Все публикацииПолитика

Общество ограниченной ответственности

Каждый раз украинские выборы – что центральные, что муниципальные – порождают два простых вопроса. Первый: почему мы выбираем тех, кого выбираем, зачастую – не самых достойных. Второй: почему выбрав, на следующий же день принимаемся ругать властьимущих, в том числе – новоиспеченных.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Общество ограниченной ответственности
Фото: Александр Дубовский

Ответ – в специфике ментальных основ выбора. В нем – ключ к пониманию дальнейших путей развития гражданского общества.

Действительно, почему люди голосуют так, а не иначе? Почему в Украине, России, Беларуси на относительно демократических выборах приходят к власти люди, которых потом весь цивилизованный мир за глаза называет диктаторами, но в официальных любезностях им не отказывает (даже Лукашенко).

Попробуем разобраться.

Согласно данным Института Горшенина, тех, кто причисляет себя к так называемому среднему классу, в стране всего 7,5%. Кого можно назвать представителем среднего класса? Самый простой критерий – того, кто имеет пусть небольшую, но частную собственность, занимается мелким и средним бизнесом. Это и владелец киоска мороженого, и хозяин фирмы по доставке, допустим, цветов. Главное – и тот, и другой ведет дело своими силами, не полагаясь на помощь ни государства, ни кого бы то ни было со стороны. И тот, и другой несут ответственность не только перед членами семьи, близкими, а еще и перед людьми, занятыми в их небольшом деле. Ответственность за стабильность рабочих мест, за своевременную выплату зарплаты и т.д. Значит, эти люди никогда не проголосуют за тех, кто пропагандирует равенство во всем, «социалистические» подходы к экономике. Пропагандирует не на словах – на деле.Но таких вот сознательных только 7,5%.

Все фото: Макс Левин

Значит, партии и лидеры, борющиеся за симпатии среднего класса, обречены на поражение, это во-первых. Во-вторых, электоральной «погоды» средний класс не делает вообще. В третьих, средний класс – «заказчик» политической конкуренции (которая в Украине сведена практически на нет). Политическая конкуренция – синоним экономического развития. Экономическое развитие невозможно без реформ.

Здесь уместно привести типичный диалог вашей покорной слуги с одним из верховных представителей власти:

– Вы зачем гайки закручиваете?

– Реформы проводим.

– В чем, по-вашему, суть реформ, что главное?

– Ну, зарплата средняя должна быть минимум 4 500 гривен.

– И как вы этого намерены достичь, за счет чего?

– А кто тебе сказал, что мы намерены этого достигать?! (Удивленно.) Я сказал, что так должно быть.

Вопросы еще есть?

Те, кто к среднему классу не принадлежит, выступает заказчиком «справедливого распределения общих благ». Кто будет распределять: государство или олигархи (собственники крупных предприятий) – не суть важно. Главное, чтобы эту функцию кто-то выполнял. Таким образом, ответственность за личное благосостояние каждого отдельно взятого индивида лежит на плечах не самого индивида – а некоего абстрактного «начальника» и зависит исключительно от его добросердечности. Ничего удивительного: в канун каждых выборов государство и олигархи (государству либо подыгрывающие, либо оппонирующие) устраивают состязание по количеству «добрых дел» для народа. И народ, привыкший выживать, этим активно пользуется. Действует логика: кто угощает самым большим пирожком, тот и лучше. Отсюда – продажа голосов и прочие пагубные явления. Инстинкт самосохранения всегда возьмет верх над гражданской сознательностью.

Ведь только в прошлом году, отвечая на вопрос «как вы оцениваете материальное положение вашей семьи» (опрос Института Горшенина), 37,2% украинцев признались: «Едва сводим концы с концами, денег иногда не хватает на питание»; 31,2% – «На питание хватает, но приобретение одежды и обуви уже вызывает трудности».

Тем более он возьмет верх, если в головы внедряется мысль: от волеизъявления отдельно взятого индивидуума все равно ничего не зависит. Раз не зависит – какая разница, напротив какой фамилии ставить галочку «за»? И о какой ответственности за выбор может идти речь? Круг замыкается. А в роли избирателя в таком случае выступают равнодушные, которые не отвечают за свои электоральные активности хотя бы только потому, что осуществляют их скорее механически, чем осознанно.

