Все публикацииПолитика

Между кошмаром и сланцевым газом

Политики вдруг заговорили об экологии. Не испортит ли добыча сланцевого газа нам тут жизнь? Мол, президент Янукович подписал соответствующий контракт, кое-кто теперь поднимет кучу денег на добыче «нетрадиционного» газа, а нам потом всем жить с последствиями. И пугают политики действительно страшным: землетрясения, загрязнения воды, разрушение почвы.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист

На плакате: спаси планету - убей себя
На плакате: спаси планету - убей себя

Дискуссия об экологии, особенно с участием политиков – это, конечно, интересно. Интересно – если бы страна у нас была экологическим образцом. Ну или хотя бы равнялась на экологические образцы. То есть если бы у нас тут воздух был класс, вода – кайф, почва – супер, и никаких многолетних залежей мусора вдоль дорог. Если бы в городах с металлургическими заводами не было всё такое жёлтенькое и красненькое и способствующее заболеваниям дыхательных путей. Если бы там, где когда-то были шахты, теперь не было провалов. Если бы по Днепру не плавали пластиковые бутылки, а по Чёрному морю – мазут. Да и если бы в столице не воняло говном по ночам из-за того, что единственная на весь Киев станция аэрации в Бортничах находится в предкатастрофном состоянии.

Вот можно легко понять Францию. Что же это, мол, Франция отказалась от добычи сланцевого газа? Дело не только в том, что у них там есть газ из Алжира, Туниса и Норвегии и отношения с Путиным – другие. Дело не только в том, что там и вправду очень сложно решить проблему выкупа множества участков земли, а это необходимо для ведения добычи. Дело ещё и в том, что Францию ещё можно испортить. Там как раз воздух, вода, почва... Пусть и не рай на земле, но, если что, будет о чём горько сожалеть.

Да и мало ли вообще кто от чего отказался? Скажем, Германия отказалась от атомной энергетики, насмотревшись на Фукусиму. А у нас в стране действуют сразу четыре атомные электростанции, в том числе крупнейшая в Европе. И это при всеукраинской убеждённости в том, что управленцы у нас – ни к чёрту. Казалось бы – где антиатомные законодательные инициативы? Где антиатомная дискуссия? Почему вот антисланцевое – уже от двух партий, а антиатомного – даже от одной не дождёшься? Неужели воображаемый урон от добычи сланцевого газа страшнее, чем уже полученный урон от «мирного атома»? Впрочем, риторический вопрос.

В связи с антисланцевыми высказываниями у нас привычно вспоминать о Кремле. Мол, не дремлют они там. Да и некто Медведчук, мол, не случайно комментирует соглашение о добыче сланцевого газа в Украине так, как прокомментировал бы, ну, скажем, Александр Медведев – представитель «Газпрома».

А надо бы вспоминать не о Кремле, надо бы вспоминать о том, какое состояние своей собственной страны мы уже не замечаем, не осознаём как опасное.

Грязный воздух, грязная вода. Инфраструктура, которая держится чуть ли не на соплях. Абсолютному большинству людей у нас не интересно, как изменяется состояние почв, как утилизируют отходы, которых становится всё больше. Мало кого интересует, как повлияла вырубка лесов на Западной Украине на жизнь людей в контексте паводковой опасности. Почти всем как-то совершенно okay, что от рака умирает ну просто огромное количество людей. Ну а о качестве и происхождении еды, которую может позволить себе большинство, даже и подумать страшно...

Вот что-то резко встал вопрос об экологии в связи с добычей сланцевого газа, а в связи со всем остальным как-то вообще не встаёт вопрос об экологии. Окончательно деэкологизировалась у нас страна. Такое впечатление, что люди будто бы для себя решили, что у нас тут в отличие от, например, Франции уже не о чем будет горько сожалеть, и перестали беспокоиться. Ну, то есть в отдельных случаях – когда появляется некая новая непонятная гигантская якобы угроза – ещё могут мобилизоваться и повозмущаться, но это бывает крайне редко. В прошлый раз, помню, это было при Ющенко, он пытался убедить жителей Белой Церкви, что металлургия – это не обязательно чад и ужас:

И ровно поэтому нельзя соглашаться с «наездом», якобы экологическим, на добычу сланцевого газа. Потому что этот «наезд» – ну как если бы человек серьёзно отравился, а врач, к которому человека с этим отравлением привезли, вдруг узнал, что этот человек запланировал через два месяца набить себе татуировку на всю спину, ужаснулся и отправил бы этого человека – игнорируя его отравление – прослушать курс лекций об опасности заражения гепатитом в тату-салонах.

Ещё раз: дело не в том, что добыча сланцевого газа – экономически выгодна, и поэтому от неё нельзя отказываться, хотя и это важно; дело в том, что сначала нужно – действительно нужно – избавиться от тех предкатастрофных состояний, которые уже есть, а потом обращать своё внимание на предкатастрофные состояния, которые только могут быть, да и то не факт.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист