Все публикацииПолитика

​Митинг и судьба

Российская оппозиция, судя по последним сообщениям, согласовала проведение нового митинга протеста против фальсификации итогов парламентских выборов - на этот раз он может состояться на проспекте академика Сахарова. Если митинг действительно пройдет там, это будет символично: Андрей Дмитриевич был из тех политиков и общественных деятелей, кто не боялся апеллировать к людям и умел ждать и дожидаться своего времени. Митинг на проспекте Сахарова - едва ли не лучшая иллюстрация того, что в российской истории бывают разные времена.

​Митинг и судьба
Фото: EPA/UPG

Еще несколько недель назад казалось, что путинский период - навсегда. Прошедшая на съезде «Единой России» рокировка президента и премьер-министра зафиксировала амбиции «тандема» - еще 12 лет спокойной жизни без каких-либо серьезных изменений в существующей политической системе. Но Болотная площадь - что бы кто ни думал о произошедшем в России и за ее пределами - эти надежды если еще не разрушила, то уж во всяком случае поставила под очень большой вопрос.

Сама путинская стабильность базировалась на очень простом и понятном принципе - неучастии общества в определении будущего страны. От граждан требовалось только одно - «проштамповать» то или иное решение, принимаемое в том или ином кремлевском кабинете. Так была устроена вся система - от губернаторских выборов, превращенных в банальную раздачу «ярлыков» на княжение, и до президентских, в которых, по сути, не принимали участие даже высшие руководители правящей партии, узнавшие о рокировке чуть ли не во время своего съезда. Если кто-то «недостойный» попадал в мэры - мэрские выборы пока что полностью ликвидировать не удалось - он попадал либо в «Единую Россию», либо в тюремную камеру. При этом подразумевалось, что граждане такой порядок либо поддерживают, либо просто не обращают на него внимания - не их ума, мол, дело. В общественном сознании нарочито культивировался образ «лихих 90-х» - когда эти самые глупые граждане попробовали в чем-то поучаствовать и натворили делов! Но вот, на их детское счастье, пришел в 2000 году папа, устроил порядок и стабильность и все стало хорошо. И все довольны за исключением маленькой кучки полубезумных несогласных, которых каждое 31 число сгоняют с Триумфальной площади.

Болотная площадь разрушила этот чудесный образ. Оказалось, что в России есть десятки тысяч людей, которых не устраивает существующее положение дел. Которым не нравятся Путин и «Единая Россия». Которые считают, что можно было бы жить иначе. И их не 50 человек и даже не 150. Это - самый главный итог прошедшего митинга, связанный с десакрализацией власти. Примерно также развивались события в конце 80-х - начале 90-х, когда первые, еще очень маргинальные, несмелые митинги сменились многотысячными демонстрациями. И оказалось, что в стране живет огромное количество людей, которым не нравится КПСС, которые хотят совершенно иной жизни. Могут сказать что у этих людей был Ельцин - и, как это обычно бывает с постсоветским сознанием, ошибиться. Потому что вначале появились все эти люди - а уже потом к ним пришел опальный Ельцин, у которого к тому же оказалось огромное количество сторонников среди тех, кто на митинги не ходил и власть поддерживал, но увидел в Ельцине другую власть и другую силу, которую тоже можно поддержать, не боясь.

Фото: www.gazeta.ru

Вопрос даже не в том, удастся ли оппозиции собрать большее количество людей на следующие митинги - или движение протеста начнет постепенно угасать. Так, как было раньше, все равно уже не будет, потому что люди почувствовали вкус общественной активности. Оказалось, что среди лидеров общественного мнения власть не поддерживает практически никто - разве что те, кто получает за эту поддержку должности и деньги. Остальные либо протестуют - либо молчат: так тоже было в последний период существования КПСС. И это еще одно доказательство обреченности системы, привыкшей к рукоплесканиям.

Где была допущена ошибка? Ну, во-первых, это сама рокировка - дело даже не в самом возвращении Путина, а в том, как весь этот позор был обставлен. Во-вторых - барское нежелание власти не то что менять хоть что-то, а вообще разговаривать с обществом об изменениях. В-третьих - демонстративная, неприкрытая, наглая фальсификация выборов. И тут - четвертая, самая главная ошибка - в Кремле просто не поняли, что мир существенно изменился! Поразительно просто - сами пользуются всеми этими айпадами и макбуками, пишут в твиттере, знают, как организовывались демонстранты в арабских странах - и ничего не замечают! Не способны были просчитать, что люди могут фотографировать фальсификации на мобилки, выкладывать в сеть видеорепортажи с участков, что способны организоваться на митинг в фейсбуке и пойти хотя бы уже потому, что увидят как их много! В этом-то и дело - в России - в Москве во всяком случае - живут миллионы людей из ХХI века, а управляют ими чиновники «застоя» середины ХХ-го. И долго такое сосуществование продолжаться не может.

Что будет дальше? А дальше власть по-прежнему не будет обращать внимание на требования протестующих, но и их активности сдержать не сможет. Чем более откровенно будет игнорироваться общественная активность - тем более серьезной она окажется и приведет к появлению мощных политических партий и общественных организаций, которые просто нельзя будет не зарегистрировать и не замечать. Власть еще сможет - опять-таки при впечатляющих фальсификациях, которые только увеличат базу сопротивления - выиграть выборы президента России, но это будет последней - и пирровой - ее победой. Президентство Путина пройдет при постоянном противостоянии власти и общества - при этом глава государства будет чудовищно непопулярен в СМИ, которые постепенно будут выходить из-под контроля олигархических группировок - расскажут правду о его первом президентстве. Уже в это время появится сильный оппозиционный лидер - или группа лидеров, которые смогут создать коалицию в следующем составе Государственной Думы и договориться с Владимиром Путиным о его досрочной отставке и отъезде из России. Новым президентом России станет человек демократических взглядов - однако достаточно сложных и противоречивых представлений о национально-государственном устройстве страны.

Фото: EPA/UPG

Потом начнется самое сложное - диалог центра с национальными республиками, многие из которых останутся верны прежнему режиму и его представлениям о роли власти. Трудно сейчас предсказать, как завершится этот диалог - Россия либо станет конфедерацией, в которой реальная власть окажется у региональных лидеров и в котором каждая республика или каждый русский край будут жить в своем собственном цивилизационном времени, согласуя между собой лишь внешнеполитические и оборонные приоритеты, либо - отказавшись от некоторых наиболее сложных национальных образований и признав их независимость - превратится в куда более сцементированное и унитаризированное государство, больше напоминающее современную Украину, чем даже нынешнюю Российскую Федерацию. Конфедеративная Россия еще долго и мучительно будет искать свое место в мире, метаться между Европой и Азией, преодолевать региональные границы в сознании своих граждан, но все еще будет огромной и самодостаточной страной, пытающейся воспринимать себя как сверхдержаву. Россия унитарная - но уменьшенная - довольно быстро станет одним из лидеров большого Европейского Союза, который, осваивая ее рынок, станет реальным конкурентом государств, появляющихся на просторах уже не коммунистической Поднебесной. Цивилизационная граница Европы пройдет в Благовещенске и Владивостоке - там, где прочертил эту границу де Голль.

Но выбрать ту или иную судьбу смогут только сами россияне.