***

Если не средний класс, то кто в таком случае создает «электоральную погоду»? Бюджетники. Бюджетники. И еще раз бюджетники.

Те, кто так или иначе зависит от государства. В самом широком смысле слова. Во-первых, учителя, врачи, работники социальной сферы, военнослужащие. В любую кампанию важны не просто их голоса, важна их личная позиция, поскольку оные традиционно являются лидерами мнений – их персональные симпатии частенько служат путеводной звездой для окружающих. Воздействовать на них просто – дотациями из казны. Те, кто власть имеют, активно этим пользуются; кто не имеет, но хочет получить – обещает великие блага в будущем (тут главное – внятно объяснить, откуда они возьмутся).

Во-вторых, рабочие. Данный фактор особо важен на густо заселенных восточных территориях, «дающих», как правило, результат любой общенациональной кампании. Львиная доля всех крупных предприятий находится в частной собственности. Тем не менее, рабочие заводов – тоже своего рода бюджетники. Да, их зарплаты, социальная защищенность и т.д. зависят не от правительства, а от собственника. Но собственник-то зависит от правительства! От того, каковы политические предпочтения хозяина предприятия, от того, получает ли он дотации, возвращают ли ему НДС и т.д.

Заручившись симпатиями собственника одного завода, власть автоматически заручится симпатиями всех его наемных тружеников. Конечно, времена, когда цеха голосовали по разнарядке, прошли. Но стабильную занятость на заводе-фабрике люди в регионах ценят очень высоко (особенно там, где предприятие градообразующие) и – понимая все эти причинно-следственные связи – фактически голосовать против своего же благополучия не станут.

В третьих, снова бюджетники – пенсионеры. Те, кому за 55, традиционно наиболее электорально активны. Это одна из составляющих феномена «бабушек Черновецкого». В отличие от средней руки предпринимателей, здравомыслящих граждан средних лет, интеллигенции, продвинутой молодежи и т.д., которыми битком набита столица, бабушки более организованы. Просто для граждан пожилых голосование – вид социальной активности. Тогда как граждане от 18 и до 55-ти к выборам относятся с известным скепсисом и часто их игнорируют. Не только в Киеве – по всей стране.

***

Конечно, все мы так или иначе зависим от государства. Однако в странах Европы эта зависимость синонимична серьезному подходу к выбору руководства страны (на всех уровнях), повсеместному мониторингу его деятельности, простым и четким критериям его не/успешности. В Украине и бывших союзных республиках к самолично избранной власти люди почему-то относятся с рабским боголепием. Обожествляя, возвышая и тем самым отдаляя ее от граждан в одночасье. Институты гражданского общества у нас еще не настолько сильны, чтобы избранные – и тем более назначенные – персоны осознавали: они – всего-навсего служаки, а не миропомазанники.

Рисунок: Александр Дубовский

Мы уже научились выбирать власть, но еще не научились с нее спрашивать. В истории попросту не было таких прецедентов. При Союзе, кстати, народ тоже ходил на демократические выборы. Но была ли возможность контролировать действия партии и правительства на деле, а не на словах, «руководить и направлять»? То-то же. Вслед за правом выбора, свободой волеизъявления, очень скоро девальвировали и другие ценности гражданского общества: свобода слова, перемещений, демонстраций и т.д. Вскоре ценность утратила и человеческая жизнь. Вспомните, высылки, лагеря, поселения, практиковались не только в 37-м, а вплоть до конца 80-х.

Впрочем, это уже все в прошлом. Сегодня актуальны другие примеры. Скажем, соседняя Беларусь. В стране отличные дороги, мощная промышленность, крепкое сельское хозяйство, замечательное социальное обеспечение…

Вот только при всем этом там регулярно пропадают люди. Правозащитники, адвокаты, журналисты, историки. Нет, их не находят убитыми, они просто пропадают.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua