Все публикацииПолитика

Как захватить власть. Инструкция для оппозиции

Чтобы не говорили пессимисты о предрешенности исхода борьбы на парламентских выборах, именно они определят ближайшее будущее страны. Хотя власть и имеет такой «электоральный» ресурс, как репрессивный аппарат и широкие возможности по «правильному» подсчету голосов, предстоящая битва за мандаты вполне может превратиться для нее в электоральное Бородино.

Михаил СоколовМихаил Соколов, эксперт группы Налоговая и бюджетная реформа Реанимационного пакета реформ

Фото: Макс Левин

Так, если власть пойдет на тотальную зачистку конкурентов, фальсификации и скупку новых тушек, т.е. инсталляцию жесткого авторитарного режима, ее легитимность как в Украине, так и за рубежом упадет до нуля. Последствия – политическая и экономическая изоляция, асимметричные меры со стороны ЕС – Европе не нужна еще одна Белоруссия, нарастание протестных настроений, развитие несистемной оппозиции и, в конце концов, бунт.

Если же ПР позволит оппозиции сформировать парламентское большинство, Виктор Янукович окажется перед реальной угрозой досрочного прекращения полномочий. К имеющимся острым экономическим, социальным и финансовым проблемам добавится противостояние с Парламентом и неспособность менять законодательство под себя. В такой ситуации многие соратники Януковича начнут превращаться в пассивных ренегатов, а, почуяв слабость режима, еще и возглавят борьбу со своим же бывшим вождем.

Казалось бы, дело за малым – оппозиции нужно победить в соревновании за сердца и голоса избирателей в ситуации, когда власть, уже совершив несколько затяжных забегов по электоральным граблям, вынуждена готовиться к новому старту. Дырявый бюджет, испорченные отношения с Западом и Москвой, а также продолжающийся внутренний дерибан неумолимо толкают ее к новым непопулярным шагам: девальвации национальной валюты, повышению налогов или снижению реальных социальных выплат. И тем не менее приходится признавать – шансы оппозиции невелики и причиной тому – она сама и состояние украинского общества в целом.

Главная проблема

Чтобы победить, лидерам оппозиции нужно как минимум предотвратить возгорание пожара подспудно тлеющей междоусобной войны и выступить единым фронтом на мажоритарных округах. Решить эту задачу архисложно, ведь никто из «оранжевых» вождей не имеет удовлетворительного ответа на главный вопрос – как объединиться? Как поделить между собой округа и решить, кто на них будет баллотироваться, избежав справедливых обвинений в политической коррупции и не допустив раскола вновь созданной коалиции?

Сценарий первый: выборов не будет. Задача СНБО - «красиво» это «обставить». Сценарий второй: выборы будут. Клюев в СНБО координирует работу силовых органов в ритме кампании.— Соня Кошкина

Как, например, «сердечные» объяснят своему избирателю, почему они согласились снова стать союзниками и уступить один из округов Виктору Ющенко – человеку, которого пропагандисты Тимошенко (и не без оснований) уже несколько лет шельмуют, как Иуду и пособника Януковича? А ведь еще останутся вопросы о том, почему выбор «демократических» мажоритарных кандидатов осуществляет узкий круг партийных бонз, а не избиратели? Или как люди уже однажды набравшие «тушек» в свои ряды, теперь смогут избежать повторения прежних ошибок?

А ведь еще существует и проблема личных амбиций. Даже если представить, что некой высшей силе удалось созвать «конклав» оппозиционеров, запереть их в одном помещении и держать на хлебе и воде, пока они не разделят все округа между собой, то соответствующий дележ может занять больше времени, чем его осталось до выборов, и при этом ни один набор возможных решений не будет воспринят как справедливый всеми участниками дискуссии. Разве сможет тот же «украинский Мессия» согласиться с вполне обоснованным мнением, что ему вообще не нужно никуда выдвигаться?

Фото: Макс Левин

Ответ на все вопросы

Проблема выбора единого кандидата от разношерстных политических сил стара, как мир, и на нее давно найден универсальный ответ – передача выбора самому обществу, т.е. проведение праймериз. Заметим, что преимущество этого подхода не только в «демократичности» и легитимности, но и в том, что он решает целый перечень других серьезных проблем.

Прежде всего, проведение праймериз автоматически снимает проблему определения того, сколько и каких округов достанется каждой конкретной партии-члену коалиции. Их число будет определяться не столько политическим «весом» лидера, его связями и отношениями с другими коалициантами и случайностями переговоров, сколько качеством «отобранного материала». Соответственно, партии будут вынуждены подбирать в свои ряды талантливых и самостоятельных людей, а они в свою очередь предпочтут собираться под знаменами тех вождей, что вызывают у них наибольшее доверие.

Праймериз, который проводят некоторые политические силы в Украине, являются профанацией и имитацией. Ничего общего с серьезными первобытными внутрипартийными выборами это не имеет. Фактически, это пиар-кампания и, увы, это печально, потому что таким образом важная и полезная тенденция дискредитируется.— Владимир Фесенко, политолог

Таким образом, праймериз, являясь регламентированной процедурой определения победителя, гарантирует формирование единого списка оппозиции по всем избирательным округам в заранее установленные сроки. Причем списка достаточно высокого качества.

Так, кандидат на праймериз должен выдвигаться какой-то партией, но окончательный выбор делают избиратели, что, с одной стороны делает его зависимым от мнений общества, а с другой дает ему твердую почву под ногами в спорах с партийным руководством. В результате партиям приходится крайне ответственно подходить к вопросу выбора кандидата - нужно подбирать не просто толстые кошельки, но единомышленников, людей с твердыми убеждениями и позицией.

Фото: Макс Левин

Любые демарши, выходы из коалиции превращаются из отказа от кулуарных непрозрачных договоренностей в выступление против воли народа и нарушение публично данных обещаний и общепризнанных правил игры. Следовательно, для перехода в другую партию потребуются действительно веские на взгляд избирателя причины (почему избиратели на праймериз значительно более «злопамятны», чем на обычных выборах, будет рассказано позже), иначе о повторном прохождении по округу придется забыть.

Чего не нужно для праймериз

Большинство заявлений о технической невозможности проведения праймериз в украинских реалиях базируются в основном на непонимании сути и механизма работы этого института. Так, например, можно услышать мнение, что праймериз не станут действительно общенародным голосованием, а кандидаты не смогут проинформировать массового избирателя о своих позициях, т.к. между определением границ округов и началом основных выборов остается слишком мало времени.

Что ж, действительно в праймериз не сможет и не будет принимать участие большая часть избирателей, но это не проблема, а важнейшее их преимущество. Как показывает практика США, на праймериз голосуют активисты, люди с четкой и ясно сформированной гражданской позицией, те, кто понимает, почему они тратят свое время на регистрацию себя избирателем демократов или республиканцев, встречи с кандидатами и их представителями, а потом еще и предварительное голосование.

Именно участие в праймериз только предварительно зарегистрировавшихся, а значит неравнодушных, «политически злопамятных» избирателей является фильтром, «зачищающим» политическую систему США от разного рода примитивных социал-популистов, выступающих «за все хорошее и против всего плохого». Большинство наших кандидатов никогда не смогли бы выиграть на таких выборах, ведь им пришлось бы говорить о том, что они конкретно собираются сделать как законодатели, а тезис «стану послушным рабом Януковича или Тимошенко» означал бы политическое самоубийство.

Фото: Макс Левин

То же касается и агитации. Для выбора единого оппозиционного кандидата не нужны широкомасштабные, а значит, дорогие агитационные компании с билбордами, бессодержательными роликами и заказными статьями в газетах. Технологически это все равно, что бить из пушек по воробьям – гораздо эффективнее сосредоточиться на адресной работе с избирателями, чьи контактные данные являются общим достоянием оппозиции. Более того, следует обязать всех праймериз-кандидатов участвовать в общей серии дебатов, чтобы «дурь» и достоинства каждого проявилась в максимальной степени.

Да и такая борьба будет проходить не только на уровне идей, но и в организационной плоскости. Например, каждый кандидат будет стремиться максимально увеличить число своих сторонников среди зарегистрированных избирателей. Но, однажды приведя их на регистрацию в «коалиционный» районный штаб в качестве «оппозиционного» избирателя, он уже не сможет оградить их от получения сообщений, писем, листовок, приглашений на встречи от других «оппозиционеров».

В результате кандидат даже с очень сильным оргресурсом, но слабой идеологией и сомнительной биографией, будет обречен на поражение. Ведь он будет вынужден свои руками обеспечивать дешевый доступ к «своим» избирателям своим же конкурентам.

Конечно, и в этом случае остается почва для махинаций и подкупа. Директор успешного предприятия или его протеже всегда будет иметь огромное преимущество в округе, где проживают его сотрудники. Однако в случае праймериз это преимущество все же будет менее значительным. Во-первых, у его конкурентов появляется возможность провести адресную работу с каждым его работником, который зарегистрировался избирателем. А во-вторых, в праймериз, как уже упоминалось, как правило, принимают участие политически «озабоченные», активные избиратели, подкупить которых намного сложнее, чем рядовых граждан.

Технология победы

Если бы оппозиция приняла на вооружение описанный выше подход к праймериз, то никакое затягивание с формированием округов не смогло бы стать серьезным препятствием для их успешного проведения. Ведь никто, кроме нее самой, не может помешать ей загодя начать работу над созданием списков зарегистрированных избирателей.

В свою очередь, после формирования таких списков проведение агитационной кампании и самих праймериз становится делом техники и не требует ни большого количества средств, ни длительных сроков на их подготовку. Более того, оппозиция получает возможность создать общий пул активистов и фактически начать избирательную кампанию намного раньше своих конкурентов, параллельно сведя выбор массового избирателя к голосованию за или против партии власти.

Единственной причиной, почему проведение настоящих, а не бутафорских праймериз в Украине действительно более чем маловероятно, является позиция самих вождей оппозиции. Проводя праймериз, они теряют возможность торговать местами на мажоритарных округах, в рамках согласованных друг с другом квот. Более того, они превращаются из феодальных хозяев своих партий в политических лидеров, власть которых построена на лидерстве в деле формулирования идей, а не распределении ресурса.

Фото: Макс Левин

Получается, что проведение праймериз оказывается заблокированным теми, кто, казалось бы, должен быть заинтересован в них больше других. Однако, если в обществе возникнет соответствующий запрос, оппозиция будет вынуждена ответить на него. Она нуждается в активных идейных сторонниках, т.к. ей не на кого больше опереться. Содержать свой собственный разветвленный бюрократический аппарат, проникающий в каждый город и поселок слишком накладно. К тому же большая часть «профессиональных» штабистов на деле оказываются «профессиональным» ворьем.

В последнее время в Украине возникает все больше и больше различных гражданских сетей, движений и организаций. Многие из них расходуют свою энергию на критику глухих к ней властей, как будто не понимают – Партия Регионов на деле доказала свою самодостаточность. Она стала властью не благодаря, а вопреки усилиям большинства гражданских активистов, ее электорат живет в телевизоре, а не в сети Интернет, а значит, власть и дальше будет игнорировать все эти интеллигентские бури и протесты.

Сейчас у зачатков гражданского общества есть небольшое окно возможностей хоть что-то изменить. Для этого необходимо перешагнуть через брезгливость и страх замараться о «реальную политику», предложив и даже потребовав у оппозиции в обмен на голоса и поддержку совершить реальный шаг вперед – провести праймериз. Услышит ли это требование оппозиция, отреагирует ли на него, зависит от того, насколько громкими и настойчивыми будут такие требования, а значит, от состояния нашего общества.

Михаил СоколовМихаил Соколов, эксперт группы Налоговая и бюджетная реформа Реанимационного пакета реформ