Все публикацииПолитика

Бандеровцы в Подмосковье, или Зачем России нужен Бандера

Чем ближе к 9 мая, тем в российском информационном пространстве больше военной темы. Помимо многочисленных документальных фильмов с компьютерной графикой и репортажей о том, как ветеранам дают жилье и какой грандиозный парад будет в День Победы, также немало сугубо современных «телегаджетов» — к примеру, тинейджерам предлагается бесплатно скачивать рингтоны с мелодиями военных песен.

Андрей ОкараАндрей Окара, публицист, политолог (Москва)
Бандеровцы в Подмосковье, или Зачем России нужен Бандера

Ну а акция с «георгиевскими» ленточками, скопированная с Оранжевой революции и впервые опробованная пять лет назад, на 9 мая 2005 года, приняла лавинообразный характер. Реально обсуждается вопрос — можно или нельзя к празднику обклеить Москву портретами Сталина? Правда, пока в России обсуждали, в Украине уже обклеили. Никита Михалков, объясняя кассовый провал своего фильма «Утомленные солнцем-2», поясняет — мол, чего жалеть о потраченных 42 млн. долларов — главное, что появился киношедевр «большого стиля»!

В экспертных кругах обсуждается вопрос о том, почему тема Великой отечественной войны должна стать гражданской религией — теперь это единственное, что может объединить всех россиян с гражданами стран СНГ, а также примирить с собственной властью, повысив в общественном мнении легитимность Кремля.

Если новой идеологией России становится гражданская религия, основанная на теме победы СССР во Второй мировой войне, то ей нужен не только «герой» Сталин и «сатана» Гитлер, но и «иуда» Бандера. Он нужен как персонификация абсолютного предательства, при этом лучше не задавать вопрос — кого, когда, где и каким образом он предал. Рационализация этого и иных сюжетов ведет к ослаблению веры.

Поэтому «бандеровская» тема в последние месяцы тоже в центре внимания в России. Причем, если с немцами предлагается помириться, перед поляками извинились за «Катынь», то позиция «по Бандере» рассматривается, судя по всему, как «последняя крепость».

Тезисы примерно таковы:

«Бандеровцы» уничтожали прежде всего своих же — гражданского населения они убили примерно в три раза больше, чем НКВДистов.

«Бандеровцы» — настоящие коллаборанты — ни с какими немцами они не воевали.

Культ личности Бандеры был не меньше, чем культ личности Сталина.

Отряды НКВД, переодетые в «бандеровцев», — это выдумки «националистической пропаганды времен Ющенко», реально было наоборот: «бандеровцы» переодевались в НКВДистов и творили свой «кровавый беспредел» среди мирного западноукраинского населения.

Не так давно мне самому довелось побывать на одном таком телешоу на «бандеровскую» тему — на общеСНГвском телеканале ТРК «Мир» (программа «Слово за слово», ведущий — известный московский журналист Дмитрий Губин).

Программа оказалась интересной и крайне репрезентативной — в плане стереотипов российского общества на эту тему.

Присутствовали, помимо иных, историк Наталья Нарочницкая (войну выиграли под руководством Сталина), политолог Тамара Гузенкова (украинские националистические школьные учебники незаслуженно героизируют УПА и недостаточно пишут о ВОВ) и Владимир Оленцевич — тот самый адвокат из Донецка, который выиграл дело против указа Ющенко по Бандере. Редакторы сетовали — мол, приглашали гостей из Украины — и «Свободу», и «Нашу Украину», и из Руха, и известных киевских политологов, причем, как промосковских, так и прозападных, — никто не согласился приехать.

Ведущий всех спрашивал: почему, ну почему Ющенко издал указ о Бандере? Какие цели он преследовал?

И участники путались — мол, этот «оранжевый монстр» хотел, словно ведьма на Хоме Бруте, въехать в Историю.

Я рассказал правду: дорогие историки, разрешите опустить вас на землю! Куда бы не собирался поехать Ющенко на Бандере, но реально получилось всё намного проще и циничнее: на плечах Бандеры в историю въехал Янукович. Ющенко издал этот указ, чтобы не пустить в президенты Юлию Тимошенко.

И, возможно, именно этот указ стал последней каплей на президентских выборах: некоторая часть электората голосовала не за Януковича, а против Бандеры. Ну и Януковичу было очень просто говорить — мол, не пущу Бандеру в герои, отменю позорный указ, тогда как Тимошенко, у которой среди электората есть и позитивное, и негативное отношение к Бандере, что бы ни сказала, часть электората разочаровывалась и отпадала.

Присутствующие реально приуныли.

С одной стороны, они поняли, что это — правда, и против этого макиавеллистического аргумента ничего не скажешь — почти как против лома.

Но, с другой стороны, я лишил их радости. Они были почти счастливы, потому как думали, что указ Ющенко по Бандере — это не просто страница формата А-4. Что это — мировой заговор против России. Что это космический альянс против «Русского Мира». Что это силы вселенского Добра борются с инфернальным Злом, и рой светоносных ангелов отчаянно сражается с врагом рода человеческого и вот-вот закует его в стопудовые кандалы.

А оказывается, всё так просто и банально.

Кстати, ведущий оказался весьма продвинут в «бандеровской» теме, и это, кажется, тоже опечалило многих выступающих. Ведь о Бандере очень приятно думать в апокалиптической перспективе — о том, что он был организатором дивизии «Галичина», что всю войну воевал на стороне немцев, что «бандеровцы» — это униаты, ненавидящие православие, а также поляков, «жыдов» и «маскалей».

Правда о Бандере, УПА, ОУН и других подобных западноукраинских вещах российскому обществу не нужна в принципе! Даже переведение этой темы из карикатурно-апокалиптического измерения в историческо-аналитическое воспринимается тяжело. Поэтому многим российским интеллектуалам и пропагандистам сложно свыкнуться с фактом, что большинство солдат УПА — православные, причем, именно на Волыни сейчас самые большие в мире епархии Московского патриархата, состоящие в том числе из потомков «бандеровцев» (в узком смысле слова), что на стороне УПА воевали также евреи и великороссы. Что братьев Бандеры убили в Освенциме, а он сам большую часть войны просидел в немецком концлагере Заксенхаузен (когда ведущий шоу сказал о концлагере, ему кто-то возразил: ага, так Бандера там сидел в очень даже комфортных условиях! А я подумал: ну да, они там с отцом Ющенко каждое утро начинали с чашечки хорошего кофе!).

Ну и еще не забыли обсудить — о том, как сильно раскалывает «бандеровская» тема Украину. Я полагаю, что она может и раскалывать, если специально поставить такую задачу, и наоборот — сближать, если Бандеру рассматривать не как «ангела» или «демона», а как реальную историческую личность — со всеми ангелическими и демоническими проявлениями.

Российское государство выработало эффективную тактику по поводу Украины — для нейтрализации потенциального конкурента. И Бандера-бренд, вне зависимости от качеств исторического Бандеры, — всего лишь одна из технологий. С послевоенных времен именно Восток Украины стращали на тему — какой Бандера монстр и что все «западенцы» — предатели и «бандеровцы». Кремль советских времен прикладывал немало усилий, чтобы Украина не могла консолидироваться как единый субъект и чтобы единым субъектом был бы Советский Союз и советский народ. Сейчас эту тему пытаются обновить — под проект «Русского Мира».

Кто-то из присутствующих справедливо заметил, что в Украине бандеровская тема — почти как сталинская в России — эти бренды реально раскалывают общества (кстати, не случайно именно Бандера и Сталин изначально выигрывали на соответствующих телешоу о великих украинцах и великих россиянах — видимо, из-за гиперактивности их фан-клубов, однако их обоих «опустили» в финале по соображениям политкорректности).

В том-то и дело, что типологически и Сталин, и Гитлер, и Бандера, и Муссолини, и Франко, и Антонеску, и Пилсудский — это дети одного времени, одного стиля, одной тоталитарной парадигмы. Они все исходили из представления о том, что средства — ничто, цель — всё. Они все использовали террор как технологию управления. И отличие Бандеры от диктаторов-современников в том, что за каждым из них стояло государство, тогда как за Бандерой, за Мельником, за Бульбой-Боровцом, за ОУН и УПА — лишь мечты о государстве.

Я хотел было задать в дискуссии вопрос — почему в 1939-м в Галичине местное население Красную армию встречало цветами, а потом — аж до середины 1950-х — воевало с «советами», да промолчал — уж очень не хотелось еще больше расстраивать присутствующих.

Как говорится, ну и потоптались же эти «бандеры» по нашему Подмосковью!

Андрей ОкараАндрей Окара, публицист, политолог (Москва)