Все публикацииПолитика

Взлетная или посадочная?

Новый политический сезон в Украине стартовал. Однако ключевые вопросы повестки дня до сих пор четко не обозначены. Тезисы выступления Петра Порошенко на открытии сессии ВР – лишь приблизительные ориентиры. LB.ua попытался выделить те пункты политической повестки сезона, которые окажут серьезное влияние на внутри/внешнеполитическую ситуацию в ближайшие месяцы.

Фото: пресс-служба президента

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua

Конституционная реформа в части судоустройства

Вступает в силу с 30-го сентября. Кроме всего прочего, реформа дает старт формированию Верховного суда (срок – полгода). В состав Верховного суда войдут все высшие специализированные суды, в том числе – административные, решающие, как мы знаем, вопросы, связанные с выборами.

Для того, чтобы конституционные изменения заработали в полную силу, необходимо принять ряд профильных законов. Один из ключевых – «О высшем совете правосудия», его проект сейчас как раз нарабатывается. Высший совет правосудия является, по сути, преемником Высшего совета юстиции. Даже кадровый состав – до 2019-го года – останется тем же. А вот полномочия – бОльшими, с фактической возможностью назначать, увольнять судей, давать согласие на их задержание и т.д. При этом представления о назначении судей будет подписывать Президент. А это, как вы понимаете, серьезный рычаг главы государства на судебную ветвь власти.

Сегодня преимущественное влияние на ВСЮ имеет Банковая. Соответственно, на Высший совет – орган, призванный следить за «чистотой рядов» судейского корпуса, модерировать его деятельность на самом высшем уровне – влияние сие сохранится. Потенциально создавая пространство для манипуляций. Не таких, конечно, топорных, как провернул в 2010-м Янукович с Конституционным судом, но все же.

Фото: Сергей Нужненко

Во избежание подобных «перекосов» достаточно принятия еще одного закона, «сопутствующего» реформе, – о создании Антикоррупционного суда. Формирование данного органа предусмотрено вступающей в силу реформой, однако для его полноценной работы нужен соответствующий закон, который крайне невыгоден команде Президента – появление «второго НАБУ» ей ни к чему. Так что перспективы Антикоррупционного суда сегодня напрямую зависят от настойчивости Верховной Рады и последовательности позиций международных посредников.

На Банковой за реализацию конституционных изменений в части судебной реформы по-прежнему отвечает замглавы АП Алексей Филатов. Будучи близким к Ложкину, он, тем не менее, остался в должности после его отставки. И хотя некоторые источники утверждают, что заявление «на выход» Филатов написал (вероятно – превентивно) еще несколько недель тому, на сегодня он остается серьезным игроком, нацеленным довести начатое до конца. За два с лишком года у Филатова сложились свои отношения с Президентом, что предоставляет ему довольно широкое пространство для действий.

Бюджет-2017

Первичный «драфт» главного финдокумента страны Кабмин должен – согласно положениям Бюджетного кодекса – предоставить на рассмотрение Рады до 15-го сентября. И хотя Владимир Гройсман настроен оптимистично, лидер фракции БПП Игорь Грынив аккуратно намекнул: к этой дате почитать проект бюджета у депутатов вряд ли получится. Если так, сроки итогового принятия (до 15-го декабря) тоже сдвинутся – ситуация неприятная, но вполне привычная. Имеющая в нынешнем году личностную специфику. Этот бюджет – первый для Владимира Гройсмана в качестве премьер-министра.

Фото: Макс Требухов

Помните, когда Владимира Борисовича номинировали на пост главы КМУ, одним из аргументов «за» было: он сам сможет собирать в Раде голоса под «свои» законопроекты. Ранее – в том, что касалось провластных сил – этим активно занимался Юрий Луценко. Остальное «добивали» Игорь Кононенко и Виталий Ковальчук, отвечающий за коммуникацию с «независимыми группами». Луценко в Раде больше нет, Кононенко не обладает достаточным влиянием, глава БПП Игорь Грынив занимается иными вопросами. Таким образом, проблема сбора голосов поставила Владимира Гройсмана в положение весьма затруднительное. Посему премьер будет вынужден обратиться за помощью к Президенту (глава Минфина Александр Данилюк в одиночку не справится, это ясно). А это, конечно же, отстрочит утверждение Гройсмана в качестве автономного центра влияния. Еще – даст исчерпывающий ответ на вопрос о том, кто «в доме главный».

Судьба коалиции

Проблемы в коалиции – «секрет Полишинеля». Номинальное образование держится, по большему счету, на том, что две ключевые ее составляющие – БПП и НФ – одинаково не заинтересованы в досрочных парламентских выборах. Как там у Пастернака: «Ты – благо гибельного шага. Когда житье тошней недуга…». При ключевых голосованиях недостающие голоса «добираются» у так называемых «независимых групп», неформальное «кураторство» которых – по линии АП – осуществляет замглавы ведомства Виталий Ковальчук.

Конструкция сия, однако, очень неустойчива – каждый раз, под новое голосование, требуется новый торг, с ним – ресурсы для «независимых». Так что формирование относительно стабильного клуба «союзников коалиции» – не блажь АП, но необходимость.

За реализацию идеи взялись еще весной. Занимался, преимущественно, тот же Ковальчук, небезосновательно полагавший, что позитивный результат поможет ему возглавить – вместо Бориса Ложкина – АП. По времени его активность удачно совпала с внутренним конфликтом, случившимся внутри группы «Видродження». Оная поделилась фактически пополам. 11 депутатов во главе с главой партии «Видродження» Виктором Бондарем предъявляли «группе Хомутынника» (12 нардепов) нежелание играть по «прозрачным правилам», излишне активное «крышевание Насирова», невозможность повлиять на ситуацию с посадкой Кацубы и т.д. Сам Хомутынник активно ссорился, но никому ничего не предъявлял – для уверенности в собственных силах ему достаточно было связей с Ковальчуком, также – поддержки Коломойского.

Фото: politica-ua.com

Официальный «развод» «Видродження» отсрочили только летние месяцы, да то, что публично Игорь Валериевич не поддержал ни одну из сторон конфликта (ему сие просто ни к чему. Тем более, пятеро из двенадцати «штыков» Хомутынника могут «переметнуться» на противоположную сторону в любой момент).

Связь с Ковальчуком у Хомутынника остается и сегодня. Вопрос о том, возьмется ли он за развитие проекта «Наш край» и, если да, то на каких условиях, еще решается. Одно ясно наверняка: на Банковой всерьез вознамерились превратить «Наш край» в политическую силу, способную преодолеть парламентский барьер. А пока предвыборной ситуации в стране нет – попытаться объединить «случайных попутчиков» (из числа бывших регионалов, а также вольных мажоритарщиков) под единым парламентским «зонтиком».

Будущее коалиции также напрямую зависит от ситуации в «Народном фронте».

Уже пять месяцев, как формальный лидер НФ Арсений Яценюк оставил пост премьер-министра страны. 14-го апреля он покинул сессионный зал ВР красиво – через центральный вход (обычно, именно этим путем сюда заходит новоизбранный Президент). Однако, визуальный образ не был дополнен смыслами – в публичной плоскости Арсений Петрович то ли не захотел, то ли не сумел расставить точки над «і», подведя итог почти двухлетнему премьерству. Соответственно, многие вопросы попросту зависли в воздухе. Летом Яценюк побывал с визитами в США и в Брюсселе, однако для заполнения информационных лакун сего оказалось недостаточно.

Во время поездки в Вашингтон Яценюк встретился с сенатором МакКейном
Фото: Facebook/Арсеній Яценюк
Во время поездки в Вашингтон Яценюк встретился с сенатором МакКейном

Номинально, он по-прежнему руководит НФ: регулярно встречается с фракцией, участвует в выработке ключевых решений, более того – сохраняет место в «стратегической семерке». Вот только партийному строительству сие никак не способствует: «НФ» как был, так и остается искусственным образованием, созданным, в свое время, для участия в парламентских выборах (после того, как не удалось договориться с командами Тимошенко и Порошенко). Потеряв статус «партии власти номер два», растратив первичный рейтинг, НФ ничего, вот ровным счетом ничего, не делает для того, чтобы восстановить свои позиции. А это означает постепенную, но неизбежную утрату политической субъектности.

Потому что если «завтра война», то есть выборы, НФ, как такового, нет. Убаюкивает лишь то, что выборов ни завтра, ни в обозримой перспективе, не будет. У Петра Порошенко нет никаких, совершенно никаких резонов для внеплановых выборов. Как бы сильно того ни хотелось обладателям солидных электоральных рейтингов. 

Впрочем, парламентские выборы, возможно таки повлияют на отечественный политический ландшафт в этом сезоне. Но не украинские, а грузинские.

В случае успеха партии Саакашвили на родину могут вернуться многие видные «реформаторы» и «антикоррупционеры». В частности, своих некоторых своих фронтменов может лишиться партия «Хвиля», создание которой недавно анонсировали Чумак и Ко. Еще не развернувшаяся в полную силу, политическая сила, очевидно, ожидает присоединения Саакашвили. По сути, это – единственное ее «конкурентное преимущество» перед другими «младодемократами», которых – чем ближе к выборам – тем расплодится больше.

Фото: facebook.com/davit.sakvarelidze

Вернется ли Саакашвили в Украину после выборов в Грузии 8 октября? На сегодня между ним и Петром Порошенко существует негласная договоренность: до восьмого октября экс-президент Грузии трудится в качестве главы Одесской ОГА, а далее – по обстоятельствам. При этом в ГПУ «под сукном» лежит запрос грузинских силовиков о выдаче Саакашвили. Который уже месяц лежит. И то, что ему не дают ход – исключительно проявление доброй воли украинских властей.

Согласно опросу Национального демократического института США за правящую коалицию «Грузинская мечта» свои голоса готовы отдать 15% избирателей, за партию Михеила Саакашвили – 13%. Проанализировать эти данные попытались вместе с Хатией Деканоидзе, в эфире программы «Левый берег с Соней Кошкиной» в июле.

Если первый тур выборов для симпатиков Михо пройдет успешно, они ожидают приезда своего лидера в страну. Задача – максимально мобилизовать сторонников для победы во втором туре. Каким образом подобное возможно – учитывая, что в Грузии против Михо возбуждено уголовное дело, «по мотивам» которого его должны «принять» прямо в аэропорту – не совсем понятно, но первичный план именно таков.

Фото: www.facebook.com/bochkala

Впрочем, вернемся к вопросам внутренней повестки дня. Точнее, к отложенным вопросам.

Главный среди которых – особый статус Донбасса. На внесении тематических изменений в Конституцию еще недавно настаивали наши западные партнеры, однако украинской стороне – со ссылкой на невыполнение Россией Минских соглашений – удалось отсрочить вопрос. Решение которого теперь отложено в долгий ящик. Подробнее об этом можно прочесть в нашем июльском тексте «Донбасс до востребования».

Увольнение Романа Насирова. Вопрос замены главы ГФС обсуждается давно, однако предметной его реализации есть ряд противовесов. Первый и главный – отсутствие политической воли. Прежде всего, у НФ. В среде которого замене Насирова имеется один, но «серьезный» аргумент: «да, чтобы Банковая поставила на ГФС Нину Южанину? И закрепила за собой еще и этот рычаг влияния? Н-и-з-а-ч-т-о». 

Кроме того, нельзя забывать, что рокировки в ГФС могут негативно сказаться на наличии «запасных» голосов в парламенте (см. выше).

***

Напоследок, стоит сказать о главном вызове, ни в одной повестке дня не обозначенном, но наиболее остро стоящем сегодня перед действующей украинской властью. Особенно с учетом того, что жаждет она не просто самосохранения, но последующего воспроизведения. Это – экономический рост. Без которого дальнейшее поступательное движение невозможно. Ни под каким соусом. В свое время в Грузии (времен Саакашвили) такой прорыв осуществил Каха Бендукидзе. Сегодня в Украине «своего Бендукидзе» нет. Факт. 

Что актуализирует вопрос: станет ли нынешняя полоса для украинской власти взлетной или посадочной?

Фото: Макс Требухов

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua