Все публикацииПолитика

Игорь Грынив: "Стране очень повезло с этим Президентом"

В прошлом году Игорь Грынив справлял своеобразный «юбилей» - четверть века в украинской политике. Впервые в парламент – еще первого созыва – он избрался в далеком 1990-м. Много с тех пор воды утекло: Грынив успел побывать одним из лидеров ПРП и «Нашей Украины», потом поработал с Кличко, затем – ушел к Тимошенко. В 2014-м новоизбранный Президент Петр Порошенко назначил Грынива сперва своим внештатным советником, затем – заместителем главы АП. Этот краткосрочный период – пока осенью 2014-го стал народным депутатом – Грынив характеризует специфически: официально, мол, на столь высоких госдолжностях никогда не работал – «в трудовой вы у меня такой записи не найдете». Личная свобода, по его словам, важнее.

Сегодня Грынив – один из соратников Президента, главный технолог кампании Петра Алексеевича весной 2014-го и его партии на досрочных парламентских осенью того же года. То есть, человек к Порошенко достаточно близкий. По наблюдениям экспертов, правда, «политики» в окружении главы государства сейчас вытеснены «бизнесменами». Ровно как происходило когда-то при Януковиче. Игорь Алексеевич с этим не соглашается. И – в рамках довольно откровенного разговора – дает весьма однозначные оценки как самому Петру Алексеевичу, так и его «близкому кругу». Достаточно однозначные для того, чтобы понять, что в этом самом кругу сейчас происходит на самом деле.

Важно отметить: это интервью записывалось ровно за сутки до несостоявшейся отставки Арсения Яценюка. Отсекая оценки ситуативных политических моментов (слишком быстро теряющих актуальность, - С.К.), мы оставляем здесь – в публикации для LB.ua – лишь самое важное: правдивые диагнозы и рецепты выхода из затянувшегося кризиса. Во благо не власти – общества. Грынив – один из немногих, кто подобные рецепты не просто способен, но полномочен выписывать.

Фото: 24tv.ua

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua

"Янукович создал систему, когда другие могли руководить вместо него. Порошенко - другой человек!"

Попытаемся проанализировать происходящее в окружении Президента. Вас, Юрия Стеця, Ирину Фриз, других депутатов близкого круга причисляют к «крылу политиков». Которых – по степени влияния – сейчас якобы стремительно вытесняют бизнесмены: Игорь Кононенко, Сергей Березенко, прочие. Согласны?

Нет, конечно. Это очень простая схема: вначале, мол, одни выступали в качестве советников, затем - другие. Упрощенный подход.

Значит, «бизнес-крыло» в окружении не доминирует?

Нет.

Я не зря спросила. Сегодняшние процессы вокруг Президента Порошенко часто сравнивают с аналогичными вокруг Виктора Януковича, образца 2012-го и далее, когда в силу вошла «Семья».

Сложно оценивать ситуацию с окружением Януковича - "внутреннюю кухню" я не знал. Со стороны складывалось впечатление: Виктор Федорович не хотел заниматься реальным управлением, все меньше времени проводил в Администрации, все больше - на своих пеньках. Так для него было комфортнее. Он создал систему, когда другие могли руководить вместо него. Тогда как Петр Алексеевич - совершенно другой человек!

Он хочет сам всем управлять и контролировать.

Да.

Не считаете это желание пагубным?

Не секрет, что у Петра Алексеевича такой характер. И в бизнесе, и в политике он берет ответственность даже за те вопросы, которые должен был бы делегировать другим людям. Он - не тот человек, на которого кто-то мог бы повлиять.

Даже обратный эффект возможен: чем больше пытаются надавить – тем больше сила сопротивления.

Не так. Петр Алексеевич не является человеком, который знает ответы на все вопросы, но он использует свое окружение как “фокус-группу”, как идеальный круг советников, которые готовят решения, а не вырабатывают их.

А что может Президенту посоветовать Кононенко, например?

С Игорем Кононенко у Президента давние отношения.

Дружеские.

Да. Это - не отношения бизнесмена и Президента. Потому что Игорь Кононенко, в моем понимании, не является бизнесменом.

Фото: 24tv.ua

Кем же он является?

Если взять, к примеру, его бизнес…

Их бизнес. Совместный с Порошенко.

