Все публикацииПолитика

Праздник послушания

Сам жанр многочасового телевизионного шоу, позаимствованный Виктором Януковичем у Владимира Путина и Александра Лукашенко, предполагает соответствие определенным правилам, которых придерживались и сам президент, и организаторы программы, и, разумеется, его участники.

Фото: www.president.gov.ua

Во-первых, это общение царя с подданными, настоящий праздник послушания. За все время телевизионного эфира глава погружающегося в экономическую деградацию государства не услышал ни одного критического замечания в свой собственный адрес. Все участники программы благодарили, хвалили, радовались, а если и критиковали – то нерадивых чиновников и депутатов.

Президент – как и положено монарху – обещал, укорял, возмущался и радовался вместе с подданными. На экране появлялись счастливые трудовые коллективы, семейные детские дома, просто граждане, собранные телевизионщиками в разных уголках нашей необъятной Родины. Дополняли картину рассевшиеся вокруг Виктора Януковича журналисты, проявлявшие невиданную смелость в умении ругать Рейгана на Красной площади – прямо как в старом советском анекдоте. Собственно, было сделано все возможное, чтобы у царя не испортилось настроение. Оно и не испортилось.

Бытует мнение, что Виктор Янукович боится неприятных вопросов и поэтому их избегает – так что его пресс-службе приходится ограничивать общение президента с теми, кто не готов к сервильному поведению, отказаться от пресс-конференций, серьезных интервью и подлинного, а не тщательного срежиссированного и отлакированного диалога со страной. Но, думается, к страху это поведение Януковича никакого отношения не имеет. Ему просто противно, что какие-то людишки, не стоящие даже двух минут его драгоценного времени, позволяют себе задавать ему неприятные вопросы и вообще сомневаются в том, что он и только он теперь хозяин на завоеванной с таким трудом территории. И в этом он, кстати, тоже ничем не отличается от Путина и Лукашенко.

Российский президент – гораздо более разговорчивый, чем Янукович и умеющий «отбрить» обидчика желчным словом – всякий раз выходил из себя во время пресс-конференций за рубежом, когда в зале вдруг оказывался журналист, пытающийся отнестись к нему не как к императору, а как к простому смертному. Белорусский, тоже обожающий длинные разговоры, искренне обижается, когда слышит что-то не то. Именно поэтому за долгое время правления Путин и Лукашенко выработали четкие формы появления на публики. Это не только телевизионный диалог с народом, но и «большие» пресс-конференции, на которых – да, звучат и острые вопросы, но все знают допустимые границы.

Я попытался подобраться к ведущему и задать свой вопрос. Меня начали отталкивать молодые люди в черных шапках и куртках. Оттеснили с первого ряда. Начали за мной бегать и «охранять». Когда я попытался все-таки прорваться - ко мне снова подошли ребята и прошептали "Отойди, потому что ноги поломаем"— Андрей Скипальский, общественный активист

Янукович, с одной стороны, унаследовал «большие» пресс-конференции от своих предшественников, но с другой – украинских журналистов гораздо труднее заставить соблюдать границы, чем российских и белорусских – пока что. Так что на время оформления режима можно ограничиться многочасовым успокаивающим разговором с тружениками. Есть и еще одна форма, которую Янукович заимствовал у Дмитрия Медведева, работавшего российским президентом как раз тогда, когда Виктор Федорович пришел к власти. Это общение с руководителями телевизионных каналов, которое в украинских условиях было заменено разговором с ведущими политических ток-шоу. Общение это, конечно же, гарантирует полную лояльность – и телеменеджеры, и телеведущие чувствуют границы дозволенного острее своих коллег по цеху. И опять-таки решаются две главные задачи – изображение диалога со страной и сохранение хорошего настроения монарха.

Фото: www.president.gov.ua

Именно поэтому не имеет особого значения обсуждать, что именно во время такого общения говорится. Я нередко привожу пример с новогодней телевизионной линией Путина, во время которой девочка из Биробиджана попросила у президента установить на центральной площади областного центра елочку – так как губернатор, по ее словам, поставил искусственную. В результате биробиджанцы встречали Новый год с двумя елками сразу, так как и местная елка оказалась вполне настоящей. Это была первая такая линия, потом в Москве старались избегать подобных ляпов, но сам пример показательный.

Путин не может обеспечить всех елками, Янукович – автобусами, Лукашенко – тракторами. Сама манера монаршей раздачи подарков – из средневековья и свидетельствует о глубокой общественной деградации, а не о решении реальных системных проблем. Ясно, что убрав телекамеры в больнице, где удерживается Юлия Тимошенко, Янукович не решит вопроса о преследовании политических оппонентов и не разблокирует европейскую интеграцию. И таких примеров можно привести множество, но важны не они, а то, что за само верноподданническое общение самозваного царя и коленопреклоненных подданных никому не стыдно – ни самому президенту, ни организаторам действа, ни его участникам.