Все публикацииПолитика

Успеть за 50 дней

Лучше поздно, чем никогда – похоже, именно этим принципом руководствовались штабисты Виктора Ющенко, когда решили провести презентацию предвыборной программы своего кандидата в Украинском доме.

Алексей МустафинАлексей Мустафин, руководитель департамента документально-публицистических программ СТБ
Успеть за 50 дней
Фото: Униан

Первоначально планировали другое время и место – 1 ноября на Софиевской площади (плюс – вечером того же дня во Львове), но мероприятие пришлось отменить из-за внезапно наступившей эпидемии гриппа. А после того, как Виктор Андреевич обвинил Юлию Владимировну – ни больше, ни меньше – в сознательном распространении болезней с помощью многолюдных митингов, возвращаться к старому сценарию уже было не с руки. Волей-неволей пришлось переносить презентацию на конец месяца. И в помещение. В этом решении, кстати, были и свои плюсы. Под крышей можно обеспечить более строгий фейс-контроль, а временная фора в три недели позволяла отработать сценарий до мельчайших деталей. Но Ющенко и на «отложенное» мероприятие умудрился прийти не слишком подготовленным (выдавали оговорки и нестыковки в речи), да к тому же еще и опоздал. Похоже, что опоздания останутся в памяти сограждан своеобразным символом его президентства. Да что там обычные граждане! Даже эксперты, оценивая его нынешнее выступление, в большинстве своем говорили о том, что программа у Виктора Андреевича может и неплохая, но ПОЗДНО он с ней выступил. Вот если бы в 2004–2005-м…

Самого Ющенко, правда, такие оценки скорее бы удивили. Он-то уверен, что принципы и убеждения свои не менял. И с тем, с чем в понедельник пришел в Украинский дом, выходил пять лет назад на Майдан. Даже журналистов накануне президент вполне искренне убеждал, что он «такой же, как в 2004-м». А себя-то он уж точно в этом убедил. Да и сами медиа не могли не обратить внимания, что для презентации программы использовались те же декорации, что и для празднования годовщины Оранжевой революции. И совсем не потому, что кто-то из штабистов решил на антураже сэкономить (они на другом экономят). Просто сама революция – так уж случилась – оказалась самым большим достижением в политической карьере Ющенко. И потому кампанию вполне естественно выстраивают вокруг идеи «продолжения дела, начатого тогда». Хорошо еще хоть претензии сторонникам не выдвигают – как это было в 2006-м, когда слоганом «Нашей Украины» стал призыв-упрек «Не предай Майдан!».

Правда, если попытаться проанализировать, то лозунгов 2004-го в нынешней кампании лидера Оранжевой революции найдется не так уж и много. Буквально совпадает только один пункт – «богатые поделятся с бедными». Но пять лет назад речь шла о возвращении «Криворожстали», а сегодня – о налоге на богатство и повышении социальных стандартов, проголосованное (ирония судьбы!) руками «регионалов» и литвиновцев. Тех самых, которых в 2004-м Ющенко обещал выгнать из власти. В том числе и за черствость по отношению к народным нуждам. Не вспоминает Виктор Андреевич ни о «бандитах, которые будут сидеть в тюрьмах», ни о «преступной власти». Не только потому, что сам этой властью является. Оставил в покое глава государства и предшественников – ведь обвинения против них за пять лет так и не вылились в весомые и неоспоримые решения судов.

Критический запал, впрочем, у Ющенко не иссяк – просто концентрированно направлен в другую сторону. В Украинском доме президент, не стесняясь, заявил, что «Украине не хватает только одного – украинского премьера». Очевидные параллели с ксенофобскими «разоблачениями» одного из сугубо технических кандидатов гаранта Конституции, похоже, не смутили. Когда речь идет о НЕЙ, Ющенко перестает быть щепетильным. Хотя – если судить по бурным аплодисментам зала – сторонники Виктора Андреевича в этом его всецело поддерживают. Несмотря на общее с «бютовцами» «оранжевое» прошлое.

Овации Украинского дома вызвали и другие слова президента. Об отмене неприкосновенности депутатов и судей. Об иммунитете главы государства Ющенко скромно промолчал – но в его программе этот пункт есть, так что формально речь идет о том, что закон действительно должен стать «одним для всех». С этим лозунгом Виктор Андреевич уже ходил на выборы. Парламентские. Результат, правда, был не ахти. Но технологи заранее предупреждали, что запускается этот медиавирус с прицелом именно на кампанию-2010. Так что в этом вопросе Ющенко можно назвать «условно последовательным».

«Условно» – поскольку на Майдане о неприкосновенности никто не вспоминал. Иммунитет был нужен соратникам по «Нашей Украине» – оппозиционным депутатам, которые жаловались на постоянные «наезды» со стороны тогдашней власти. А главным противником неприкосновенности был… Леонид Кучма. Который, помнится, этот вопрос даже на референдум выносил. Почему на референдум? Чтобы «не умолять 450 депутатов, которые сами свою неприкосновенность никогда не отменят». Это, правда, не Кучма сказал, а Ющенко – во время представления своей избирательной программы, но аргументация и у второго президента была такой же. И, кстати, в этом Леонид Данилович был, как ни удивительно, прав. Имплементировать решения и без того сомнительного референдума тогдашние парламентарии отказались категорически. А новый состав Верховной Рады (в котором депутатский мандат получил и лидер «нашеукраинцев» Ющенко) возвращаться к этому вопросу не захотел. Чтобы не давать власти инструментов для борьбы с оппозицией…

Впрочем, нынешняя антипатия Виктора Андреевича к иммунитету народных избранников – далеко не единственное совпадение в политических принципах с «поздним» Кучмой. Тот, помнится, тоже возмущался, что «в парламенте нет большинства, которое бы взяло на себя ответственность за ситуацию в стране». А право президента распускать Верховную Раду, на котором так настаивал «Леонид Второй», Ющенко настолько пришлось ко вкусу, что он даже в программу – что называется, черным по белому – записал обещание распустить парламент. Если тот не примет нужную Банковой редакцию Конституции. Кучма уж какой тиран и деспот был, а на подобные требования (или чистосердечные признания?) не осмелился. Правда, тогда Основной Закон был другим. Но и в нынешнем объявлять досрочные выборы президент может только в строго определенных случаях. Среди причин для роспуска такого экзотического повода, как отказ депутатов голосовать за один – пусть даже очень важный и неотложный – законопроект, нет.

А самой анекдотичной, пожалуй, представляется неожиданно проснувшаяся любовь Ющенко к конституционной реформе. Будучи в оппозиции, он, видимо, как мог ее скрывал. И не просто скрывал – инициативы Кучмы были предметом для самых ядовитых шуток со стороны «нашеукраинцев». Возмущавшихся тем, что Основной Закон пытаются поменять в спешке, всего за два года до выборов. Зато теперь до дня голосования остается суток 50. А на принятие Конституции кандидат Ющенко отводит депутатом вдвое больше времени – целых 100 дней!

Хотя нет. Как мы могли забыть о «всенародном обсуждении», которое идет по стране уже несколько месяцев! Не просто идет. Шагает. Прошли времена, когда Виктор Андреевич сотоварищи высмеивали «конституционные дискуссии шахтеров и доярок». Теперь даже в рекламных роликах главы государства некий «главный механик Мосиенко из Киева» тщательно выговаривает слова «Я за гражданское общество, я за Ющенко!». И именно на результаты общенационального обсуждения президентского проекта Виктор Андреевич ссылается, угрожая нардепам неминуемым роспуском. Таким же неминуемым, как и его победа на выборах. В которой он по-прежнему уверен.

Парламентарии, конечно, не слишком пугаются. Подозревая, что через сто дней гарантом Конституции (пока еще нынешней) будет уже совсем другой человек. Да и на Банковой (в отличие от самого кандидата) не особо скрывают, что программа их кандидата – инструмент гораздо более короткого действия. Задача которого – собрать побольше голосов за те самые 50 дней, оставшихся до первого тура. А технологи еще во время прошлой кампании объяснили на пальцах, что мобилизовать отечественных избирателей легче не за, а против. В данном случае – против депутатов. Которые мало в какой стране нравятся избирателям. А нашим избирателям, воспитанным в уверенности, что «трудом праведным не наживешь палат каменных», – и подавно. Даже сами нардепы это признают – год назад они даже не пытались собирать народ на акции в поддержку распущенной Ющенко Рады, а предпочитали воевать «ограниченным парламентским контингентом» в судах.

Правда, даже в президентском окружении есть люди, понимающие, что игра может не стоить свеч. И даже ненависть граждан к «жирующим за казенный счет народным избранникам» сегодня Виктору Андреевичу может не помочь. На дворе ведь не 2005-й, и не 2007-й. Сейчас президентский рейтинг если и отличается от популярности Верховной Рады, то на доли процента. Не впечатляет. С таким багажом можно не то что не напугать. Рассмешить. Или того похуже. Хорошо было Наполеону, у которого за спиной была армия. Или, скажем, Кромвелю. Он был популярен не только среди своих солдат. И, распуская парламент, мог бросить в лицо депутатам: «Вы сидели здесь слишком долго, не принося добра стране. Теперь, ради бога, уходите». Знал ведь, что в ЕГО адрес никто ничего подобного не произнесет.

Алексей МустафинАлексей Мустафин, руководитель департамента документально-публицистических программ СТБ