Все публикацииПолитика

Последние вето президента

Наблюдая закат политической карьеры Виктора Ющенко, не испытываешь ничего, кроме сожаления. Утратив реальные шансы на переизбрание, опирающееся на народную поддержку, окружение президента пошло проторенной дорожкой продолжения войны в выборы юридическими средствами.

Вячеслав ПиховшекВячеслав Пиховшек, публицист, постоянный автор Lb.ua

Два слова об истории вопроса и об аргументах сторон.

Президент Леонид Кучма никогда не применял право вето в отношении закона о выборах президента. Виктор Ющенко применил его. По словам его юриста Марины Ставнийчук, к новому заседанию парламента юрслужба Банковой подготовила 31 страницу замечаний и поправок к закону.

Все это напоминает бред сивой кобылы. Парламент принял заветированный закон 24 июля, до этого как минимум два месяца юристы Партии регионов и БЮТ разрабатывали новую редакцию закона. Подобно тому, как юристы Кучмы получали от главы государства команду и работали над согласованием законов, чтобы не допустить их ветирования, юристы Ющенко такой команды не получали ни в момент подготовки закона, ни в период, последовавший за его принятием. Почему эта 31 страница появилась только сейчас, Марина Ставничук «деликатно умалчивает». Впрочем, если она рассчитывает на то, что распечатанные как минимум в 450 экземплярах поправки президента пополнят массу макулатуры, ежедневно продуцируемой парламентом, поскольку депутаты и журналисты читать их не будут, то это расчет правильный.

Аргументы от Ставнийчук по сути вопроса – несовершенство обеспечения прав голосующих за рубежом, вопросы к порядку формирования избирательных комиссий, функционированию Госреестра избирателей, отсутствие механизма обжалования результатов голосования – убедительны лишь для дилетантов. Все эти вещи следует рассматривать не в плоскости несовершенства действующего законодательства, а в плоскости его выполнения. Разработчики заветированного закона предусмотрели, что осенью избиратели получат уведомление из органов ведения Госреестра избирателей, в котором будет содержаться просьба определиться с адресом, по которому им будет удобно проголосовать. Эта норма уже действует в законе о госреестре. Иначе говоря, задолго до момента голосования «заробітчанин», например, в Италии, может указать место своего будущего пребывания и там получить возможность проголосовать.

О порядке формирования избирательных комиссий. Избирательные кампании 2006-го и 2007 годов, признанные миром демократическими, проводились в соответствии с этими же нормами закона. Или нормы закона у нас признаются демократическими только тогда, когда побеждает «нужный кандидат»?

Об обжаловании результатов голосования и системе защиты избирательных прав. Все это – в принятом относительно недавно Кодексе административного судопроизводства. Разработчики закона о выборах президента взяли положения Кодекса и скорреспондировали их с законом, чтобы не получилось, что в Кодексе одно, а в избирательном законе – другое. Почему Марина Ставнийчук не горела благородным гневом, когда принимался этот Кодекс?

Ваш покорный слуга, откровенно говоря, не знает, как защитить страну от правового беспредела политической целесообразности, венцом которой стал «третий тур президентских выборов».
Но пока до этого еще далеко, на дворе август. Пока президент заявил о ветировании закона. Поддержка его инициатив в парламенте минимальна – во время 4-й сессии парламента Виктор Ющенко ветировал 13 принятых законов, по 10 из которых парламент вето преодолел, а против закона о выборах голосовали всего 10 депутатов.

 

Фото: Униан

 

Нет никаких оснований предполагать, что против преодоления вето найдутся и эти 10 голосов, хотя конституционного большинства в 440 депутатов все равно не будет – не все народные избранники прервут отпуска ради такого «пустяка», как преодоление вето главы государства.

В предощущении неминуемого Марина Ставнийчук уже анонсировала обращение президента по поводу закона в Конституционный Суд.

Ничего, кроме чувства горечи по поводу того, как окружение главы государства держится за власть, это не вызывает, хотя ход мысли президента, уже вступившего когда-то в эту должность по решению суда, понятен. Виктора Ющенко могли убедить, что ради высших целей украинской государственности (в последнее время среди таковых там называют «відродження історичної пам’яті нації») можно еще раз пойти на судебное решение его персонального вопроса; Запад, говорят, будет молчать, а на Россию обращать внимание – моветон.

Чего нам не следует бояться, то это того, что в случае этого обращения Украина может остаться вообще без «правил игры» на президентских выборах. Пока КС будет рассматривать обращение президента и сам закон, он будет действовать, Юлия Тимошенко не станет мешать выделению денег на выборы, а соратники президента займутся просчетом своего ближайшего будущего. 
За последние годы modus vivendi, образ действия Конституционного Суда определился с достаточной четкостью.

Конституционный Суд Украины так и не смог до сегодняшнего дня установить законность досрочных парламентских выборов 2007 года. Виктор Ющенко тогда, 26 мая 2007 года в радиопрограмме «Акценти президента» заявил: «Суд паралізовано і деморалізовано. Політичні інтриги зробили свою справу. Суд виявив цілковиту бездіяльність. Більше того, окремі судді були запідозрені в масштабній корупції». Конечно, глава государства не уточнил, кто суд деморализовал и почему коррупцию в Конституционном Суде заподозрили аккурат к решению о законности его Указа о проведении досрочных выборов.

На самом деле к компрометации Конституционного Суда приложились представители всех ветвей власти – только не сам суд. Соглашусь с мнением, высказанным 26 июня 2007 года Иваном Домбровским, и.о. председателя Конституционного Суда Украины: «Критикують президента за звільнення трьох суддів Конституційного Суду – факт безпрецедентний, напевно, в історії всього людства, відколи вони існують. Критикують депутати, тут же за кілька хвилин звільняють четвертого. Тепер усі кажуть, що Конституційний Суд себе скомпрометував».

Конечно, если мы хотим, чтобы Конституционный Суд в Украине действительно работал, а не просто существовал, эта институция должна научиться выполнять свои функции и под политическим давлением. Ключевым здесь является слово «выполнять». Иначе придется согласиться с мнением В.Шаповала, бывшего представителя Виктора Ющенко в КС, а ныне – председателя ЦИК, 19 марта 2008 года сравнившего Конституционный Суд со страусом, надеющимся, что политически резонансная тема «сама рассосется». Возможно, Украине стоит прислушаться к опыту некоторых европейских стран, где сформулирована обязанность Конституционного Суда выносить вердикт относительно конституционности решений президента, правительства и парламента на протяжении двух календарных суток после их принятия?

Конституционный Суд решение по закону о выборах президента и по гипотетическому обращению главы государства до выборов не примет, это уже ясно. А после выборов – возможно, и примет, только это будет не более интересно, чем сегодня всем нам интересно мнение КС о законности парламентских выборов 2007 года. Как говорил много лет назад маркиз де Кюстин, «когда народам необходимо знать истину, они ее не ведают. А когда, наконец, истина до них доходит, она никого уже не интересует, ибо к злоупотреблениям поверженного режима все равнодушны».

Вячеслав ПиховшекВячеслав Пиховшек, публицист, постоянный автор Lb.ua