот, именно сегодня подняли. Другого времени, кроме как кануна рассмотрения киевского вопроса, для этого не было. Хотя, даже самому глупому парламентскому неофиту ясно: единства залу подобные темы не добавляют. А чем обычно заканчиваются конфликты в зале? Тем же, чем закончилось долгожданное разблокирование Рады две недели тому: едва меньшевики - во исполнение требований Запада и старта "киевского процесса" - сняли осаду, Тягнибок тут же напустился на русскоязычного Ефремова. Спровоцировав, тем самым, очередной конфликт. Спровоцировав - от слова "провокация". Уж больно много "случайных" совпадений, в последнее время, с участием «Свободы», вам не кажется?

Впрочем, если говорить о позиции власти, это все - слова. А есть еще - дела. Точнее - отсутствие оных. Именно - реальной подготовки "регионалов" к кампании. Тематические высказывания Попова не в счет. Наблюдали ли вы хоть какие-то активности других потенциальных кандидатов от власти? Ах, Попов - единственный согласованный кандидат, единственный бело-голубой камикадзе? Позвольте, но самовлюбленные, с явно завышенным самомнением и представлениями о собственном рейтинге индивиды типа Катеринчука, наличествуют не только в оппозиции. В стане большевиков оные тоже имеются. Просто им пока никто не давал команды "старт".

Не получили команды "на старт, внимание, марш" и потенциальные провластные мажоритарщики. Или вы скажете, что заметили их активности хоть в одном из районов города? То-то. Причина тут не в том, что напуганные низкими рейтингами ПР в столице, бело-голубые граждане отказались от мыслей относительно баллотирования в Киевсовет. Нет, причина в том, что они, зная - выборы пока не планируются - не торопятся растрачивать припасенные ресурсы: человеческие, финансовые, административные, прочие. Факт весьма показательный для каждого, кто хоть что-то смыслит в избирательных кампаниях.

Фото: Кличко byut.com.ua

Еще более показателен опыт Петра Порошенко. Готовясь к покорению столичного престола он, по сообщениям источников в оппозиции, пытался провести тематические переговоры с непоследними во власти людьми. В частности - Андреем Клюевым и Сергеем Левочкиным. Не для того, чтобы "добро" получить (Порошенко - один из немногих, кому ни "да", ни "нет" от власти, в принципе, не требуется, - С.К.), но - элементарно - понять: кто во власти уполномочен Киев "курировать". Выяснилось: никто не курирует. По той, вновь таки, причине, что власть к выборам не готовится. Сам Порошенко, впрочем, данные слухи не комментирует. Как и то, что намеревался встретиться "об этом же" еще и с первым лицом.

Здесь, впрочем, необходимо определяться: или - контакт (пусть даже протокольный, - С.К.) с "царем" или - поддержка ЮВТ. Которая, "взамен" будто бы настаивала на вступлении внефракционного депутата Порошенко в ряды ОО (это – опять со слов топ-оппозицинеров. Что, полагаю, весьма показательно, - С.К.). После вступления в ряды фракции "Батькивщина" в винницком облсовете его сына, подобное не было б уж слишком неожиданным. Но, вероятные контакты с властью бы перечеркнуло.

Оппозиция

Итак, что дальше? Один из вариантов озвучил Виталий Кличко - требовать голосования по проекту постановления Владимира Яворивского. Заодно настаивать на отмене пенсионной реформы и рассмотрения вопроса об отставке правительства.

Ну, допустим, вопрос если не об отставке, как минимум отчете правительства оппозиция может время от времени поднимать, то причем, спрашивается, к Киеву пенсионная реформа? Не для того ли, чтобы повторно завалить и то, и другое? Попутно - потянуть время. Скажем, до момента появления решения КСУ. Когда любые притязания на проведение кампании в июне окончательно утратят всякий смысл. Не говоря о том, что осаду Рады категорически не приветствует, как отмечалось, Запад. Не говоря и о том, что блокирование незаконно настолько же, как голосование за "себя и того парня".

Свой вариант "ответа Кличко" есть у власти. Хотите выборы в Киеве? Пожалуйста! Мэра - милости просим. А вот Киевсовета - увольте.

Для оппозиции подобная ситуация крайне нежелательна. Пояснить гражданам, почему выборы мэра - которых добивались столь долго и упорно - неприемлемы без выборов Киевсовета, будет непросто. Еще сложнее - добиться таки синхронной гонки.

