ГлавнаяПолитика

Александровская: за "предвыборные" лавочки Кернеса заплатили харьковчане

Народный депутат Украины, первый секретарь Харьковского областного комитета Коммунистической партии Украины Алла Александровская оценила результат 100 дней работы Геннадия Кернеса на посту мэра Харькова.

- Алла Александровна, Вы были одним из кандидатов на пост мэра Харькова. Скажите, произошли уже какие-то изменения?

- Если говорить о ста днях за эти три месяца – я скажу, вряд ли бы что-то кардинально изменилось при любом мэре. Во-первых, есть определенные рамки, в которых действует это должностное лицо. В основном, этими рамками является бюджет города. То есть городской совет действует в рамках тех средств, которые имеются. Поэтому за три месяца кардинальным образом изменить ситуацию невозможно – и когда говорят о Президенте Украины по итогам 100 дней, и о мэре. Изменить ситуацию невозможно, но очень важно посмотреть, какие принимаются за это время решения. То, что делает человек, находясь на должности мэра города, - его первые шаги, первые решения – вот это достаточно интересно. Результата ожидать еще не приходится, а шаги дают основание предполагать, какие изменения произойдут в жизни города.

- А что интересного в первых шагах Геннадия Кернеса?

- Завершился 2010 год, и в период избирательной кампании кандидат на пост Харьковского городского головы Кернес отличился тем, что он в тот период, как исполняющий обязанности мэра, достаточно много проявил инициатив, которые людям понравились. Во многих дворах были установлены детские площадки. Мне кажется, больше стало работать фонтанов в Харькове. Появились новые клумбы и газоны. То есть в какой-то мере центральная часть города несколько изменилась, и людям это понравилось. И детские площадки, и спортивные площадки, и лавочки пресловутые… Конечно, всем хочется жить комфортно и в чистоте, но за этим позитивом, который, конечно, людям понравился, мало кто обратил внимание, что больше ничего же не делается. К сожалению, люди не отреагировали на протесты работников электротранспорта, связанные с тем, что они длительное время не получали зарплату. И я сама была удивлена, когда увидела статистику по городу, что среди должников по зарплате есть коммунальные предприятия. И это были очень большие долги. И тогда уже у меня возникал вопрос – а насколько же правомерно расходование бюджетных денег на улучшение комфортных условий в городе, если значительной части людей вообще не выплачивается заработная плата?

Вы знаете, мои опасения, моя критика – а она в то время как раз и звучала, когда я была кандидатом на пост мэра, - оказалась правдивой. Потому что в конце прошлого года был принят бюджет на 2011 год, на днях состоялась сессия, которая внесла некоторые коррективы – то есть конкретизировала расходы городского бюджета. И я увидела, что десятки миллионов гривен в этом новом бюджете планируется израсходовать на погашение долгов прошлого года, и эти долги связаны с тем, что устанавливались лавочки, ставились детские площадки…

- То есть это предвыборное благоустройство осуществлялось в прошлом году за счет бюджета?

- Вот эта вот работа по созданию комфортных условий для людей, которая всем очень понравилась, была проведена фактически в долг, и теперь из городского бюджета эти деньги удерживаются. Понимаете, дело в том, что нужно жить по средствам. Вместе с тем буквально недавно были приняты городской властью решения по установлению повышенных тарифов на тепло и горячую воду. Причем в Харькове, если я не ошибаюсь, эти тарифы будут увеличены примерно на 18%. Это очень значительная сумма. Вместе с тем закон о жилищно-коммунальных услугах говорит, что местные органы власти имеют право возмещать коммунальным предприятиям их расходы на обслуживания населения, если тариф не возмещает этих расходов. То есть если тариф меньше себестоимости, и предприятие терпит убытки, то эти убытки имеет право возмещать за счет своего бюджета местные советы. И опять на сессии, которая недавно состоялась, речь шла о выделении 40 миллионов гривен на новые аттракционы в парке Горького. И при этом мэр города сказал, что это еще не вся сумма, это только начало платежей, и будут выплачиваться дополнительно деньги, чтобы провести реконструкцию зоны отдыха в парке Горького. И я вижу, люди восприняли это тоже позитивно.

- Почему у людей такая реакция?

- Это естественно. Конечно, всем хочется, чтобы был красивый парк, были безопасные красивые аттракционы, но с другой стороны – 40 миллионов из городского бюджета нашлось на это, и не нашлось суммы, чтобы нивелировать рост тарифов на тепло. Может быть, 40 миллионов лучше было бы направить на то, чтобы не повышение тарифов на отопление, на горячую воду? Поэтому мне бы хотелось, чтобы мэр изложил всю программу. Городской бюджет – это такой бизнес-план на год. Я бы хотела знать цифру – на сколько больше денег расходуют харьковские тепловые сети на оказание услуг населению по теплоснабжению и горячей воде, и какая сумма людям возмещается. Допустим, после установления новой цены на газ оказывается, что "Тепловые сети" в 2011 году должны потратить на 500 миллионов гривен больше. И вот эти 500 миллионов привели к тому, что тариф был увеличен, чтобы эти деньги коммунальному предприятию были возвращены. Так тогда бы у меня был вопрос более конкретный: мы 500 миллионов берем из кармана населения на тепло и горячую воду, из них мы какие-то деньги тратим на "Тепловые сети", а 40 миллионов мы тратим на аттракционы. То есть люди могли бы заплатить не 500 миллионов, а 460. А если посмотреть, сколько дальше будет тратиться на парк Горького – так, может, и еще меньше. Так вот меня интересует бизнес-план. Получается, что деньги вынимаются из кармана населения и тратятся на то, чтобы создать вот такие комфортные условия для жизни. А может быть, люди скажут: давайте не будем трогать парк Горького еще года два-три, а лучше будем меньше платить за отопление?

- Но Вы же сами сказали, что люди довольны такими решениями?

- А человек просто не понимает, что это он оплачивает парк Горького. Что это те 40 миллионов, которые он бы мог не тратить на тепло. Эти 40 миллионов могли бы быть потрачены не на модернизацию аттракционов, а на нужды харьковских "Тепловых сетей". И эти 40 миллионов остались бы в карманах у населения. Если бы человеку сказали, что эти аттракционы будут за его деньги, и он из-за этого платит больше за тепло, человек бы наверняка ответил – да нет, спасибо, не нужен мне такой аттракцион! Но ему же этого не говорят. Это выглядит так: за тепло ты должен платить обязательно, вот и плати, а аттракцион мы тебе сделаем. А то, что бюджет городского хозяйства – это общий бюджет, из которого, в том числе, либо датируются расходы тепловых сетей, либо устанавливаются аттракционы, - этого людям никто не объясняет. Понимаете, это называется мошенничеством. Человеку нужно все сказать. Потому что человек не понимает, что это его деньги идут на аттракционы. Точно так же он не понимает, что сегодня мы из бюджета городского возмещаем деньги, потраченные на лавочки и на детские площадки, и фактически это опять идет из тех денег, которые можно было бы заплатить "Тепловым сетям" и не повышать людям тариф на тепло.

Я думаю, что здесь есть определенный элемент введения населения в заблуждение.

- Вы перечислили элементы благоустройства. А есть же еще первичные потребности – состояние ЖКХ, вывозят или не вывозят мусор…

- Более важные!

- Да, фундаментальные. Возможно, эти проблемы уже "приелись", а фонтанов горожане давно не видели, это и произвело на них впечатление. Что Вы скажете по поводу комплексного состояния ЖКХ, например?

- К сожалению, я хочу дать оценку более общего плана – то есть не только в отношении мэра Харькова, но и в плане Харьковской области и всей Украины. Здесь же еще есть и роль Президента, и я достаточно критически оцениваю результаты его деятельности. Вот сравнительно недавно, где-то в ноябре у нас была скандальная ситуация, связанная с тем, что "Харьковоблэнерго" отключила объект Министерства обороны от электроэнергии. В том числе это были общежития и дома, где проживали военнослужащие и их семьи. Притом это был длительный период – не несколько часов и не один день. То есть люди не то что испытывали колоссальные неудобства – а фактически им было невозможно жить. Дети не могли делать уроки, на электрической плите нельзя было приготовить обед. Были очень большие проблемы. А вместе с тем долги Министерства обороны перед "Харьковоблэнерго" составили всего лишь 2 миллиона гривен. Долги других коммунальных предприятий Харьковской области – например, КП "Вода", - были на порядок больше. О чем это говорит? – о плохом управлении экономикой в Украине, в том числе Президента. Когда произошло это отключение от электроэнергии, я обратилась к министру финансов, я разговаривала с министром обороны, и я убедилась, что деньги выделены. И министр финансов был очень удивлен этой ситуации в Харькове, потому что он был убежден, что деньги давно отдали – почему не проплатили, неизвестно.

- Вопрос в скором времени решился положительно?

- Да, но эта ситуация говорит об исполнительской дисциплине в органах власти, потому что деньги находятся на счетах в банках, и возникает вопрос, как оперативно Минобороны этими деньгами распоряжается. А с другой стороны, возникает вопрос к облгосадминистрации Харьковской. Понимаете, есть хозяин области, в хорошем смысле этого слова, - Михаил Маркович Добкин, который должен отвечать за все, что здесь происходит. Если произошла такая ситуация – почему этот вопрос не решил глава области? Он должен был "выходить" на министра обороны, на министра финансов, он должен был урегулировать конфликт и найти выход. На самом деле, этого не было сделано. Понимаете, я бы так категорично не говорила, если бы я сама в этот вопрос потом не вмешалась. И мне было самой интересно увидеть на следующий день в прессе сообщение, что Министерство обороны здесь договорилось, и якобы вопрос был решен так, как он должен был быть решен. Но я же знаю, что он так не был решен.

Система власти должна работать спокойно, постоянно и не создавать людям неудобства. Если возникают какие-то коллизии с тем, что не хватает денег, или еще что-то, то руководители должны реагировать – Президент, глава облгосадминистрации, министр и мэр города. Однако мы этого, к сожалению, не видим. И то, что работники "Горэлектротранса" не получили вовремя заработную плату – видимо, был дефицит денег действительно. Но мы же помним, каким тоном с людьми разговаривали! Им угрожали!

- Угрожали?

- Да, угрожали. Там же были пикеты работников "Горэлектротранса", а потом они прекратились, потому что людям грозили увольнением. Понимаете?

Просто если есть проблемы финансового характера, не преодолимые на данный момент, - объясните людям, что вы собираетесь делать – что вы будете брать кредиты. Или вот на сессии был предложен неплохой выход, если я правильно поняла, потому что документов я еще не видела, – речь шла о предоставлении льгот при оплате жилищно-коммунальных услуг для работников коммунальных предприятий. Это правильно. Потому что бюджет городской – это единый финансовый документ. Вы содержите коммунальные предприятия, фонд зарплат сотрудников ложится в бюджет, и вы можете дать им больше денег не за счет заработной платы, а за счет предоставления такой льготы. Это правильный ход. И я считаю, что если таким образом управлять городом, то это умное решение.

Но меня много чего беспокоит.

- Например?

- Например, Парк Горького, беспокоит особенно, и я объясню, почему. Несколько лет назад была предпринята попытка передать парк Горького в концессию. Я, как народный депутат, срочно вмешалась в этот вопрос и со своими товарищами-депутатами вносила поправки в Закон о концессиях, которым мы ограничили право предоставлять в концессию места отдыха. Почему? – места отдыха должны быть общедоступными, а концессия предполагает получение прибыли с хозяйствования на объекте, возврат инвестиций. И само понятие "концессия" предполагает следующее – отдавайте что-то, а человек будет на этом зарабатывать деньги. Появились бы какие-то платные услуги, меры, которые заставили бы людей платить, посещая этот парк. Мы внесли поправки в Закон, и вопрос был вроде разрешен. Но что такое развлечения в парке Горького? Что такое эти аттракционы? Мы из горбюджета тратим на них 40 миллионов гривен, и я так понимаю, что прибыль потом будет поступать в городскую казну. Как это будет организовано? – об этом никто не говорит. То есть мы поставим аттракционы, они станут приносить прибыль – эти деньги вернутся в казну? Будет получать город какой-то доход, или в концессию будут переданы отдельные аттракционы?

- Вроде это будет частный парк развлечений?

- Вот. Я о чем и говорю. Получается, обходят Закон о концессиях – парк в концессию не имеют права отдавать, поэтому они отдают отдельные объекты, которые будут сооружаться на территории парка. Но если это будет частная собственность, возникает вопрос – на что будут потрачены коммунальные деньги громады, понимаете?

Не нравится мне в деятельности Геннадия Адольфовича Кернеса, что он не все говорит. Есть очень много вопросов. Звучит красиво – построим аттракционы! Людям это нравится. А кто за этим стоит, кто будет получать от этого прибыль – об этом никто не говорит. Знаете, есть такой прием – умолчать, не все сказать. А потом, когда будет все понятно, уже ничего нельзя будет сделать. Потому что сегодня все приветствуют эти решения, они действительно интересные, но к чему это все приведет, никто не знает. И сессия городского совета ведется таким образом, что эти вопросы не дискутируются.

- Насколько мне известно, последняя сессия прошла вообще в течение часа.

- А они все так проводятся. Они и раньше так проводились. Видите, вроде даже есть прямая трансляция – такой жест открытости, демократичности – харьковчане, вы имеет право все знать! А что дают харьковчанам? "Фишку". Это зал депутатов, которые за минуты принимают решения, а люди не могут понять, происходит – какая-то земля отводится, еще что-то. И сама сессия идет таким образом, что понять ничего невозможно. Поэтому в этом смысле мне деятельность мэра Харькова не нравится.