Это бизнес, скорее, Порошенко. Как в любой бизнес-структуре, есть люди, которым ты доверяешь больше, чем другим. Игорь Кононенко - один из таких людей (для Президента, - С.К.).

При Президенте Порошенко он выполняет функцию очень похожую на ту, которую при Викторе Януковиче Андрей Клюев выполнял. Так, Клюеву было поручено коммуницировать с парламентом и он с задачей неплохо справлялся. У Кононенко аналогичное получается не очень.

Не будем забывать: братья Клюевы, прежде чем набрали политический вес, достаточно долго пребывали на других ролях. Что до Кононенко, то от тех задач, которые он выполняет сейчас по коммуникации с фракцией, по консолидации ее, от выполнения этих задач многие бы отказались. Тут нет такого, что многие бы хотели (заниматься этим, - С.К.), но позволено только одному.

Коммуницировать с депутатами еще уметь надо.

В том-то и дело! Нужно уметь, нужно хотеть. Кто-то должен организовывать эту фракцию.

Безусловно. Ибо Луценко один не справляется.

К тому же, Луценко - политик.

А Кононенко?

Как бы то ни было, Луценко всегда будет Луценко, а не просто помощником Президента или главой фракции. Он сформировался в других условиях, у него своя политическая история.

У Коненко ее нет?

Кононенко пришел в политику вместе с Президентом…

По его поручению.

Да.

С ним же, вероятнее всего, уйдет.

Он не пытается позиционировать себя как независимый политик.

Чем выгоден Президенту.

В некоторой степени.

"Сомневаюсь, что заявление Абромавичуса было искренним"

Разберем скандал с обвинениями со стороны господина Абромавичуса. Одним из вариантов выхода из ситуации, фракция БПП предложила сложение – по аналогии с Николаем Мартыненко – мандата Игорем Кононеко. Главным образом, для того, чтобы не бросать тень на Президента и его политическую силу. Однако, «за» проголосовали всего девять нардепов.

Я не был на этой фракции и мне сложно оценивать количество (депутатов, которые выступили «за» сложение мандата Кононенко - С.К.). Но как минимум двое из этих нардепов обсуждали со мной свои инициативы. И там было всего четыре голоса, а не шесть, но мы не намерены это опровергать…

То есть, даже не девять человек «за» высказались? Еще меньше? Назовите фамилии.

Фото: 24tv.ua

Меня там не было и я не буду называть.

Но, вы же сказали, что они с вами обсуждали, значит, знаете.

Я не буду называть, это не мое решение.

Слишком противоречивые голоса звучат изнутри самой фракции относительно того, что там в действительности происходит.

Я в парламенте уже 25 лет. Наверное, кто-то меня даже в ретроградстве обвинить может. Тем не менее, по моим наблюдениям, сегодня очень распространен так называемый «эффект Фейсбука».

Лайкозависимость?

Не просто лайкозависимость, но желание быстрого ньюсмейкерства. Раньше, чтобы быть ньюсмейкером, требовалось действительно обладать информацией – раз; два - иметь возможность ее озвучить - на телевидении ли, в ходе интервью ли. Сегодня все проще, как результат - каждый день появляются новые таланты.

Это вы про молодых депутатов?

Не только про молодых депутатов, про старых министров - тоже.

Юрий Витальевич Луценко передает нам привет?

Я, скорее, про Авакова.

Ну, Аваков – с точки зрения фейсбука - вне конкуренции!

Ничего плохого в этом нет, просто - другой способ мышления. Я прочел одно из последних интервью Арсена Борисовича, в котором он говорит что-то вроде: "У меня 600 тысяч подписчиков". Цифру точно не помню, но суть верна. Такое впечатление…

Что он работает исключительно для этих 600 тысяч?

Это - определенная зависимость от этих 600 тысяч, а не от должности или от места работы. С такой логикой, человек постоянно думает как преобразовать 600 в 610 или в 700 тысяч подписчиков, каким образом создать коммуникацию - специфическую и достаточно безответственную. Кстати, разговор про 9 и 4 депутатов (которые выступили на заседании фракции за сложение мандата Кононенко - С.К.) - ее пример. Потому что можно оперативно выбросить любую информацию, а потом сказать: "Ребята, я же просто написал в Фейсбуке". Ничего, мол, этакого.

Согласны с тем, что обвинения Абромавичуса касались не столько Кононенка, сколько лично Петра Алексеевича Порошенко?

Нет! Если бы Абромавичус сказал (кандидату в замы, которого ему якобы навязывал Кононенко - С.К): "Да, пошел ты вон! Закрой дверь с той стороны!", а потом кто-то оказывал бы давление на Абромавичуса, тогда, как гражданин, я был бы полностью на стороне Абромавичуса! Но, то, что происходит сейчас... А как сам Абромавичус попал в правительство?

Через Ложкина.

Слишком упрощенно. Борис Евгеньевич взял на себя очень сложную роль по организации HR, поиску оптимальных кандидатур на рынке. Абромавичус выиграл конкурс на свою должность. Если бы у премьера или Президента были претензии, ему бы сказали: “Абромавичус, закрой дверь с той стороны!". Тоже самое он должен был сделать (в случае с попыткой навязать ему зама – С.К.), а он в отставку подал. Хочется верить, это было искреннее заявление...

Сомневаетесь?

Да, сомневаюсь. Я думаю, это - попытка сбежать первым с корабля, поскольку результата особого нет, а себя хочется показать в хорошем свете. Это - не обвинение Абромавичуса, ни в коем случае, но общая тенденция в государстве. И я даю на этот вызов свой ответ. В том числе – посредством вашего интервью. При том, что я два года интервью практически не давал. Но, в нынешней ситуации, попытки снять с себя ответственность я считаю неправильными.

Смелое заявление.

Я глубоко изучал систему государственного управления в Норвегии: коалиционные соглашения, принцип формирование норвежского правительства и т.д.. Это - то, что точно стоит изучать в Украине. Так, вот, знаете, к какому выводу они там пришли? Опыт Норвегии говорит нам: нельзя приглашать профессиональных менеджеров на политические должности. Это - так называемое технократическое правление - не воспринимается обществом.

Учитывая, что у нас половина Кабмина технократическая, кто должен нести ответственность за такой формат? Яценюк, Ложкин, Порошенко? Или все вместе?

Коалиция.

Фото: 24tv.ua

Коалиция?

Конечно. Год назад общество заставило парламент, Президента...

...Который был против.

избрать Яценюка премьером. Поэтому - в значительной степени - ответственность за это решение несет общество. Коалиция служила всего лишь инструментом. Я был одним из тех, кто предлагал выписать коалиционное соглашение так, что мы - депутаты и коалиция - отдаем всю власть правительству. При этом безоговорочно поддерживаем все, что оно предлагает.

Чего, по факту, депутаты не делали.

Но, при таких условиях, и правительство должно понимать ответственность. Должно понимать, что парламент скажет “нет” всего раз, отправив всех в отставку. На этом фоне было провозглашено так называемое неквотное правительство, которое, тем не менее, формировалось по квотам. «Народный фронт» был первым, кто настаивал на собственных квотах и на собственных целях, ограничив, в том числе, малые фракции.

Игорь Алексеевич, это была манипуляция. Способ завести в правительство технократов, о которых вы упоминали.

Но, Президент отказался от собственной квоты. Так, ведь?

Все равно, эти – технократы проходили через Ложкина и Банковую. Они знали, кому нужно говорить «спасибо».

Большинство из них Президент на тот момент даже в глаза не видел ни разу. Он сознательно отказался от собственной квоты, сохранив ее на министра иностранных дел и обороны...

...Что положено по Конституции.

Среди министров есть, наверное, один-два, кого Президент ранее знал лично, которым доверял. В остальном, это было сознательное решение – отказаться от квот. Президент добровольно лишился , повторяю, своей квоты и это было неправильно. Другие его примеру не последовали. В этом заключалась ошибка. Нужно было вообще разрушить все квоты.

Вы сейчас мифами оперируете. Если разрушить все квоты, не было бы коалиции в парламенте. «Батькивщина», «Самопомощь», «Радикальная партия» пошли бы в коалицию без квот? Игорь Алексеевич, о чем вы говорите?

Поэтому я вернусь к Норвегии. Нечего всех обманывать технократическим правительством. Ибо с самого начала все, кто входит в коалицию, должны согласиться с составом Кабмина. В Норвегии некоторые фракции голосуют за правительство, не имея там ни одного представителя!

Мы должны понимать: правительство – это политическая структура. Она либо должна отображать ситуацию в парламенте, и тогда коалиция несет ответственность за деятельность министров. Либо же парламент выражает доверие команде премьер-министра и самоустраняется от кадровой политики.

У нас все же парламентско-президентская республика. Хотя, по факту, она президентская.

Нет, у нас, к сожалению, ближе к парламентской сегодня.

Почему «к сожалению»?

Потому что для страны, с такой традицией, как у нас, это – большая ошибка.

Вы считаете парламент местом принятия решений?

Ключевым, на самом деле.

Да?! Обоснуйте.

Именно у парламента есть возможность менять правительство, Конституцию.

Сами парламентарии, преимущественно - депутаты от БПП, кстати - жалуются, что, де, с Банковой им поступают «ЦУ»: за что - голосовать, за что - нет.

На примере Абромавичуса мы уже говорили о «ЦУ». Те, кто жалуется, сами никогда не голосуют в соответствии с «указаниями». Какие ж это тогда «ЦУ», если они не исполняются?

Возможно, вся проблема – в коммуникации Президента с фракцией?

Фото: 24tv.ua

Нет, это - проблема собственного позиционирования, непонимания политических правил игры. И дело здесь не в Банковой. Есть партия, и ее влияние на позицию собственных депутатов должна быть определяющей.

Ряд депутатов не являются членами партии, но входят во фракцию.

Вот, например, я не являюсь членом партии, но за мной не числятся так называемые «недисциплинарные» голосования. И это не значит, что мне дают указания.

Вы - заместитель главы фракции, должны отвечать не только за себя.

Считаю, что у меня самая лучшая подгруппа (во фракции, - С.К.). Я не использую никаких дополнительных методов, чтобы они голосовали так или иначе. Если у меня есть определенная точка зрения – всегда ее обосновываю.

И они вас слушаются?

У меня достаточно дисциплинированная группа. Те, кто совсем не хотел слушать – уже в других политических проектах.

"Нельзя правительству, которое не имеет поддержки общества, руководить страной"

После истории с Абромавичусом, у Порошенко и Яценюка наступает ситуативное перемирие. Президент говорит: мы, мол, должны жить дружно, поддержать правительство. Фракция, во главе с Юрием Луценко, отвечает: «Мы не хотим поддерживать это правительство, его немедленно нужно отправить в отставку». Возникает когнитивный диссонанс: у Президента одна позиция, у фракции имени Президента – другая.

Я думаю, что у Президента и у фракции позиции - по большинству вопросов - совпадают.

Почему тогда народные депутаты от БПП позволят себе, в том числе в публичной плоскости, оспаривать позиции Банковой?

Если Президент работает как глава государства, то у него только один союзник - народ. Поэтому вы не выдумывайте то, чего нет. Президент должен понимать, что неправильно перекладывать ответственность только на правительство. Что касается оценки правительства, я знаю все заявления Президента и мне кажется, вы читаете их половинчато. Так, в ежегодном послании он сказал: “Меня не устраивает это правительство, я не удовлетворен его работой”. Не так давно еще раз это повторил то же в парламенте. Президент имеет все возможности инициировать отставку правительства. Но, думаю, он понимает: в нынешней ситуации, это - последнее, что нужно делать.

Просто он панически боится выборов.

Давайте, я честно скажу свое мнение - не как советник Президента или член его команды. Просто как гражданин, я думаю, что стране очень повезло с этим Президентом. В кошмарном сне представляю, что было бы, если б Президентом стал кто-то другой. Можем вспомнить всех рейтинговых политиков того времени (времени проведения последних президентских - С.К.).

Виталия Кличко, например.

В частности. Это был бы сложный, я считаю, эксперимент (президентство Кличко - С.К.). Я с Виталием Владимировичем тоже работал, о нем нельзя сказать ничего плохого... Просто он не готов к такому вызову. Ну, и, возвращаясь к предыдущему вопросу. Я не думаю, что наш Президент вообще чего-то боится.

Игорь Алексеевич, он боится выборов потому, что понимает: больше никогда не получит в парламенте столь многочисленную фракцию.

Слушайте, я помню, как в 2008-м – когда Президент Ющенко повторно хотел распустить парламент – я «агитировал» Юлию Владимировну идти на эти досрочные. Если ты не имеешь фракции или депутатов недостаточно много, это еще не значит, что у тебя меньше власти.

Если исходить из того, что у нас парламентско-президентская республика, это - диссонанс.

Для очень многих людей власть как таковая не является целью. У Президента, по большему счету, две ипостаси: для своей политической силы, он – политический лидер, но, кроме того - должностное лицо, несущее ответственность за судьбу страны, за кредит МВФ, за сотрудничество с партнерами по коалиции, с международными партнерами.

Я ведь неслучайно, говоря о примирении Яценюка и Порошенко, употребила слово “ситуативно”. Мне известно, что параллельно с этим «замирением» на Банковой продолжались разговоры относительно попыток собрать голоса под премьер-министра Гройсмана, Яресько и даже Климкина. Однако, без голосов «НФ» не складывалось, а Яценюк был непреклонен: в случае собственной отставки, голосов НФ не даст, более того – хлопает дверью и уходит в оппозицию. Форменный шантаж, конечно, но у меня вопрос относительно позиции Банковой: насколько искренне с одной стороны мириться, с другой - считать голоса за другого премьер-министра?

Понимаете, слово «мириться» - производная от ссориться. Если есть конфликт, ты идешь на примирение в силу интенции. А конфликта между Президентом и премьером - в силу личного - как не было, думаю, так и нет.

Есть конфликт Президент – Аваков.

Фото: 24tv.ua

Даже не Президент – Аваков. На сегодняшний день есть конфликт между обществом и правительством, и Президент это ощущает. Нельзя правительству, которое не имеет поддержки общества, руководить страной. Аргументы - мы взорвем эту бочку, хлопнем дверью - политическое право любой политсилы, которая несет политическую ответственность. Как правило, в нормальном общества с террористами и шантажистами длинных диалогов не ведут, с ними говорят их же языком.

Правда, я давно в оппозиции к Яценюку и “Народному фронту”. Я считаю, что шантаж состоялся не сейчас, а еще на этапе формирования правительства, когда придумали, что “Народный фронт”...

Взял больше на выборах, чем вы?

Да, при этом имея фракцию в два раза меньше. У меня с арифметикой все хорошо.

Со стороны очень некрасиво смотрелось, когда Банковая уже наметила Гройсмана в премьер-министры, а “Народный фронт” вдруг начал превосходить по голосам, и вот вы в телевизионных эфирах принялись доказывать друг-другу у кого же их больше.

Нет другого механизма в демократии, чем считать голоса.

"Молодые депутаты еще просто не разобрались куда попали"

С позицией фракции ББП разобрались. Но, правительство у нас все-таки коалиционное. При том, что существование ее сегодня – категория весьма условная.

Единство коалиции должно базироваться не на политических и прагматических интересах, а на чувстве ответственности за страну. Я буду и дальше голосовать за правительственные законопроекты. При том что готов в любой момент подписаться за отставку этого правительства.

…Я ни разу не проголосовал против правительственных законопроектов. Более того, являюсь автором законопроекта, запрещающим депутатам от коалиции вносить свои законопроекты без согласования с правительством. И если коалиционное правительство вносит проект закона, то - согласно партийной дисциплине - коалиция должна за него проголосовать.

Есть правила политической игры: ты сформировал правительство – ты должен его поддерживать или отправить в отставку.

А позиция наших молодых депутатов: «Я пришел, но у меня свое мнение и - чтобы оно было бы услышано - я стану критиковать все изнутри». Извините, но этот абсурд.

Я понимаю, о каких молодых депутатах вы говорите.

Да, они до смешного доводят!

Не согласны - исключите их из фракции.

В данном случае, мне проще их «троллить». Они это делают не оттого, что плохие, просто еще не разобрались, куда попали. Они не поняли, что быть парламентарием - это работа не только на собственный имидж и лайки в фейсбуке, но и ответственность за страну. И эту ответственность не на кого в Раде переложить.

Не молчать тоже иногда важно.

Да. И поэтому я против их исключения. Вот только не нужно - еще не придя толком в парламент - придумывать себе «миссию»: критиковать все изнутри. Будь добр, разберись, пробуй изменить, а не критиковать.

Суммируя эту часть разговора… Складывается впечатление, Яценюк и Порошенко - как в песне: «И вместе невозможно, и врозь никак». Деваться друг от друга некуда.

Есть такое. Так часто бывает, кстати. Просто каждый должен нести свою ответственность. Правительство - за экономику, президент - за безопасность. А когда у нас правительство отчитывается, сколько им сделало для безопасности…

Фото: 24tv.ua

А президент вмешивается в экономику.

А президент начинает вмешиваться в экономику, то тут начинаются проблемы.

То есть, вы это признаете?

Признаю. Даже когда мы подали Наталью Яресько на должность министра финансов по нашей квоте, это уже, считайте, говорит о вмешательстве президента в экономику.

Сами себе противоречите: ранее утверждали, что президент отказался от своих квот для того, чтобы правительство было технократическим. А сейчас – что это ваша квота, поэтому президент косвенно вмешивается в экономику.

Это я вам подыграл. Вы же называете это вмешательством.

Конечно.

В чем же оно проявляется? Я уже до абсурда дошел, доказывая вам, что, на самом деле, Президент механизмов вмешательства в экономику не имеет. Даже министры, которых он делегировал, отстаивают оппозиционную к нему точку зрения. И,после этого, вы говорите о вмешательстве в экономику?

Как же пример господина Демчишина, которого премьер тихо ненавидел и двадцать раз просил Президента поспособствовать его отставке, а сейчас у них «мир, дружба, жвачка».

Попробую еще раз. Я вам сказал, что есть несколько людей, которым Президент доверяет, поскольку знает их лично. Возвращаясь к экономическому сектору, скажу, что я не фанат команды Демчишина, но то, что он сделал в “Нафтогазе”, в энергосекторе, сократив зависимость от России; в реформировании тарифов, дав людям единый механизм свободы… Если и говорить, что Президент вмешивается в политику, то он делает это через Демчишина. 

"Садовой - достойный премьер"

Следующая часть нашего разговора касается технологий. В нынешней власти, вы считаетесь одним из лучших технологов. Фактически, именно вы «вели» последнюю кампанию «Солидарности», активно помогали Петру Алексеевичу в ходе президентской. С этой точки зрения: как сегодня оцениваете вероятность досрочных выборов в ВР?

Для Украины есть две опасности, два вызова. Первый - так называемая – «майданная демократия». Когда общество видит, что механизмы сложной демократии не работают, включается прямая демократия.

Майдан?

Условно, Майдан. Идет обнуление власти. И это очень опасно сейчас для страны.

Опасность номер два - парламентские выборы. В робототехнике есть закон №1, закон №2, закон №3. И если закон №1 - самый важный - вступает в противоречие с законом №2, то действует первый закон. Так и здесь: если разрушение демократии является угрозой для общества, то нужно проводить парламентские выборы.

А если нависает угроза парламентских выборов, которые не нужны обществу, никто ничего умнее не придумал, нежели поменять правительство. Так исторически построена украинская демократия. Когда власть не меняет вовремя правительство, наступают досрочные выборы. Когда власть не проводит вовремя досрочные выборы и ситуация уже на пределе, наступает Майдан.

Если доверие (к власти - С.К.) - в силу разных обстоятельств - утрачено, должны прийти новые люди, которые его вернут. Если они заслужили доверие и не теряют его, делают правильные, полезные шаги, то дальше развивают свой успех. Если теряют, должны уйти. Не захотят - рано или поздно, их сметут.

Возвращаясь к выборам. Проводить их только для того, чтобы взять больше голосов, безответственно. Выборы - механизм, прописанный в Конституции, они должны проходить раз в 4-5 лет, осуществлять преемственность власти. Когда же они случаются досрочно - это свидетельствует о кризисе доверия в обществе. Пример: прошлые досрочные. Я, кстати, был одним из тех, кто настаивал на их проведении.

Фото: 24tv.ua

Исходя из ваших слов, сегодня наличествует кризис доверия общества к власти?

Его нужно решать посредством переформатирования правительства.

Очень коротко: кого вы считаете достойным премьер-министром? Если не Арсений Яценюк, то кто. Назовите фамилию.

Садовый Андрей Иванович.

Сомневаюсь, что Андрей Иванович согласится.

Тут уже ответственность тех людей, которые “согласятся - не согласятся”.

Все же. Досрочные выборы могут случиться, к примеру, осенью, о чем многие говорят. С чем «БПП» пойдет в кампанию как политическая сила? Каково ваше конкурентное преимущество перед оппонентами? Коротко.

Я думаю, что на сегодняшний день БПП - единственная политическая сила, которая впервые разрушила традиционный в Украине подход к политическим силам из западной и восточной Украины. Если очень коротко.

И все?

Вы же просили коротко.

Считаете, этого достаточно, чтобы победить в продемократическом блоке?

Слово “победить” - само по себе сложное. Почему люди голосуют за «БПП»? Думаю, потому что - в их представлении - это самая лучшая политическая сила.

Просто партия власти.

Может, есть и такие, но для нас это, скорее, антимотивация. Но, есть ведь и те, кто голосует «за», потому что остальные хуже. Когда вам дают меню, вы выбираете из того, что в нем есть.

Голосовать от противного, потому что другие хуже - пагубная мотивация.

Нет-нет. Это - единственная нормальная мотивация в условиях ограниченного меню. Собственно, это – демократия.

Господин Саакашвили и его потенциальная политическая сила – соратники или потенциальные конкуренты?

Идеологически, скорее, соратники. Одной из самых значительных проблем общества - коррупция. Саакашвили поставил перед собой цель борьбы с коррупцией. Других инициатив от него я не вижу. Даже в Одессе.

В политическом плане, он сегодня составляет конкуренцию Президенту Порошенко?

Нет.

Фото: 24tv.ua

Почему?

Вы спросили - я ответил. Я считаю, что конкуренцию Президенту Порошенко он не составляет. Его позиция - исключительно борьба с коррупцией. Даже не так. Наверное, я немного иначе отвечу. Частично - борьба. Поскольку одной из задач Президента, которые он декларировал, также является борьба с коррупцией. И то, что это делает Саакашвили, а не Президент, наверное, свидетельствует о конкуренции способов того, как с коррупцией лучше справиться. То есть, просто разные подходы. При этом, мы же помним, что Президент предлагал назначить руководителем НАБУ Сакварелидзе.

Да, с самого начала.

То есть, какая может быть конкуренция, когда Президент сам пригласил их в Украину?

Электоральное поле слишком узкое. На демократическом: вы, «Народный фронт», «Батькивщина», «Самопомощь», УКРОП. Еще и Саакашвили. Места слишком мало.

На любых выборах все политические силы – конкуренты друг-другу. Кто-то просто больше пересекается (между собой, - ред.), кто-то - меньше.

Согласитесь, что вы, «Народный фронт», «Самопомощь», «Батькивщина» и Саакашвили пересекаетесь больше всего.

Нет.

Да.

Это не так.

Убедите меня, что это не так.

Возьмите электоральную карту, согласно ей, мы очень сильно пересекаемся голосами с Оппоблоком. Вспомните парламентские и президентские выборы: где больше всего набрал БПП? Юг Украины. «Народный фронт» - на западной Украине, «Батькивщина» - там же.

Слоган «Жити по-новому» вы, кажется, придумали?

Слоганы рождаются, когда рождается месседж, реальная стратегия. И если слоган коротко объясняет эту стратегию, его можно назвать удачным. Так что дело не в слоганах, но в правильных стратегиях.

С «Жити по-новому» получилось?

Конечно. И теперь мы несем ответственность за когнитивный диссонанс: между тем, что люди ожидали, и тем, что получили.

Будете ли - имею ввиду политическую силу Президента - договариваться с Саакашвили о том, что идете на выборы фактически двумя колоннами, а в дальнейшем объединяетесь в парламенте?

Политические договоренности – процесс, который возникает в определенный исторический момент.

Вы бы рекомендовали это?

Я считаю, что нужно сделать все, чтобы выборов не было.

Фото: 24tv.ua

Что-то в вашем голосе сквозит подозрение, что они все-таки будут.

У меня нет подозрения, есть чувство опасности и оно очень большое. Это правда. Сегодня нужно делать все, в том числе, прислушиваться к избирателям, которые готовы голосовать за Саакашвили, к их неудовлетворению, и идти им навстречу.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua