Все публикацииПолитика

Грузинского саночника убила халатность канадских властей?

Перевод: ИА "МОСТ-Харьков"

За несколько лет до гибели грузинского саночника в Уистлере чиновники приняли ряд решений, направленных на то, чтобы сделать трассу успешной в коммерческом смысле после Олимпиады, но вместе с тем и превратившими ее в самую скоростную и самую опасную в мире.

Об этом пишет "The Wall Street Journal", ссылаясь на информацию полученную от участников событий, а также местную прессу.

В частности, по словам авторов статьи Дэвида Кроуфорда, Рида Алберготти и Иэна Джонсона, организаторы хотели разместить олимпийскую санно-бобслейную трассу на популярном курорте с холодным климатом. Они выбрали на курорте Уистлер более узкую и крутую долину, чем места, где расположены трассы предыдущих олимпиад, таким образом, скорость при прохождении трассы значительно увеличилась.

Однако в подобных ситуациях, даже при увеличении скорости спортсменам требуется много времени для адапатции.

Первоначально оргкомитет, а также представители Международной федерации санного спорта и Международной федерации бобслея и тобоггана сочли, что идеальным местом для трассы является гора Грауз в Северном Ванкувере. Но вскоре комитет согласился перенести трассу на горнолыжный курорт Уистлер.

"Чтобы она стала финансово-окупаемой, мы хотим разместить ее там, где люди заплатят хорошие деньги за скатывание по ней и летом, и зимой", - сказал в октябре 2002 года в интервью "Vancouver Sun" Тим Гейда, вице-президент Ванкуверского оргкомитета по спорту. За изучение Уистлерского варианта ратовали и федерации, добавил он.

Проектировщик трассы - 71-летний Удо Гюргель из Германии - построил большую часть крупных новых санных трасс в мире, в том числе 6 олимпийских.

По его словам, участок в Уистлере оказался чрезвычайно крутым и узким. Поэтому там оказалось невозможно сделать обычные длинные виражи, где спортсмены сбрасывают скорость. На финальном этапе поворотов почти нет, так как перегрузки на них были бы невыносимы, и потому сани могут разгоняться до невиданных скоростей, пояснил специалист.

Как сообщил изданию глава федерации по бобслею Боб Стори, при выборе места для строительства трассы чиновники руководствовались коммерческой привлекательностью, и их решение не имело ничего общего с инженерией.

Теперь, пишет издание, Международная ассоциация саночных гонок отказывается давать комментарии о трассе, не отвечая на сотни телефонных звонков и электронных писем журналистов.

В то же время, канадская полиция не может определить причину смерти саночника Нодара Кумариташвили, погибшего во время тренировки накануне Олимпиады. И даже в случае судебной тяжбы спортивных федераций или родственников погибшего с властями Канады им будет очень сложно выиграть дело, так как по канадским законам участники опасных видов спорта берут на себя определенные риски.