Киевляне

Фото: LB.ua

Накануне оппозиция надеялась привлечь под Раду «хотя бы» десять тысяч человек. Пришло от силы пять. Много это или мало (учитывая: больше половины «мобилизованных» - члены городских парторганизаций ОО)? Свидетельствует ли это о слабости ОО, скверной организации протеста или инфантилизме, безразличии самих людей? Проясним на конкретных примерах.

«Налоговый Майдан» «на пике» собирал до 15 тысяч предпринимателей. Осенью 2011-го под стенами парламента мощно протестовали афганцы и чернобыльцы. Общей численностью – до пяти тысяч.

11 октября 2011-го – в день вынесения приговора Юлии Тимошенко, широко анонсированная заранее акция протеста аккумулировала не больше трех с половиной тысяч человек – не пришлось даже Крещатик перекрывать.

Последние оппозиционные марши в Ивано-Франковске и Львове (невзирая на непогоду) - от трех до пяти.

Примеры можно приводить и далее, но вывод номер один очевиден. Социальный протест в этой стране возможен. Сугубо политический – нет.

Выходить на площади в знак протеста против того, что их лишают одного из базовых прав – права выбора, украинцы важным не считают. Другое дело – если их буквально лишают куска хлеба.

С одной стороны – понятно: своя рубашка ближе к телу, права со свободами в карман не положишь и т.д. С другой – общество, в котором кусок колбасы ценится выше, чем право выбирать градоначальника в собственном городе, гражданским не назовешь. И даже таким, которое является прообразом гражданского.

Либеральные, "бескровные" протесты образца 2004-го в 2013-м повторить более не получится. «Взамен» могут случиться спонтанные социальные взрывы. Только такие вспышки - в чем беда - совершенно непредсказуемы, неуправляемы и чреваты весьма деструктивными последствиями. Чреваты, если просто говорить, "вилами". Как там: русский (в данном случае - украинский) бунт, бессмысленный и беспощадный. Не совсем бессмысленный, но точно - беспощадный.

Подобие примера – забрасывание снежками и осколками льдин женщин-регионалов. Они, конечно, отличный объект для выброса агрессии – сдачи-то дать не могут. Бессмысленно и абсолютно беспощадно.

Идем далее. По результатам октябрьського волеизъявления все 13 столичных округов взяли оппозиционеры (результат установлен лишь по 12). В сумме их поддержали 404 тысячи горожан. Рейтинги власти в столице крайне невысоки. Если не сказать - на уровне плинтуса. Очевидно, однако, чтобы мобилизовать враждебно настроенных к ПР граждан, оппозиция должна прилагать определенные усилия (тем паче, с поправкой на предыдущий пункт, - С.К.). Это - вывод номер два. Первостепенно - избранные горожанами 12 мажоритарщиков. Каждый - на своем округе; на своем участке - в вузах, бюджетных организациях и т.д.

Простой вопрос: где они были в дни подготовки к митингу второго апреля? Где был, скажем, Сергей Терехин, в чем его вклад в общее дело? Где была Ксения Ляпина? Где - Леонид Емец? Ну, и далее по списку.

Еще вопрос - в продолжение. Достаточно ли усилий, чтоб "поднять" "недовольных горожан" предприняла оппозиция? Можно ли считать таковыми:

- практически полное отсутствие информационных листовок, которые так удобно и эффективно раздавать возле станций метро;

- фактический провал агитационной работы в соцсетях;

- обнародование обращения трех лидеров ОО - с призывом придти на митинг - в девять вечера (!) понедельника;

- отсутствие такого обращения персонального от Тимошенко;

Ответы ясны.

Несправедливо, однако, было бы проигнорировать минимум одну позитивную тенденцию - попытку оппозиции наладить соответствующий (в контексте борьбы за Киев) диалог с гражданским обществом. Встреча лидеров ОО с его представителями, лидерами мнений - журналистами, политическими обозревателями, известными активистами, состоялась накануне днем. Ясно, проводить такую встречу в обед понедельника было уже поздно. Тем не менее, частичный диалог все же лучше, чем отсутствие оного вовсе.

Фото: klichko.org

Поспособствует ли это успехам и оппозиции, делу строительства гражданского общества, станет понятно уже в ближайшее время. Следующая «реперная точка» - 18 мая. День Европы, в который меньшевики запланировали масштабную протестную акцию в Киеве – кульминацию «Вставай, Украина!».

Эта оппозиция такая, какая есть. Можно ее критиковать, можно - потешаться. Это просто, но подловато и безответственно. Решиться посильно способствовать чем можно: мозгами, руками, инициативой - сложнее. Основная сложность - не справиться с ответственностью. Ответственностью не перед оппозицией, разумеется, но прообразом гражданского общества, о котором все мы - по крайней мере, на словах - мечтаем.

«Они выбирали свободу»

Так назывался документальный мини-сериал, подготовленный российским телевидением о диссидентском движении. О людях, положивших на борьбу с режимом жизнь, но не сумевших (не по своей, как мне кажется, вине, - С.К.) привить свои ценности – независимость личности, уважение прав человека – современному обществу. Постаревшие, осунувшиеся, часто – разочарованные нынешними порядками и строем, сегодня они, тем не менее, не жалеют о годах ссылок, лагерей; не жалеют о том, что не предали, не разменяли самих себя.

За околопарламентскими волнениями вторника практически незамеченным прошло очередное слушание по делу Луценко. Конкретно – его кассации, рассматривавшийся Высшим специализированным судом. 

***

- Тут какой-то Приступлюк в списке. Он зашел или нет? - громко спрашивает сама у себя молоденькая сотрудница аппарата суда, стоя на проходной. Девочка совсем юная, лет 22 от силы. В форме. Собою явно очень горда. - Приступлюк - один из подсудимых, - незлобливо подсказывают журналисты, процесс регистрации которых эта девочка приставлена контролировать.

Да, одна барышня в окошке журналистов записывает, вторая - наблюдает. За той, которая наблюдает, тоже наблюдают - парень в черном пальто и пыльных башмаках. С бейджем. Ему и 22, на вид, нет. Без формы. Но тоже собою горд.

***

Залитая холодным солнечным светом комната-кишка, метров 15, не больше. В центре - красная ковровая дорожка. Стены обшиты тяжелыми деревянными панелями, тугие пыльные гардины на окнах. Пахнет совком. Слева и справа - прокуроры и защита. Посадочных мест не более полуторадесятка: Сергей Луценко, Приступлюк с семьей, остальное – мрачные субъекты характерной наружности. Не братки. Хуже. Силовики в штатском. Заняли все кресла. Журналистов уже не пускают – нет мест. Журналисты томятся в зале совещаний, где выведена на плазмы трансляция процесса. При этом интернета в зале нет. Работа существенно затруднена.

Трансляция высвечивает «клетку» с подсудимым. Не клетку – аквариум: громадный стеклянный ящик, прямо посередине которого – форточка. Взрослому человеку форточка эта по пояс. Аквариум пуленепробиваемый и со звукоизоляцией, чтобы обратиться к суду, пообщаться с защитниками, подсудимый вынужден сгибаться в три погибели, пристраиваться к форточке. Проще говоря – становиться р..м. Долго так не выстоишь. Но, суд иного выбора не оставляет – все ходатайства о создании должных условий сторонам процесса нахально отметаются. Луценко иронически поглядывает на узенькую скамеечку, прилаженную к задней стенке «аквариума». Между скамеечкой и форточкой – больше метра расстояния. Усесться на ней так, чтобы было удобно общаться с присутствующими в зале невозможно.

Фото: LB.ua

- Ничего, это все мелочи, - весело отмахивается от друзей и коллег, тесно обступивших «аквариум» во время перерыва, - В Мене я не скучаю. Правила разрешают три встречи в месяц с теми, с кем попрошу. Ко мне Кличко приезжал, дипломаты были. Для американских, вот (дипломатов, - С.К.) даже дорогу специально расчистили после снегопадов. Так, я их теперь подкалываю. Вчера ж первое апреля было, я написал, что договорился о встрече с Папой Римским. Они не сразу поняли, что к чему, кинулись порядок наводить на территории, вылизывать там все, - хохочет, как всегда. Будто и не было ничего.

Он выбрал свободу. Даже в «аквариуме», между этой гнусной форточкой и скамеечкой, он значительно выше, больше, глубже, сильнее тех, кто думает, что вершит его судьбу. Его и нашу.

Что выберем мы?

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua