Все публикацииПолитика

Виктор Бондарь: Днепропетровская область исторически имеет привычку постоянно интриговать

Губернатор Днепропетровщины доверяет президенту, европейским банкам и доллару, считает обстановку в горсовете нездоровой, восхищен билбордами кандидатов в президенты и предрекает потоки валюты из их загашников. Об этом он рассказал в беседе с журналистами газеты «Левый берег» и информагентства «Новый мост».

Виктор Бондарь: Днепропетровская область исторически имеет привычку постоянно интриговать

Виктор Васильевич, сколько, по вашим подсчетам, потеряла Днепропетровская область за месяцы кризиса?

Если оценивать в лоб, самый серьезный спад экономики был осенью и доходил до 60%. Сегодня мы выровнялись и, сравнивая с прошлогодними показателями, спад составляет 25–30%. Думаю, по итогам года будет даже 20%.

На самом деле, потери намного больше, и на это повлиял кризис – в частности строительной отрасли и финансового рынка. Если бы в бюджете остались деньги и мы не латали бы дыры, не перебрасывали бы деньги на зарплаты учителям, врачам и так далее, то в этом году мы смогли бы построить еще 5–10 больниц, 5–7 крупных социальных объектов, значительно активнее делали бы дороги. Реально мы выйдем из кризиса к концу следующего года, а по-настоящему рыночные отношения в Украине возобновятся не раньше 2012 года.

Как оцениваете действия высшей власти – президента и премьера – в условиях кризиса, насколько грамотно они сработали?

Не буду оценивать действия руководства.

А все-таки?

Хотелось бы принять целый ряд законов, которые могли бы улучшить ситуацию. То, что зависело от президента Украины и от премьер-министра, они сделали на 100% и даже больше. Да, кризис можно было бы пережить легче, но для этого нужно было иметь парламент, который мог принять необходимые документы и законы, чтобы облегчить жизнь. Мы же с вами видели, что в парламенте не работали, а наоборот – оппозиция подпирала стульями все входы-выходы, то гасили свет, то бутылки с водкой ставили на трибуны. А кризис на дворе не ждал, пока кто-то бутылку с трибуны уберет или стул передвинет.

Насколько были объективными или субъективными причины падения курса гривны, по силам ли нашей власти исправить ситуацию? Какими методами?

С курсом гривны – абсолютно объективная ситуация, падение было обоснованно. В один момент у нас на этом неплохо поспекулировали отдельные банки, чем и расшатали валютный рынок страны. В этой ситуации нужна была более сильная реакция Нацбанка, которой мы не увидели. На сегодняшний день шансов усилить позиции гривны я не вижу: чтобы ее укрепить, нужно, чтоб усиливалась экономика, чтобы пошло строительство, финансирование дорожных работ, строительство мостов. Нужно использовать финансовые ресурсы на очень узкий спектр работ. Позитив за последнее время – это то, что Верховная Рада и Кабмин проголосовали за выделение очень серьезных денег на реконструкцию аэропортов. По-моему, это около 7 с лишним миллиардов гривен.

Не кажется ли вам, что выделение средств на аэропорты было вынужденным шагом в рамках подготовки к Евро-2012? 

Таких объектов должно быть как можно больше. Аэропорты – 7 млрд. грн, дорожное строительство – 20 млрд., мосты – еще 15 млрд. И, таким образом, мы могли бы набрать 4–5 тематик, 50–70 млрд. грн, которые дали бы внутреннее потребление. Эти деньги можно было бы провести как займ Нацбанка. При этом Минфину нужно было бы грамотно и вовремя снять их с рынка. 

То есть сегодня эти деньги через госбюджет нужно запустить в экономику, сделать госзаказ, они начнут отрабатывать, а дальше – чтобы не спровоцировать инфляцию, их надо на втором круге – на 3-й и 5-й месяц – грамотно вывести из оборота. Это тонкая филигранная игра, в которой должны быть согласованы усилия Минфина, Минэкономики, Нацбанка и которая дала бы колоссальный эффект для экономики Украины.

А сами в какой валюте сбережения храните?

Стараюсь как-то распределять. Но предпочтение отдаю иностранной валюте.

Почему? Не очень доверяете гривне?

Как человек прагматичный, вышедший из бизнеса, я всегда ориентируюсь на то, что вижу в ближайшей или годовой перспективе. Если вижу, что гривна укрепляется – одна ситуация, будет падать – другая. Кроме того, прогнозирую, какие свои вопросы и потребности мне нужно будет обслуживать. Если у меня кредит в валюте, а я вижу, что она дорожает, я любой ценой, как это сделал в начале года и делаю сейчас, перевожу кредит в гривну и обслуживаюсь в гривне. Это выгоднее.

c6469bb9dd52.jpg

Фото: Надежда Гайворонская

В каких банках держите сбережения?

Существует тройка хороших украинских банков первого уровня, которым я доверяю. И в которых, как я знаю, владельцы ведут сознательную политику спасения банка любой ценой. Я бы очень хотел, чтобы на украинский банковский рынок пришла пятерка банков более высокого, европейского уровня – с другой ликвидностью и ценой денег. А если бы еще пятерка «штатовских» банков зашла – это было бы лучшее достижение для Украины. Тогда мы получили бы десяток банков первого уровня, которые окончательно сбили бы цену на финансовый ресурс. Мы получили бы европейскую цену денег, но при этом и европейскую цену на депозит – они были бы копеечно-смешными. Это дало бы колоссальный рост экономики.

В сентябре начинается новый избирательный год, и, хотим мы этого или нет, политические партии будут вкладывать свои капиталы в предвыборные кампании. Не отразится ли это негативно на состоянии курса гривны?

Не отразится. Наоборот – из-за границы начнут доставать спрятанные ранее деньги. Думаю, большинство политических игроков, которых мы увидим, будут финансироваться не на средства, которые сегодня зарабатывают, а на средства, которые когда-то были отложены «в матрацы». А они у некоторых кандидатов находятся не в нашей стране. Поэтому во время избирательной кампании деньги к нам будут приплывать пароходами, самолетами и через банковскую систему, и именно в валюте.

Я думаю, мы увидим приток в $500–700 млн., а может – и до $1 млрд. только от основных кандидатов, участвующих в избирательной гонке. Особенно сильным будет приток со стороны оппозиции, за «спиной» которой – финансы, крупные промышленные группы, и которая будет понимать, что это последний день Помпеи, когда «или пан или пропал»: или тратиться, или уходить в небытие.

Вы активно выступаете за то, чтобы уменьшить объем изъятий из местного бюджета. Что лично вы сделали, чтобы подобное уменьшение стало реальностью?

В течение двух лет от облгосадминистрации идут обоснованные обращения к руководству страны с просьбой уменьшить изъятия. Я лично провел десятка два разных встреч на уровне Министерства финансов, Министерства экономики, Секретариата президента, Секретариата Кабмина. Несколько раз говорил с премьер-министром – она проблему понимает и поддерживает. Говорил раз 10 с президентом – в этом вопросе он как никто другой отстаивает позиции регионов. Все это будет иметь реальный результат. Надеюсь, с нового года мы получим бюджет, в котором Днепропетровск будет совсем без изъятий. Для бюджета страны изъятия из Днепропетровска на уровне 300 млн. грн погоды не делают. А для отдельно взятого города это серьезные деньги.

Как сейчас складываются отношения с облсоветом? Все так же – вялотекущий, но не прекращающийся конфликт?

Это искусственно надуманный конфликт. В принципе, нас втягивали в него с двух сторон и не по нашей воле. Днепропетровская область исторически имеет привычку постоянно интриговать, ее политики живут какими-то нездоровыми амбициями и создают проблемы друг другу на ровном месте вместо того, чтобы объединиться в один кулак и сделать регион сильным и крепким.

Здесь постоянно присутствуют около семи групп влияния, уничтожающие друг друга. Здесь «подковерные» игры не на уровне первого лица области или облсовета, а на уровне чиновников средней руки. За полгода мы нашли общий язык и научились разговаривать друг с другом по прямому телефону. Конечно, еще есть вопросы, возникавшие раньше – относительно деятельности отдельных людей, больше связанные с незаконными действиями. По ним правоохранители дали оценку: где-то уголовные дела возбуждены, где-то идет расследование по финансовым злоупотреблениям, но по каждому из них. Те, кто пошел в финансовые махинации, должны отвечать по закону, и не надо преподносить ситуацию таким образом, как будто мы на уровне первых лиц с кем-то воюем. Уверяю – политика в этих ситуациях отсутствует напрочь.

Кому накануне президентских выборов симпатизируют жители региона и кому отдаете предпочтение лично вы?

Выборы будут очень жесткими. Я представитель президента в регионе и последовательный сторонник идей «оранжевой» команды.

Прокомментируйте предвыборные кампании кандидатов в президенты.

Очевидно, что предвыборную кампанию начали не все основные кандидаты. Абсолютно новую имиджевую кампанию строит премьер-министр Юлия Тимошенко. Она поменяла имидж – это сразу видно: стала чуть другая, появляется в джинсах, и коса уже по-другому заплетена. Ее наглядная агитация сейчас агрессивнее, чем всегда – стала более яркой и более заметной.

Наконец-то в информационном поле проявился Янукович. Ему уже дальше некуда было молчать, нельзя уже было больше прятаться, надо было выходить к общественности. Иначе он столкнулся бы с тем, что через месяц ему пришлось бы догонять всех участников забега. Яценюк пытается построить интересную кампанию по принципу похода в люди.

Как вы относитесь к билборду «Вони балакають – вона працює»? Ведь, по сути, вас также можно отнести к первой части слогана. Не оскорбляет ли?

Классный билборд. На самом деле очень удачно получился. Думаю, такими простыми билбордами, как у Яценюка, как «Вони балакають…» можно хорошо привлечь внимание. Пускай нас занесли в разряд «балакаючих» – что ж тут оскорбляться? Это ориентировано не на меня, а на тех людей, которые придут на избирательные участки. Я могу завестись, доказывать, что мы что-то делаем, но кому доказывать-то?!

А какую избирательную кампанию мы увидим от Виктора Ющенко?

У него будет очень сильная избирательная кампания. Президенту есть что сказать, он идет к людям с новой Конституцией. Избирательная кампания будет, естественно, построена на том, что было сделано за пять лет. Была программа «10 шагов навстречу людям». Я думаю, тут задача президента и команды – максимально раскрыть то, что было сделано в рамках этой программы. За пять лет Украина получила сильнейший подъем экономики. Такого роста ВВП не было ни в одной стране СНГ. И, если бы не кризис, оппозиции было бы очень тяжело доказывать, что «оранжевая» власть неэффективна. Сегодня оппозиции повезло только потому, что кризис подкосил позиции и президента, и премьер-министра. Поверьте: пройдет еще три месяца, и избирательная кампания покажет, что страна назад уже не вернется – как все было запланировано в 2005-м, так и пойдет дальше. Мы слишком быстро забыли, какую страну получил президент в 2005 году. Какая была свобода слова? Какие были пенсии, зарплаты – копейки! Какие поступления инвестиций, бюджеты? Пустые! Сейчас все по-другому. И к этому привыкли быстро. «Оранжевая» команда открыла страну для Европы и, по сути, Европу для нас. А тотальные проверки в бизнесе: налоговые, правоохранительные, забыли?

Сейчас происходит обсуждение президентского проекта Конституции. Вы, как представитель президента в области, можете рассказать, что она дает рядовому жителю?

Без изменений Конституции порядка в стране не будет. Кого бы мы ни избрали президентом, как бы ни происходили события, это будет человек с урезанными полномочиями. Проблемы все равно останутся – заложены подводные камни противоречий между Кабмином, парламентом и президентом. Если сегодня не изменить Конституцию, страна и дальше останется неуправляемой. В предлагаемом проекте Конституции Виктор Ющенко распределил полномочия между парламентом, президентом и премьер-министром, очень четко расписал, кто за что отвечает, кто кого назначает и увольняет. Есть система сдержек и противовесов.

Вы – член команды действующего президента. Если Виктор Ющенко проиграет выборы, чем планируете заниматься?

С 1992 по 1999 годы я занимался бизнесом, организовывая работу довольно устойчивой, крупной компании. Выбор у меня есть. Я абсолютно спокойно могу развернуться и пойти заниматься бизнесом и дальше. Ничего плохого в этом не вижу – наоборот, это бы только облегчило жизнь: больше видел бы семью, детей. Масса свободного времени, отпуска, яхты, поездки… Но я знаю, что мы не проиграем. Уверен в дальнейшем утверждении демократических ценностей.

В последние полтора–два месяца вы заметно активизировали свою деятельность, направленную на решение проблем Днепропетровска и его жителей. И сразу заговорили: метит в мэры! Насколько правы те, кто утверждает, что вы стремитесь стать городским головой Днепропетровска? Есть такое желание?

Сегодня у меня нет никакого желания стать мэром. И та моя деятельность, о которой вы говорите, с этим никак не связана. Днепропетровск меня интересует просто как столица Днепропетровского региона. Мне очень обидно, когда приезжаю в другие регионы и вижу, что там расцветают столицы, а у нас ситуация меняется не сильно. Хочется сделать Днепропетровск красивым центром региона. Я вижу, что слишком много противоречий внутри горсовета, между горсоветом и мэром. Вижу, что огромное количество заместителей между собой не могут до конца поделить полномочия. Вижу, что начали сбоить очень многие вопросы, не до конца приняты многие решения, в том числе и архитектурные: как город будет развиваться и что делать дальше. И объективно существуют вопросы, которые город сам не может решить: метрополитен, аэропорт – я должен этим заниматься. Но я не строю свою деятельность в расчете на мэрскую кампанию. Хотя друзья – представители бизнеса Днепропетровска – постоянно мне предлагают: «Может, бросьте политику и идите в мэры: никто вас трогать не будет, ни от кого зависеть не будете. Сделаем хорошую поддержку, изберем горсовет и так далее». Отвечаю: пусть люди выбирают того, кто прожил в городе всю жизнь!