Все публикацииПолитика

Внутренняя оппозиция

Задача истинной оппозиции заключается

не в дискредитации власти,

а в демонстрировании ее временного характера

Фото: Макс Левин

Исторический опыт Европы гласит, что развитие современного государства проходило через процесс ограничения власти монарха. Другими словами, развитие государства было тесно сопряжено с процессом возникновения «внутренней оппозиции». В широком смысле, «внутренняя оппозиция» является феноменом противостояния субъектов во власти, «конфронтацией власти против власти».

Сейчас для нас важно не широкое, теоретическое понимание «внутренней оппозиции», а практический смысл этого понятия, которое может помочь нам прояснить многие происходящие в современной Украине политические события. Так, например, одним из главных воплощений «внутренней оппозиции» является противостояние между законодательным и исполнительным органом власти (например, между президентом и парламентом). Следовательно, если такого противостояния нет, и парламент (правящая коалиция) полностью контролирует президента или наоборот – президент полностью контролирует большинство в парламенте, как это происходит в Украине, то ни о какой внутренней оппозиции не может идти речь.

Это, в свою очередь, значит, что Украина не является современным европейским государством, и не будет являться таковым до тех пор, пока не появится внутренняя оппозиция. Смысл внутренней оппозиции нельзя свести к критике власти или к противостоянию, которое выходит в область публичной политики (как это было, например, в 2005 году, когда конфликт в тандеме «Ющенко-Тимошенко» привел к информационной войне между президентом и премьером). Обычно внутренняя оппозиция (на то она и внутренняя) создается в рамках одной политической команды.

Только представьте себе: президент Янукович выступает с законодательной инициативой и просит парламентариев её поддержать, а лидер фракции ПР в парламенте Александр Ефремов выступает с конструктивной критикой законопроекта, говоря, что перед тем, как его принять, нужно провести общественные слушания, получить «зелёный свет» от экспертов, дать возможность внешней оппозиции выписать свои рекомендации к нему. Можете себе это представить? Я не могу. И не потому, что у меня нет фантазии, а потому, что украинский парламент не обладает независимостью и полной дееспособностью. Законодательный орган Украины сейчас напоминает маленького ребенка, которого спрашивают о его желаниях «для приличия», а иногда, когда он начинает сильно капризничать, утоляют его жажду «сладостей» и жажду «игрушек».

Фото: Макс Левин

В России, например, вообще любят играть со словом «оппозиция». В этой стране, в силу прогрессирующей паранойи власти, которую российские политтехнологи пытаются из последних сил привить российскому избирателю, культивировали такое понятие, как «системная» и «внесистемная» оппозиция. Отличие системной от внесистемной оппозиции российские власти видят в том, что «системная» оппозиция – это та, которая находится в парламенте. Другими словами, «системная оппозиция» это «своя», «толстая» и прикормленная политическая сила, которая может чуть-чуть покусывать ботинки власти в парламенте.

«Внесистемная» оппозиция (браво, как круто звучит эта фраза) – это реальная оппозиция, которая не находится в парламенте. Но настоящая проблема в том, что никто даже не пытался смотреть в книжки, возможно, смотреть классическую западную литературу в области политической науки противопоказано российским властям. Никто ведь не говорит о том, что настоящие «внесистемники» – это те, кто хочет повалить государственный строй или выступает за свержения его основ, а «системная оппозиция» – это все те политические деятели, которые хотят строить страну, не проводя очередной революции (что обычно воплощается в принятии новой конституции).

Поэтому в России практически не существует как таковой «внесистемной оппозиции», проблема в том, что в этой стране, в отличие от сегодняшней Украины, уровень внутренней оппозиции сведен к нулю. Именно это и стало причиной, по которой российский «средний класс» (очень условный средний класс) сейчас заполняет московские проспекты с митингами и акциями. Выход для России 2012 года, как и для Украины 2012 года, видится мне в развитии института внутренней оппозиции.

Необходимо понимать, что в более узком смысле, понятие внутренней оппозиции означает оппозицию внутри любой политической организации. Внутренняя оппозиция, в этом смысле, существует всегда, просто она обладает разными возможностями, и она направлена на достижение разнообразных целей. Так, в Партии регионов, а точнее говоря, в рядах сегодняшней власти, тоже существует внутренняя оппозиция, однако, она строится лишь на желании увеличения собственного капитала, в ней отсутствуют политические смыслы. Своеобразная логика обогащения приводит как раз к отсутствию реального баланса между ветвями власти. Ведь система была задумана и разработана таким образом, что никакого баланса в ней нет и быть его не может, до тех пор, пока в парламенте не возникает устойчивое оппозиционное большинство.

И тут, после слов «устойчивое оппозиционное большинство», под светом софитов возникает новый Закон о выборах народных депутатов как универсальный инструмент для установления (мон)архического контроля над государством. Он, как «Бастилия» для избирателей, как символ сегодняшнего политического режима, не может не мозолить глаза думающему человеку.

Фото: Макс Левин

Наше «дело», «дело» народа – подтвердить притязания сегодняшней власти на то, что она вправе править, по крайней мере, именно так думают начальники отечества.

Наше настоящее дело – создать ту внутреннюю оппозицию, которая сможет изменить правила игры на политической арене к лучшему. Она будет это делать не в силу врожденного альтруизма, нет, она этим никогда не страдала. Она будет делать правила игры более честными и открытыми для того, чтобы сохранить собственные позиции, упрочнить своё положение.

И это ни в коем случае не является вопросом выбора какой-то конкретной политической силы. Любая политическая сила из тех, которые сейчас представлены в украинском парламенте или имеют на него виды, хочет монополизировать властные ресурсы (свойство всех без исключения политических сил – желание иметь полноту власти в собственных руках). Вопрос о развитии настоящей внутренней оппозиции – это вопрос баланса, создания множества групп интересов внутри парламента. Все их капризы и все их желания невозможно будет удовлетворить, и им придется принимать компромиссные решения, им придется слушать если не народ Украины, то хотя бы «оппозиционеров» внутри их собственных политических сил.

Поэтому слепо поддерживать партию власти или оппозиционные партии – бессмысленно (они абсолютно тождественны в своих целях и лишь немного различаются в цветах собственных вывесок). Улучшить теперешнее состояние украинской политики можно только посредством увеличения собственного участия в политике. Мы должны противопоставить нивелированию избирательного законодательства – нивелирование восприятия украинского народа, как организма, совершенно неподкованного в политике. Мы должны быть умнее и практичнее.

Если наш выбор в 2012 году сможет сбалансировать состав парламента, если мы сможем продвинуть в законодательный орган представителей бизнес-элит не только из Днепропетровска и Донецка, а и из других регионов Украины, если мы не ответим своей благосклонностью на очередную популистскую риторику оппозиционных и провластных «кандидатов-крикунов», то только тогда мы сможем добиться нового качества отечественной политики, а, следовательно, и более высокого уровня жизни.