Все публикацииПолитика

ТВ: Как Тимошенко застукала Киселева

Первая часть “Шустер Live” повторила “РесПублику” Анны Безулик - была посвящена ситуации вокруг АЭС "Фукусима-1", а в студии присутствовали экс-представитель Ющенко по энерговопросам Бодан Соколовский и глава Государственного комитета с ядерного регулирования Украины Елена Миколайчук.

ТВ: Как Тимошенко застукала Киселева

В самом начале по телефону в эфир вышла украинка Леся Токар, проживающая близ Токио. Она ответила на несколько вопросов ведущего, и поблагодарила президента Украины Виктора Януковича за эвакуацию украинцев с японских островов.

У микрофона первым выступал Давид Жвания, которого СМИ давно подозревают в интересе к атомной энергетике. Его выступление по ключевым пунктам совпадало с высказываниями Виктора Балоги, которые тот сделал днем ранее в эфире ТВi. Вероятно, обоих объединяет работа в МинЧС (Жвания был там министром в 2005 году, а Балога уже во второй раз возглавляет это ведомство).

Жвания тоже считает, что сравнивать "Фукусиму" с Чернобылем некорректно, что украинские реакторы в безопасности.

"У нас каждый реактор - это мерседес", - сказал экс-министр, имея в виду, что системы их безопасности часто обновляются.

Потом Жвания, как и Кинах у Безулик, говорил о землетрясениях. Экс-министр настаивал, что все реакторы рассчитаны на 7 баллов, а таких землетрясений в Украине, кроме Карпат и Крыма, в принципе быть не может.

Он также остро реагировал на замечания экспертов, которые, по его мнению, недостаточно разбирались в теме.

"Почему вы считаете себя специалистом в этой сфере?", - спросил он эксперта Национального экологического центра Украины Алексея Пасюка, который является противником атомной энергетики.

Лидер "За Украину!" Вячеслав Кириленко выступал от имени противников "атомного лобби", о чем упомянул во время спича.

Он "давил" на то, что строительства и содержание реакторов ляжет на плечи налогоплательщиков.

"Я не отрицаю существования ядерной энергетики, но я думаю о безопасности. Европа 10 лет не вводит новые ядерные мощности, за исключением страны, которая недавно стала членом ЕС. Идет поиск новых источников энергии. События в Японии должны стать предлогом для обсуждения: все ли так хорошо в нашем хозяйстве и нужно ли каждый год брать миллионы с карманов украинцев для введения новый ядерных мощностей. Существующих АЭС недостаточно? Я сторонник введения на государственном уровне моратория на строительство новых атомных энергоблоков. Такой дискуссии, очевидно, не хочет допустить атомное лобби", - сказал Кириленко.

Он также предостерегал от установления зависимости от поставщиков топлива. "Даже если бы соглашение о строительстве новых ректоров на Хмельницкой АЭС было заключено с другой страной, а не с Россией. Мы имеем газовую зависимость. Но теперь будем иметь и ядерную зависимость", - сказал он.

Тема зависимости от поставок топлива еще всплыла в ходе обсуждения.

"Никогда еще не слышала такого как "урановая игла", - удивилась депутат Алла Александровская. - "У нас же есть урановые шахты. Мы можем создать полный замкнутый цикл у себя".

"Для этого нужно, чтобы потребление было выше, иначе тогда производство будет нерентабельным", - тут же пояснил с места Давид Жвания.

Двухчасовая дискуссия по атомной энергетике периодически уходила в профессиональную плоскость, и ведущий постоянно одергивал выступающих. В 21.00 ее завершили, так как наступал черед вечерних новостей. Богдан Соколовский так и не успел выступить у микрофона.

Более задорной оказалась следующая тема. Вернее, на первых порах, потому что она растянулась на три часа.

Обсуждали депутатскую дисциплину. Конкретно - персональное голосование депутатов в Раде. Повод - провал голосования по введению системы с сенсорными кнопками.

По реакции зала на сюжет, предварявший обсуждение, было понятно, что зрители осуждают наплевательское отношение депутатов к своим обязанностям. Потому лидеру фракции Партии регионов Александру Ефремову пришлось искать и находить очень ловкие объяснения, почему парламент не захотел принять закон, ужесточающий контроль за голосованием.

"Что касается сенсорной кнопки, то мы долго можем обсуждать эту тему. Вопрос заключается в другом: в исполнительной дисциплине и работе депутатов в зале. Если вы заметили, то фракции большинства все время наращивают свое присутствие в зале», - сказал он.

По словам Ефремова, не все депутаты прогульщики.

Возразить попытался Андрей Шкиль, но тут завязалась интересная словесная потасовка. Политолог Владимир Фесенко на повышенных тонах попытался обвинить оппозицию в том, что часть ее депутатов подержали большинство касательно этого законопроекта. Шкиль отрицал. "Это можно проверить!", - угрожал Фесенко.

"Мы сейчас проверим", - сказал ведущий.

Оказалось - не голосовали.

"Извинитесь!", - потребовал Шкиль.

"Простите, ошибся", - признал вину Фесенко. - "Но вы могли бы проголосовать!", - не унимался политолог.

Тут Шкиль назвал Фесенко женщиной.

"Почему вы называете его женщиной. У вас же лидер партии - женщина", - спросил ведущий.

"У них всегда так", - с улыбкой сказал Ефремов.

Тема с персональным голосованием - конек нынешней оппозиции. В частности, Арсения Яценюка. Правда, еще Олесь Доний пытался донести до присутствующих, что он ни разу ни за кого не голосовал. Но к микрофону вышел Яценюк и долго рассказывал о том, как все это придумал еще он в бытность спикером, только ему не дали воплотить это в жизнь.

Он еще раз напомнил, что летал рейсовыми самолетами. И рассказал, что Ефремов просил у него квартиры депутатам. Отбиваться лидеру фракции становилось все сложнее. А тут еще Виталий Портников напомнил об инциденте с депутатом Ландиком.

Но взятый в начале темы ритм постепенно сбивали рекламные паузы и прочие перерывы. В итоге к концу программы оно "сползло" в самопиар и разговоры ни о чем.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ У КИСЕЛЕВА...

На "Большую политику" пришла Юлия Тимошенко.

"С чем вы пришли?", - спросил Киселев, имея в виду ее запись в twitter о том, что на "Интер" она идет то ли с чесноком, то ли с осиновым колом.

"С добрыми мыслями и хорошим настроением. Хотя я знаю, куда пришла", - ответила Тимошенко.

В студии присутствовали журналисты, "свободовец" Мирошниченко, депутат Инна Богословская и российский писатель Ерофеев. В зале сидел художник Поярков.

Общение у Тимошенко как-то сразу не заладилось. Она с самого начала стала ставить под сомнение данные различных опросов (что она практически всегда делает в эфире на "Интере"), а также намекнула, что все реплики в этой программе заранее прописываются.

Ольга Мусафирова, которая первой из журналистов задавала вопрос, возмутилась подозрительностью Тимошенко.

Экс-премьер попыталась объяснить, что она не имела в виду журналистов в студии.

"Сколько можно врать", - начала Богословская.

"Ну что вы так", - пробубнил Киселев. Тимошенко картинно подперла подбородок рукой и изобразила скуку.

Инна Германовна долго провозглашала спич. Затем к ней подключился Киселев, который стал задавать ей вопросы касательно ее председательства в комиссии по расследованию наличий признаков госизмены в действиях премьера Тимошенко.

"Я вам не мешаю?", - поинтересовалась Тимошенко. - "А можно прежде, чем отвечать, я задам вопрос: что вы, Евгений, делали сегодня днем в офисе Инны Богословской?".

Зависла пауза. "Я? В офисе Богословской? Откуда у вас такая информация?", - растерянно сказал ведущий.

Тимошенко хихикала.

"Вы не поверите", - Инна Богословская ринулась спасать ситуацию. - "Мы обсуждали фильм про Булгакова!"

Юлия Тимошенко довольно улыбалась.

Следующим вопрос задавал Поярков. Он предположил, что в Украине все дают и берут взятки. Поэтому предложил Тимошенко публично заявить, что она этого никогда не делала. Тимошенко выдала очень сложную логическую конструкцию: мол, давать - не давала, так как она была премьером. А насчет "брала" - так ГПУ не нашла ничего...

Следующими яркими моментами стали общение экс-премьера со "свободовцем" Мирошниченко.

"Вы нас предали. Я, работая на канале Виктора Пинчука, полтора месяца стоял на Майдане, а вы потом обнимались с олигархами", - возмущался бывший спортивный комментатор.

"Вы это видели?", - спросила Тимошенко.

"Да!", - ответил Мирошниченко.

"Что вы говорите", - кокетливо ответила она и попыталась заверить "свободовца", что сейчас они по-прежнему по одну сторону баррикад.

Далее ее спросили о том, почему она встречалась с Каддафи, а также как она относится к делу Хорошковского.

Касательно ливийского диктатора, Тимошенко сказала, что не могла не встречаться с ним.

"Я могу сейчас твердо сказать: Украина и Ливия были партнерами. Украина имела рынок сбыта для своих самолетов, мы имели возможность добывать нефть в Ливии, мы имели экономическую выгоду. А если лидер другого государства на приглашение высших должностных лиц приезжает, мы обязаны встречаться и общаться", - пояснила она.

По поводу Ходорковского, то тут экс-премьер осудила политические репрессии как таковые.

"В 21 веке такого быть не должно", - сказала она. При этом Тимошенко не стала проводить параллелей между российским олигархом и собой. Вероятно, не захотела "показывать на себе".

Во время последних ответов Тимошенко было слышно, как тяжело вздыхает Инна Богословская и что-то говорит, комментируя реплики экс-премьера.

Вторая часть "Большой политики" была посвящена ...атомной энергетике в контексте событий в Японии. Среди гостей - вездесущий Богдан Соколовский и Давид Жвания, которые успели переехать на "Интер" от Шустера.

Началось обсуждение включением из Токио, откуда вещал спецкорр "Интера" Андрей Цаплиенко.

После чего присутствующие принялись повторять практически все те же тезисы, что двумя часами ранее на "Первом национальном" и на "5 канале" днем ранее.