Все публикацииПолитика

Валентин Казаков: Я не выдвигал обвинений конкретно против "Бати" и "Рубежа"

Имя городского главы Северодонецка, 61-летнего Валентина Казакова всплыло в информационном пространстве в связи с историей ареста «айдаровцев» Валентина Лихолита и Игоря Радченко. Эпизод с незаконным задержанием Казакова, а также его заместителей стал, в сущности, центральным в озвученном военной прокуратурой в суде ходатайстве об аресте «Бати» и «Рубежа». Документ ведомства Матиоса был достаточно убедительным для Печерского райсуда, но не для Апелляционного суда города Киева, который освободил из-под стражи сначала Валентина Лихолита, а затем Игоря Радченко. И уж совсем неубедительными эпизоды с похищением городского руководства Северодонецка показались обществу.

Как раз во время активной фазы развития этой громкой истории нам довелось проездом побывать в Северодонецке, который находится по соседству со 114-м избирательным округом. Мы решили воспользоваться моментом и встретиться с Валентином Казаковым.

Валентин Казаков
Фото: pr.lg.ua
Валентин Казаков

Обвинения в содействии террористам в 2014 году звучат в адрес многих донбасских мэров. Периодически в прессе и соцетях появляется информация о «сепаратизме» Юрия Хотлубея из Мариуполя, Владимира Слепцова из Торецка, Александра Хоменко из Рубежного… Но поскольку правоохранительные органы на освобожденных территориях до сих пор не провели системного расследования событий периода оккупации, все эти обвинения общественности остаются не подкрепленными конкретными уголовными делами.

Единственным «пострадавшим» мэром остается одиозная Неля Штепа из Славянска, показательно арестованная два года назад, но до сих пор не осужденная. В интервью LB.ua Штепа говорит о том, что в марте 2014 года мэры Донецкой области получили задание формировать вооруженные отряды самообороны от губернатора Шишацкого. Как утверждает в разговоре с нами Казаков, подобное распоряжение от Михаила Болоцких получили и городские головы Луганщины.

Эта беседа оставила по себе противоречивые впечатления. Более того, когда мы позвонили уточнить детали по тексту, Валентин Васильевич начал отказываться от некоторых своих слов, касающихся дела о его похищении, аргументируя тем, что не хотел бы его комментировать, пока идет следствие.

Мы приняли решение опубликовать наш разговор с Казаковым без купюр и дать возможность читателям оценить, кем же на самом деле является северодонецкий мэр Казаков: отъявленным сепаратистом? невольной жертвой обстоятельств? ...или всего понемногу?

– Я за то, чтобы суд доказал виновность или невиновность людей, которые проходят по делу. Но ряд лиц пытаются использовать эту ситуацию, чтобы набрать себе баллы или здесь сделать какой-то деструктив, они рассказывают, что я – сепаратист и что я против таких прекрасных парней, – утверждает Казаков.

Мария Томак: Кого вы имеете в виду? “Силы” - это кто?

Валентин Казаков
Фото: lisichansk.com.ua
Валентин Казаков

Я говорю про Пригебу того же (Григорий Пригеба – секретарь горсовета Северодонецка, представляющий РПЛ и пребывающий в конфликте с Казаковым, в частности, в связи с попыткой отстранить Казакова от должности городского головы. На сессии городского совета 16 февраля 2016 года депутаты проголосовали за досрочное прекращение полномочий мэра города, позже суд признал эту сессию недействительной и восстановил Казакова в должности, – LB.ua ) Кто его туда приглашал? Кого он представляет? (Речь идет о судебном заседании – избрании меры пресечения для Валентина Лихолита в Печерском районном суде Киева, где появился Григорий Пригеба, заявляя, что Казаков является «сепаратистом» и потому правильно, мол, за него взялся «Айдар», суд даже выслушал секретаря горсовета Северодонецка, правда, без присутствия журналистов и вольных слушателей, потому о том, что именно заявлял там Пригеба и какое это имеет отношение к избранию меры пресечения – неизвестно, – LB.ua ) Вот я нахожусь в городе Северодонецке, работаю, а потом ни с того, ни с сего еду в город Киев, иду в Печерский суд и начинаю там делать определенные заявления.

М.Т.: Это было позиционировано так: в Киеве сейчас находится господин Пригеба и он готов рассказать суду…

Вы верите в такое стечение обстоятельств?

М.Т.: - То есть вам кажется, что это был спектакль?

Ну конечно.

Ольга Решетилова: Тем не менее, заявление ведь было вами написано.

Минутку. Я хочу сразу сказать, что я даже не знал до прошлого месяца, что есть такая фамилия – Лихолит.

Валентин Лихолит во время заседания суда
Фото: Сергей Нужненко
Валентин Лихолит во время заседания суда

О.Р.: А позывной «Батя»?

«Батя», я слышал. Я не знал, кто такой Радченко. Я знал, что кто-то есть в Рубежном. Кто он, какой он из себя... Поставьте 10 человек – я его не узнаю. Я не мог выдвинуть какие-то обвинения против конкретного человека. Может быть, это потому, что я воспитан в старых традициях, и потому не могу огульно кого-то обвинять.

М.Т.: Когда вы писали заявление о незаконном лишении вас свободы, вы не указывали, какие конкретно лица вас похищали?

Нет.

М.Т.: И вы не видели этих людей?

Нет. Не видел, потому что когда меня… Я даже не могу сказать «арестовывали», это не было арестом, ведь при аресте предъявляют обвинение, а здесь все было очень просто. Часа в 2 или 3 ночи какой-то непонятный стук в дверь. Смотрю – там мой заместитель Кравченко. Я говорю: «Володя, ты ничего не перепутал? Ночь же». В ответ: «Откройте, пожалуйста, мне настолько плохо…». Я открываю: три автомата в живот, люди в балаклавах, ты такой-сякой. Самое интересное – никаких опознавательных знаков. То, что нахожусь в одном из подразделений украинской армии, я определил только на второй день, когда у них было вечерние построение или что-то подобное. Когда запели гимн и песню известную о Путине – тогда я понял, где я нахожусь.

М.Т.: Где вас содержали?

В Половинкино. И то, я это определил уже тогда, когда меня оттуда вытаскивали.

А в тот день (в день похищения, – LB.ua ) сильно не били, ударили несколько раз прикладом. Начали говорить: «ты такой-сякой». Причем, абсолютно непонятной была тональность. Напомню, происходило это все с 31 июля на 1 августа. Прошла только неделя с момента освобождения города. Вы понимаете, что такое прифронтовая зона: здесь можно было ожидать кого-угодно и чего-угодно.

А потом начался просто грабеж: иконы в первую очередь…. Это все есть в материалах дела. Я уже рассказывал: никого из тех, кто там был, я видеть не мог, все были в балаклавах.

Валентин Казаков
Валентин Казаков

«Это все происходило в Половинкино. Кто стоял в Половинкино?»

О.Р.: Что они вам предъявляли? Как мотивировали свои действия?

Первые полтора дня требования были политическими. Во-первых, выход из Партии регионов. Я написал. Честно говоря, к этому моменту я уже созрел к такому решению. Я должен был также написать, что покидаю пост городского головы, что не имею претензий и так далее. Всего было пять или шесть такого рода документов. Остальные десять дней – это было вымогательство.

М.Т.: Вас освободили за выкуп?

Я не могу сказать. Приехали люди и забрали меня.

О.Р.: Вы до сих пор не знаете, кто вас освободил?

Нет. Я могу догадываться, но это опять же догадки.

М.Т.: Вам вернули те вещи, которые у вас из дому забрали?

Рассказывали, что из-за одного фотоаппарата подняли такую бучу… На самом деле, во-первых, у меня забрали два автомобиля, которые возвращала мне уже милиция. При чем, они умудрились у джипа «Прадо» спалить шестиступенчатую коробку передач, машина практически не ездила. Это была машина 2005 года, не новая.

М.Т.: Но все равно для главы города довольно солидная...

Для главы города – солидная, но вы не забывайте, что я был директором предприятия «АЗОТ». Кроме всего прочего, я доктор технических наук, у меня шесть книг написано. Я получаю и оттуда доход.

Северодонецкое объединение АЗОТ
Фото: іnfoindustria.com.ua
Северодонецкое объединение АЗОТ

М.Т.: За книги?

Да, за книги.

М.Т.: - Что еще, кроме машин?

Вещи жены, видеотехника. Айпады были забраны, одна или две видеокамеры. Я вам сейчас всего не назову, все-таки прошло два года.

О.Р.: Говорят, вашу жену избивали…

Нет, мои жена и дети были в другом городе. Избивали жену Кравченко (Владимир Кравченко - один из двух похищенных заместителей Казакова, – LB.ua ). Мне он тоже об этом буквально уже через год рассказал. Я присутствовал, когда избивали Халина (второй похищенный заместитель Казакова - Евгений Халин, – LB.ua).

О.Р.: Каким образом вы там присутствовали?

Меня притащили в его квартиру – мы живем в одном подъезде. А у него нашли моток ленточки… Как ее сейчас называют – «короед» (судя по всему, Казаков имеет в виду георгиевскую ленту, прозванную в народе «колорадской», – LB .ua ) . Для чего она была, может, для технических нужд – не разбирались.

М.Т.: Почему именно вас похитил «Айдар»?

А кто вам сказал, что только меня?

М.Т.: Я не говорю, что только вас, я спрашиваю: почему именно вас?

Вы говорите изначально не совсем точно. В первый день похитили меня и двух моих заместителей. Через десять дней были попытки похищения депутатов. После этого был похищен секретарь горсовета...

О.Р.: Это все был «Айдар»?

Это все было в Половинкино. Кто стоял в Половинкино? Еще раз говорю: шевронов, как сейчас, с гордой надписью «Айдар» – не было. О том, что это Вооруженные силы Украины – никто не заявлял.

Почему именно я? Вы знаете, существует дискуссия о причастности некоторых депутатов, которые якобы хотели, чтобы вернулся бывший руководитель этого города. Но я не привык оперировать иносказательными наклонениями. Есть следователи, в конце концов, будет суд…

О.Р.: Хорошо, давайте не говорить о конкретных личностях. Вы допускаете, что ваше похищение было заказано?

Да.

О.Р.: И оно было не с целью наживы, а по политическим мотивам?

Думаю, и то, и то. Такое комплексное мероприятие.

М.Т.: Но вы же, наверное, знаете, с кем связывают господина Радченко?

Нет, не знаю.

М.Т.: Но в таком случае, какова ваша версия? Кто вас мог «заказать»?

И что? Что после этого? Что я могу доказать? Взять берданку или купить где-то автомат, и идти их расстреливать?

«Наших, северодонецких, которые ушли служить в бригаду ЛНРовскую, – единицы»

Валентин Казаков
Валентин Казаков

М.Т: Как вы оцениваете свою роль в событиях весны 2014 года? Многие обвиняют вас в коллаборационизме.

Ага, понятно. Мне задают вопрос: почему ты остался и никуда не уехал? Я вам поясню. У меня – право подписи, и если бы я уехал, никто бы не получил ни дотации, ни зарплаты, ни пенсии, ничего...

Я себя не обеляю, просто рассказываю, как это было… 10 марта (2014 года, – LB.ua ) у меня произошел третий тромбоз. Приехали врачи из Луганска (тогда это еще было возможно), забрали меня, я провел в реанимации 5 или 6 дней. После этого находился на домашнем стационаре около месяца. Вышел на работу в середине апреля, никаких референдумов тогда не было, но мне врачи сразу посоветовали уехать в связи с заболеванием. Где-то 29 апреля я вместе с семьей улетел на Кубу, и вернулся уже в конце мая. В июне я был на работе.

В июне-июле 2014 года я дважды посещал совещания у президента, два раза меня здесь арестовывала эта «ЛНР» или «ДНР» – не поймешь, в ГИАПЕ проводили допросы (ГИАП - Государственный институт азотной промышленности, где во время оккупации региона незаконными вооруженными формированиями находилась штаб-квартира одной из групп боевиков, детальнее – читайте в отчете правозащитников LB.ua )

М.Т: В каких числах это было?

Я уже не помню. Спрашивали, почему я не принимал участие в их массовых акциях. Горсовет же провел одну или две сессии в этот период, у нас были украинские флаги. Единственное что 9 мая был вывешен флаг дивизии, которая освобождала город, и он так и провисел. То есть, там не было ни того флага, ни украинского. Такое было принято решение. Это было без моего присутствия, но по телефону со мной советовались. Я тоже предложил: давайте что-то нейтральное сделаем. Понимаете, здесь было очень тяжело...

О.Р.: Если бы сейчас вернуться в то время, вы бы тоже советовали держать нейтралитет?

Наверное, да.

Могу сказать, что наших, северодонецких, которые ушли служить в бригаду ЛНРовскую, – были единицы. Зато к нам приехала со Стаханова бригада с этим припадочным (я так говорю, потому что у него пена шла) плотником 7-го разряда…( Казаков не может вспомнить фамилию, но, скорее всего, речь идет о Павле Дремове, коменданте севередонецкого и стахановского гарнизонов «ЛНР», убитом 12 декабря 2015 года LB . ua ) Они приезжали ко мне в кабинет после того как я на встрече с президентом в Олимпийском вслух говорил о полном разоружении, о том, что оружие должно остаться только у правоохранительных органов и у украинской армии. От нашего региона на той встрече был я, а также Шмальц из Свердловска (Александр Шмальц – городской голова Свердловска Луганской области, по сообщениям из открытых источников, активно сотрудничал с боевиками «ЛНР», сейчас находится на оккупированной территории – LB.ua ), и из Счастья.

Павел Дремов
Фото: pl.com.ua
Павел Дремов

О.Р.: Который в итоге и сбежал… (Вадим Живлюк, городской голова Счастья, в начале сентября 2014 года подал в отставку, «в связи с невозможностью выполнения своих должностных обязанностей» – LB.ua )

Не знаю, но это ведь очень нелегко, когда на тебя идет давление. Вот я еду в Киев и мне звонок: ты куда едешь? Отвечаю: в Киев, меня позвал президент. И слышу: приедешь – мы тебя повесим. Нормально, да?

М.Т.: Кто это вам звонил?

Те же ребята…

О. Р.: - Но ведь есть видео, на котором вы призываете создавать народные дружины...

Я призывал создавать народные дружины, потому что где-то в феврале месяце, когда Болотских был губернатором (Михаил Болотских находился на посту губернатора Луганской области со 2 марта по 10 мая 2014 года, был назначен указом и.о президента Александра Турчинова, – LB.ua ), пришла официальная бумага (документ есть в распоряжении LB.ua ), которая органам местного самоуправления предписывала создавать отряды добровольной дружины в помощь милиции для установления порядка. А знаете, чем все это кончилось? Мы поставили отапливаемую палатку, туда вроде первые два дня кто-то ходил, но потом началась тривиальная пьянка. Потому мы взяли и свернули наф** эту палатку.

В ответ на просьбу переслать постановление губернатора, о котором говорит Валентин Казаков, мы получили документ за подписью начальника милиции Северодонецка Жданова от 18 февраля 2014 года. Он обращается к городскому голове с просьбой "розглянути питання щодо створення громадських формувань з охорони громадського порядку на підприємствах міста", а также "розглянути можливість передбачення в бюджетах на 2014 рік виділення коштів на забезпечення діяльності громадських формувувань з охорони громадського порядку". Было ли постановление Болотских - остаётся загадкой. Казаков утверждает, что был.
В ответ на просьбу переслать постановление губернатора, о котором говорит Валентин Казаков, мы получили документ за подписью начальника милиции Северодонецка Жданова от 18 февраля 2014 года. Он обращается к городскому голове с просьбой "розглянути питання щодо створення громадських формувань з охорони громадського порядку на підприємствах міста", а также "розглянути можливість передбачення в бюджетах на 2014 рік виділення коштів на забезпечення діяльності громадських формувувань з охорони громадського порядку". Было ли постановление Болотских - остаётся загадкой. Казаков утверждает, что был.

В документах, изданных в 2015 году, речь идет не о создании вооруженных формирований, как утверждает Валентин Казаков, а об определении места дислокации подразделений ТрО, а также места для хранения оружия, питания и обеспечения материальной-техническими средствами.
В документах, изданных в 2015 году, речь идет не о создании вооруженных формирований, как утверждает Валентин Казаков, а об определении места дислокации подразделений ТрО, а также места для хранения оружия, питания и обеспечения материальной-техническими средствами.

М.Т.: Когда пришла эта разнарядка, вы понимали, к чему это может привести?

От губернатора, которого утвердил президент? Кстати, его утвердил уже Турчинов. А что я понимал? А вы знаете, что сегодня есть тоже бумага, которая предписывает нам создавать отдельные вооруженные формирования, которые были бы типа местной самообороны. И военкоматы сегодня от нас этого требуют. Более того, они даже выносят на следующую сессию этот вопрос. Это как расценивать? И кто-нибудь придет через год и спросит: ты вообще понимал, что это такое?

Я не отказываюсь от того видео, но это было сказано в свете постановления губернатора.

«Вы считаете, это власть?»

О. Р.: Вы говорили, что вы не знали Радченко раньше, но он довольно известная личность в этой агломерации Северодонецк-Лисичанск-Рубежное.

У меня есть такой принцип: я в слове «Рубежное» делаю пять ошибок, а в слове «Лисичанск» – восемь. Меня абсолютно не интересует, что там происходит. Меня здесь избрали и я здесь выполняю свою функцию. Я в этот раз пошел на выборы (о чем даже жалею сейчас). Я шел самовыдвиженцем, потому что мне казалось, что можно было бы быть мэром незаполитизированным (Валентин Казаков победил на местных выборах в ноябре 2015 года, – LB.ua )

О. Р.: А вы, кстати, вышли из Партии регионов?

Конечно. Я уже достаточно пожилой человек и я прекрасно понимаю, для чего нужна власть. Все связанно с одним (потирает пальцы, – LB.ua).

М.Т.: А вам зачем нужна власть?

Мне зачем? А вы считаете, это власть? Это пахота, эта работа, это не власть, я здесь работаю. Восстанавливаю мосты, хочу создать здесь инфраструктуру, строю детские сады. Если вы думаете, что городской голова такого городка сидит и набивает карманы за счет чего-то - то вы глубоко ошибаетесь.

О.Р.: Но вы не можете не признавать, что города этой агломерации очень тесно связанны между собой и…

Еще раз вам говорю: я не интересуюсь.

М.Т.: Но это ведь влияет напрямую на ваш город…

О.Р.: В Северодонецке ведь есть отголосок от того, что происходит в Рубежном?

Не знаю. А как то, что происходит в Рубежном, может отобразиться на Северодонецке?

О.Р.: Например, создается бандформирование, а потом оно приезжает к вам домой и вас похищает.

Минуточку, для этого есть правоохранительные органы, которых уж где-где, а у нас не то что выше крыши, а выше трех крыш.

О.Р.: Или, например, начались волнения в Луганске…

Ну и что?

О.Р.: Потом это все отразилось на Северодонецке.

Могло и не отразиться.

«Шел самовыдвиженцем. Сегодня понимаю, что это была ошибка»

О.Р.: Как у вас складываются отношения с Оппозиционным блоком после выхода из Партии регионов?

Хватит. Я уже был в трех партиях: в Коммунистической, в Социалистической... Меня и Оппозиционный блок приглашал. Я ответил, что больше ни в какие партии не вступаю и принял решение идти самовыдвиженцем. Сегодня я понимаю, что это была ошибка. Крайне тяжело, если за тобой нет поддержки. Хотя я считаю, что органы местного управления не должны быть заполитизированы.

А вот сегодня они (горсовет, – LB.ua) захотели поставить мне семь заместителей. Я говорю: «Мне не нужно столько. Это моя прерогатива. Зачем вы мне из столько суете?». Начали мне каких-то людей предлагать…

М.Т.: Кто именно?

Люди из Оппоблока. Они говорят: «Вот эти люди будут твоими заместителями». А я говорю: «Не будут». Но они уже назначены! Сегодня мы немного стабилизировали ситуацию и работаем. Но в очень тяжелом режиме.

Подобная ситуация – во многих городах Украины. Например, во Львове. Но если у нас эта возня идет от Оппоблока, то у них – от «Свободы».

«У нас тут нет больших олигархов»

О. Р.: Уже прошло два года после освобождения Северодонецка. Изменились за это время настроения в городе?

Плакат в центре Северодонецка, октябрь 2014 года
Фото: mediaport.ua
Плакат в центре Северодонецка, октябрь 2014 года

Они и были нормальные. В том, что Северодонецк – это Украина, вопросов нет. Все, кто считают, что здесь сепаратистские настроения, – ошибаются. Другое дело, что общество очень сильно расслоилось. Произошла поляризация, причем неожиданная. Тот, кто вчера одним богам поклонялся, сегодня поклоняется другим. А те, кто были большими патриотами, причем, довольно состоятельные люди, – вдруг стали уезжать. Вместо того, чтобы вкладывать свои средства, развивать промышленность. Общаясь с международными организациями, с послами, я говорю им: не надо подачек, постройте у нас два-три предприятия, чтоб люди могли зарабатывать деньги.

О.Р.: Вам не кажется странным просить о помощи иностранных инвесторов, имея столько олигархов и состоятельных людей, вышедших из Луганской области?

Да нет у нас тут больших олигархов.

О.Р.: Бойко, Ефремов, Кунченко…

Кунченко очень много делал, пока был народным депутатом. А сейчас он отстранился от многих вещей. Он и Алекс Ровт сегодня практически на нуле. «Азот» не работает, а на него многое было завязано. Я и своей задачей это вижу, и губернатору говорил: первая задача – запустить «Азот».

М.Т.: Олигарха, о котором уже шла речь выше, один из депутатов Северодонецкого горсовета обвиняет в том, что он заказал его похищение так называемым казачеством во время оккупации Северодонецка «ЛНР». Но этого в материалах расследований, насколько мне известно, нет. Каково ваше мнение по поводу качества расследований правоохранительными органами событий, которые происходили в Северодонецке во время оккупации незаконными вооруженными формированиями?

Если вы думаете, что я обладаю полной информацией о расследованиях, то это не так. Вот вы мне задаете вопрос и такое впечатление, что свято верите в то, что все материалы приходят ко мне на стол.

М.Т.: Но вы же этим вопросом интересуетесь?

Я интересуюсь только тем, чтобы были наказаны люди, которые меня похитили и которые это заказали.

«Нужно силами ООН создать буферную зону»

Фото: EPA/UPG

О.Р.: Сейчас активно обсуждается вопрос выборов на оккупированных территориях. Вы же понимаете, что как только откроется граница, то все, что там есть, хлынет сюда, к вам.

Еще в 2014 году я говорил, что силами ООН (любого назначения) необходимо создать буферную зону. Чтобы не было того, о чем вы говорите. Трафик оружия, люди, которые научились убивать и почувствовали запах крови... Просто взять и открыть? Да, полезут. Полезут и враги с целью дестабилизировать ситуацию. Хватает и дураков, и спецслужб. Без буферной зоны и жесткого контроля границы открывать нельзя.