Все публикацииПолитика

Решение не в Яресько и не в Гройсмане

Вот уже третий месяц в нашей политике только и разговоров, что об уходе Арсения Яценюка из Кабмина. Сколько уже было схем и комбинаций – не счесть. Даже совсем завиральные – вроде приглашения Лешека Бальцеровича на премьерство. К сегодняшнему дню осталось два варианта – Наталья Яресько, которая искренне не хочет возглавить правительство в нынешних обстоятельствах, и Владимир Гройсман, который, как говорят, искренне хочет. Её можно уговорить – при определённых условиях, а его можно протянуть через зал парламента – при определённой сноровке. Она может устроить Запад, он может устроить президента. Ну и третий вариант, если эти два не сработают: Яценюк останется, но ослабленный – например, за счёт добавления первого вице-премьера или замены нескольких его людей в Кабмине.

Фото: Макс Требухов

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист

Любой из вас наверняка хоть что-то читал или слышал об этих переговорах – наверное, не осталось уже в стране медиа, которое не освещало бы торги вокруг премьерства. И вся общественная дискуссия о политике модерируется так, как будто только в этом и смысл: в том, кто Яценюка заменит, или при каких условиях Яценюк останется. Политики настолько увязли в переговорах, настолько зациклились на возможных раскладах, что и сами искренне в это верят, мол, надо решить что-то с правительством – и можно будет спокойно жить дальше.

Но смысл же не в этом! И жить дальше, просто прикрывшись новым лицом во главе правительства или старым лицом с новым пиаром, – не получится. Ведь любой из этих трёх вариантов – Яценюк, Яресько или Гройсман – или даже маловероятно-экзотический вариант вроде назначения Михаила Саакашвили премьером – не решит проблем с реформами и с государством. Наоборот, только подсветит каждую из проблем, а некоторые – максимально увеличит в размерах. Всего лишь потому, что эти проблемы – от системы, а не от фигуры, и от перестановок фигур система не меняется.

Вот, например, вопрос: кто займёт пост министра экономического развития и торговли после Айвараса Абромавичуса? Если ничего принципиально не изменилось за месяц с момента его заявления об отставке – только скандал постарались замять. Если те, из-за кого Абромавичус ушёл, сохраняют влияние – в том числе на парламент и на госпредприятия.

Кто рискнёт репутацией, став министром экономики при всех этих схемщиках и теневиках? Или чей вес может оказаться настолько большим на этом посту, что сможет выдавить старые порядки из госсектора? Ответ на эти вопросы даже не обсуждается – ну, по крайней мере, в публичной плоскости.

Другой вопрос: а что с зарплатами для министра инфраструктуры Андрея Пивоварского и его команды? Ну и для таких же реформаторов, как они. Кому бы ни достался пост премьера в ближайшие дни и недели – одной фамилией доходы в госсекторе на уровне с корпоративным сектором не обеспечишь. Легальные, конечно. Для этого должны появиться соответствующие решения Верховной Рады и Кабмина. Они обсуждаются? Тоже нет. А ведь, как говорил сам Пивоварский, он и его люди не останутся в Кабмине с маленькими официальными зарплатами. Кто-то слышал, что у чиновников появились легальные доходы повыше? Хм, а Пивоварский пока остаётся.

Андрей Пивоварский
Фото: Макс Требухов
Андрей Пивоварский

Есть и вопрос посложнее: а что сможет повлиять премьер, если есть и параллельное правительство на Банковой? Это ведь уже перестало быть просто шуткой – мол, президент у нас хочет быть всеми сразу: и министром иностранных дел, и министром обороны, и министром экономики, и премьером…

Ещё раз: проблемы системные. Задолго до того, как коалиция в парламенте развалилась, её участники устали возмущаться из-за того, что коалиционное соглашение не выполнялось. Задолго до того, как разразился нынешний правительственный кризис, в кризисном положении оказались некоторые министры, чьи отношения с профильными парламентскими комитетами превратились в холодную войну. Стоит вспомнить, например, министра здравоохранения Александра Квиташвили, у которого наверное ещё ни одна инициатива не прошла успешно через комитет. Или ту же Наталью Яресько, чьи отношения с Ниной Южаниной, главой комитета по налоговой и таможенной политике, не то что напряжённые – говорят, они даже рядом друг с другом нормально находиться не могут, буквально из ничего возникают ссоры.

А как с этим парламентом смогут общаться министры, которые отказались уйти в отставку по решению фракций, выдвинувших их в правительство? Если этих министров оставить, то их инициативы будут тормозиться в парламенте просто из принципиальных соображений. А если этих и каких-нибудь других министров менять, то их посты станут предметом для торговли между партиями и группами в парламенте, – мол, мы вам квоту, а вы нам – голоса. Причём вряд ли речь пойдёт о голосах за какие-то реформаторские вещи – всё-таки не случайно оттягиваются решения ещё и по Генпрокурору и по новому составу Центризбиркома.

И главное – как принимаются основные решения в нашей стране? Вот, например, госбюджет-2016 приняли вовсе не голосами коалиции – без помощи внешних групп и внефракционных депутатов 226 «за» не набиралось. Ещё одно принципиальное решение – о внесении изменений в Регламент, которые позволили отложить конституционные поправки по децентрализации и особому статусу Донбасса на следующую сессию, – не смогли бы принять без голосов «Оппозиционного блока».

Это два характерных примера, в которых видна общая тенденция, а именно: в стране сложилась такая политическая система, при которой решения принимаются в том виде, в каком они выгодны политическим «мэйджорам», держателям крупнейших пакетов политических акций. Тут не то что мнение младших партнёров по коалиции – «Батькивщины» или «Самопомощи» – наверху никого не интересовало, была готовность игнорировать и настроение депутатов в своих же крупнейших фракциях, ведь всё равно можно было было докупить или дособрать голоса на стороне.

Фото: EPA/UPG

Попробуем это всё суммировать и наложить на трёхмесячную дискуссию о том, кто же станет премьером. Президент готов ограничить свои амбиции по контролю за правительством? Вряд ли. Политические «мэйджоры» готовы слушать на равных своих партнёров по коалиции в случае реанимации старого формата коалиции или собирания какого-то нового формата? Тоже вряд ли. Проблемы, о которых говорили Абромавичус и Пивоварский, когда заявляли об отставке, придумали, как решить? Нет. Обсуждается ли, как сделать коммуникацию внутри коалиции и между коалицией и правительством эффективной и кто сможет выступать в роли арбитров при конфликтах? Тоже нет. А если так, то нет и никакой разницы в том, кому достанется премьерство: как ни меняй водителя в поломанной машине, далеко не уедешь. Хотя, например, Гройсман способен правдоподобно изображать звуки езды, особенно если этого хочет президент. Яценюк – может записывать пафосные 10-минутки для телевидения о том, как далеко удалось уехать на поломанной машине. Ну а Яресько – можно понять, почему она так долго и искренне отказывается от премьерства.

Яценюк? Яресько? Гройсман? Нет, парни. Давайте другую систему, а не другое лицо.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист