Все публикацииПолитика

«Если надо, мы сбросим туда бомбу!»

На днях Киев посетил посол по особым поручениям МИД РФ Александр Головин – главный переговорщик наших соседей по вопросам демаркации и делимитации границ. В Киеве г-н Головин говорил, естественно, о проблемах делимитации границы в Азовском и Черном морях.

«Если надо, мы сбросим туда бомбу!»

Бомба для Тузлы

«Никогда Россия не оставит Украине Керченский пролив. Хватит того, что Крым сегодня украинский… Хватит издеваться над нами. Если надо, мы сделаем все возможное и невозможное, чтобы отстоять свою позицию. Если надо, мы сбросим туда бомбу!»

Говоря о «бомбе» в ноябре 2003г., Александр Волошин, тогда – глава администрации Президента России, просто пошутил. По крайней мере, официальные Москва и Киев решили отнестись к этому инциденту с долей юмора и толикой снисходительности. Оговорился, с кем не бывает! А может, журналистам просто послышалось?

Так или иначе, но уже на следующий день строительство дамбы от российской Тамани к украинскому острову Тузла было приостановлено. А президенты Украины и России вздохнули с облегчением. «Мы смогли предупредить драматическое развитие событий, – заявил тогда Леонид Кучма. – И предотвратили возможный конфликт, а деталями пусть занимаются правительства и соответствующие министерства…». Владимир Путин с коллегой согласился.

И вот уже почти семь лет чиновники ведут переговоры. Вот неполный перечень обсуждаемых вопросов: принять за границу старую, советскую, т.е. административную, или проложить новую; а как, по дну или по поверхности; делить акваторию 50/50 или 60/40 в пользу Украины; кто, сколько и кому будет платить за пользование Керчь-Еникальским судоходным каналом; кто, где и какую будет ловить рыбу и пр.

Москва, по-прежнему, твердо настаивает на признании Азовского моря – внутренним, общим для обеих стран. Под этим понимается, что Керчь-Еникальский канал будет управляться совместно, а для российского флота будет гарантирована свобода судоходства. И, конечно, если граница будет оформлена должным образом и признана международным сообществом, то украинские и российские пограничники сразу и жестко начнут бороться с нелегальной миграцией, контрабандой и незаконным ловом рыбы. А то сейчас, поди, разберись, кто тут плывет, наследник греческих пиратов или честный российский труженик, случайно зацепивший своим неводом косяк «незалежной» хамсы?

Киев, по-прежнему, не идет на уступки, а, если и начинает играть в поддавки, то, как считается, по вопросам малозначительным. Да, не будем учитывать залив Сиваш при подсчете площади украинской акватории. Да, Таганрогский залив посчитаем, нам – не жалко. А начальную точку разграничения в Черном море перенесем с середины линии Кыз-Аул (Украина) – Железный Рог (Россия) на несколько миль в сторону. Подумаешь, мелочь какая…

Все так хорошо в украинско-российских отношениях? Тогда почему несколько лет назад обе стороны играли в «Зарницу»? Зачем на Тузлу высаживалась пехота, а летчики выбирали цели для бомбардировок? И, наконец, почему сегодня переговоры проходят в обстановке строгой секретности?

Наверное, потому, что Киев и Москва делят не рыбу, чаек и браконьеров. А нефть и газ. Много нефти и газа. Очень много, но очень глубоко!

Сокровища черноморского шельфа

Сегодня уже никто, кроме специалистов, не помнит, что в 2001 году делал в Крыму президент бразильской нефтекомпании Petrobras Энри Энштуль. Он точно не загорал на пляже в Ялте. А зачем в 2003 году президент Кучма летал в Бразилию, если его никогда не интересовали вопросы защиты диких обезьян? Объяснение простое, Бразилия – один из мировых лидеров по технологии добычи нефти и газа на больших и сверхбольших глубинах. Их технологии плюс иностранные инвестиции и наш «Черноморнефтегаз» должен был начать спасение нашей страны от односторонней ориентации на Россию в поставке энергоносителей!

Именно в этот момент, осенью 2003 года, и случился кризис с островом Тузла. Таманские казаки «внезапно» решили, что Россия должна прирастать не Сибирью, а дамбой, соединяющей Родину с ранее никому не известной песчаной косой. О том, что этот проект давал Москве формальное право претендовать на значительную часть акватории Азовского моря и шельфа в ущерб интересам Киева, в братской столице стыдливо умалчивали.

www.kerch.com.ua
www.kerch.com.ua

И не зря. Только прогнозные запасы Прикерченского шельфа составляют порядка 24 млрд. куб метров газа и 100 млн. тонн нефти. А есть еще и «поднятие Палласа», и другие участки, в достаточной мере еще не изученные. И все эти сокровища, как на грех, расположены почти на линии или рядом с границей. Если, конечно, провести ее правильно. Но как, по-русски или по-украински?

Сколько стоит граница «по-русски»

Административные границы между республиками, краями и областями во времена СССР, конечно, существовали. И даже были нанесены на карты. И это обстоятельство сегодня сильно усложняет жизнь российским дипломатом. Дело зашло настолько далеко, что обычные чиновники уже не справляются с решением вновь возникающих проблем, поэтому Президенту России приходится привлекать «специальных представителей».

Знакомьтесь, Александр Головин. На днях, «в обстановке суровой секретности» он провел в Киеве переговоры с группой украинских экспертов. Обсуждали, понятно, проблемы делимитации границы в Азовском и Черном морях, но о чем конкретно говорили – неизвестно.

Кто такой Александр Головин? Посол по особым поручениям МИД РФ. С 2007 года – руководитель делегации на многосторонних переговорах по Каспийскому морю. С 2008 года – глава делегации на переговорах с Украиной по разграничению Азовского и Черного морей, а также по урегулированию вопросов, относящихся к Керченскому проливу. С 2009 – спецпредставитель по делимитации и демаркации государственной границы РФ с сопредельными государствами-участниками СНГ, т.е. с Грузией, Абхазией и Южной Осетией.

Абхазия и Грузия? А это уже интересно! Дело в том, что между Москвой и Тбилиси уже долгое время тлел маленький территориальный конфликт. Стороны никак не могли придти к согласию, с какой стороны села Аибга им ставить пограничные столбы. Но после ма-а-ленькой победоносной войны решить эту проблему с «независимым» Сухуми уже не составляло никакого труда. Просто г-н Головин со всей твердостью объяснил властям нового «государства», что «…Между РСФСР и Грузинской ССР на абхазском направлении существовала административная граница. Сейчас наша задача – уточнить ее прохождение уже как государственной границы… А что касается морских участков, – напомнил Головин, – то между республиками Советского Союза граница не проводилась. Это значит, что ее придется устанавливать».

Как устанавливать, по-русски, по-абхазски? Или по-грузински, поскольку международное сообщество самопровозглашенную Республику Абхазия все еще не признало?

Конечно, по-русски. Слишком велика цена вопроса. Примерно, $5 млрд. Цифра эта получается из разницы в оценке затрат на строительство газопровода «Южный поток». По оценке РАО «Газпром», этот проект будет стоить от $19 млрд. до $24 млрд.

Минимум – если границы в Черном море будут определены «правильно», а труба ляжет в экономической зоне России, Абхазии и Украины. Максимум – если нитку придется тянуть через экономическую зону Турции. И это значит, что в каждом отдельном случае России придется искать компромисс или со Стамбулом, что долго и дорого, или с Киевом, где все дешево и сердито.

Нечестная торговля

А пока границы нет, Украина на Черноморском шельфе даже пальцем не может пошевелить. Например, не успели однажды в Киеве объявить всего лишь о планах (!) доразведки запасов в районе «поднятия Палласа», как последовала недвусмысленная официальная нота МИД РФ: «Российская сторона обращает внимание, что указанные районы являются предметом переговорного процесса между РФ и Украиной по разграничению континентального шельфа и исключительной экономической зоны в акватории Черного моря. В этой связи полагаем, что указанная деятельность носит противоправный характер и должна быть прекращена».

И что вы думаете? Прекратили. И сделали вид, что не заметили, как еще в 2002 году Россия вместе с корпорацией TotalFinaElf отрыто готовилась осваивать месторождение Палладина, расположенное к югу от Керчи.

Так же «не заметили» в 2009 году «рабочий визит» в Черное море самого совершенного научно-исследовательского судна России, «Академика Штокмана», которое, традиционно, работало в Балтийском, Карском, Баренцевом и Северных морях и привлекалось, в частности для работ по прокладке газопровода «Северный поток». И вдруг – Черное море!

Формально, «Академик» должен был изучать «долговременные последствия аварийного разлива мазута в Керченском проливе осенью 2007 года», а реально исследовал район 200-мильной исключительной экономической зоны Украины на запад и юго-запад от Севастополя. Российских ученых интересовали «перспективные районы гидратообразования и наличия газонасыщенных илов», что обычно свидетельствует о потенциальных месторождениях нефти и газа.

Фото: tamagne.ru

И, в заключение, о многострадальном проекте «Венко Прикерченская». Не успел премьер-министр Николай Азаров публично объявить о достижении мирового соглашения между компанией и правительством и о том, что КМУ готов рассмотреть и утвердить проект этого документа, как… 9 февраля стало известно, что этот документ отложен в долгий ящик по причине «неполной подготовки». А 11 числа случилась «утечка» о секретном визите в Киев специального представителя Президента РФ, Головина.

По информации lb.ua, Москву, в очередной раз, не устроила схема раздела Прикерченского шельфа. Поэтому Киеву было поставлено жесткое условие: сначала делимитация границы и только потом любые коммерческие соглашения о разведке и добыче нефти и газа.

Цитировал ли г-н Головин вышеприведенную фразу А. Волошина, lb.ua не знает. Но звучала бы она вполне уместно: «Мы сделаем все возможное и невозможное, чтобы отстоять свою позицию… Если надо, мы сбросим туда бомбу!»