Все публикацииПолитика

Медитация об Отце уродов

После смерти отца народов Сталина Родина долго и с сомнениями выбирала советскому народу отчима. В 1964 году выбор наконец был сделан: новым отцом стал Леонид Ильич Брежнев. Человек, чья историческая роль заслуживает медитации.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист
Медитация об Отце уродов

Поймите меня правильно: я не хочу пнуть мёртвого льва. И не собираюсь в миллионный раз высказывать неприязнь к советскому строю. Дело не в этом.

Я предлагаю подумать об одном простом факте.

Что объединяет всех лиц в государстве Украина, наделённых властью принимать решения, влияющие на судьбу нашу и будущих поколений?

А в государстве Россия? В государстве Белоруссия? В государстве Молдавия? (Остальные республики бывшего СССР не имеют сухопутных границ с Украиной, так что не буду их поминать).

Все наши (и ваши) власть имущие — за редкими исключениями — застали Леонида Ильича Брежнева.

Нет, я не хочу сказать, что Брежнев или его эпоха навсегда извратили умы тысяч людей, по странному стечению обстоятельств оказавшихся высшими должностными лицами государств и якобы частных компаний, чьё существование было бы невозможно без государств как кормушек и как убийц конкуренции.

Я хочу сказать, что Брежнев для них — общее начало. Таков факт.

Почему этот факт важен?

Давайте обратимся к истории коммунистических партий в бывшем СССР за минувшие 20 лет. Что с ними происходило?

Их влияние постепенно уменьшалось вслед за вымиранием пенсионеров. То есть тех, кто закончил свою трудовую деятельность ещё в СССР или сразу после его роспуска. Журналисты, публика достаточно быстро перестали судить о постсоветских коммунистах на основе их действий и программ. Стада пастырей Зюганова и Симоненко редели буквально на глазах, а с ними меркла и угроза, так сказать, “красной реставрации”.

Сейчас КПРФ и КПУ хотя и сохраняют респектабельную, то есть настоящую сеть местных партийных ячеек, шансов на получение большой власти не имеют. И коммунист Воронин в Молдове, возможно, навсегда утратил президентскую власть. И коммунист — а кто же ещё? циник? — Лукашенко в бессильной злобе ведёт, возможно, последний бой с Кремлём.

Их избиратель почти вымер.

Да и сами они — не сегодня, так завтра хватит инфаркт. Второй, третий. К сожалению, это не наверняка, ведь их не впечатляет пример Бориса Ельцина и в увлекательные алкогольные трипы они отправляться не желают. Несмотря на своё участие в войне против марихуаны на стороне водочных и шмурдяковых дельцов...

Впрочем, не будем отвлекаться.

Все говорят, что во власти нужны новые лица. Как поёт группа "Сплюнь", простите, "Сплин": “Доверяя всему, что плетут из дневных новостей, люди ночами делают новых людей”.

А как появятся во власти новые лица, если избиратель старый?

Избиратель учился жить при Брежневе. Нет, я не хочу сказать, что избиратель тогда учился плохому. Просто не было частной собственности на средства производства, не было публичной политики, не было потребительских возможностей, был жутчайший дефицит личного пространства, водка была финансовым инструментом, Партию и Правительство заботила судьба Луиса Корвалана, мир был разделён на своих и чужих, и это, считалось, хорошо.

Буковский думал иначе, но мало кто способен на “иначе”.

Совершенно естественно, что наши (и ваши) власть имущие испытывают ностальгию по времени своей юности, молодости. А это эпоха Брежнева. Руководствуются жизненными ориентирами, которые запомнили в период своего становления как личностей. А это эпоха Брежнева.

Тогда умели слышать протесты? Не умели и учили не слышать. Кто был субъектом жизни: идея или человек? Идея, ни в коем случае не человек. Чего больше всего не хватало? Свободы? Нет, не хватало вещей, некоторым — ещё и собственности.

Вот и есть у нас теперь множество партийных и беспартийных чиновников государств, компаний, церквей. Чиновников, объединённых Брежневым. Разумеется, Леонид Ильич — это условно.

То есть объединённых неумением слышать протесты. Идеей стабильности, которой пытаются подчинить общественную жизнь, совсем как раньше пытались подчинить её идее марксизма-ленинизма. И объединённых лихорадочным накоплением всего, что представляет собой материальную ценность.

Какую правящую клику ни возьми — 100% именно таких чиновников.

И от этого никак не избавиться. Я подчёркиваю: никак.

Ровно до тех пор, пока избиратель, тоже сформировавшийся при Леониде Ильиче, не вымер. Как вымер избиратель коммунистов.

Казалось бы, в качестве возражений можно привести примеры государств Балтии и государство Михаила Саакашвили. Но мимо: государства Балтии провели люстрацию и власть там осуществляют, так сказать, “Буковские разного калибра”; а в Грузии кадровую политику можно назвать следующий образом: “Ещё молоко на губах не обсохло, но уже чиновник”. То есть вот уж где пытаются избавиться от исторической роли Леонида Ильича, так это там.

Сколько же осталось ждать? Судите сами: Брежнев умер в 1982 году. Сейчас нами правят те, кто питался умственно и душевно всем, что предлагало советскому народу государство Брежнева. Речь идёт не только о власть имущих, например, народных депутатах; это — почти не власть. Речь идёт ещё и об избирателях, о потребителях — вот кто власть.

Ведь совершенно не важно, знает ли Николай Азаров, кто такой Лешек Бальцерович, и читал ли он его книгу “Навстречу ограниченному государству”. И не важно, знает ли Виктор Янукович, кто такой Людвиг фон Мизес, и читал ли он его книгу “Бюрократия. Запланированный хаос. Антикапиталистическая ментальность”. И не важно, насколько внимательно Юлия Тимошенко читала “Кодекс Бусидо” в самолёте на пути в Японию.

Важно, что большинство избирателей, потребителей ждут от власть имущих брежневских времён, только обеспеченных товарами, деньгами и стилистически более интересных. Отсюда — страсть общества к потреблению, популизму и необоснованным бюджетным расходам, а также страсть к православию или некой “поменьше клерикальной”, но одной на всех нравственности. Иными словами, льгот побольше, цены пониже и “Церковь Христова — сила народная — нас к торжеству стабильности ведёт”.

Пока этих избирателей много, шансов на хорошее будущее мало.

Специально для молодого поколения, не узнавшего в словах о Церкви Христовой строчку из советского гимна, советский гимн:

А почему, собственно, отец уродов? Слово “урод” — это, кроме прочего, этическая оценка поведения человека; указывает на преобладание отрицательных качеств в характере человека или его мировоззрении. Каких качеств?

Не способны к солидарности. Зациклены. Не умеют слышать. Любопытны, но фантастически нелюбознательны. Отождествляют аппаратную возню и политику. Готовы признать право частной собственности на вещь, возможно, ещё и на средство производства, но практически никогда — право частной собственности человека на тело (вопрос легализации наркотиков) и право частной собственности человека на жизнь (вопрос эвтаназии). И самое главное: не осознают, что государство и страна — это не одно и то же; что ослабление государства — это всего лишь ослабление чиновников, а не страны.

Таким образом, Леониду Брежневу не повезло. В том смысле, что Брежнев — наилучший маркер для человеческой общности, сформировавшей запрос на такие государства, какие мы можем наблюдать в стране Украине, стране России, стране Молдавии и стране Белоруссии. И пока эта человеческая общность не начнёт сокращаться естественным образом, как сокращалась общность, сформировавшая запрос на Зюганова и Симоненко, ни о каких других государствах — комфортнее и человечнее — в указанных странах нельзя и мечтать.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист