Все публикацииПолитика

Владелец ATR: "Я понял окончательно – нам не дадут вещать в Крыму"

50-летний бизнесмен Ленур Ислямов владеет единственным в мире крымскотатарским телеканалом ATR с 2011 года. Сперва он просто помогал редакции, затем выкупил долю и довел ее до 97%.

За три года из откровенно слабого проекта с парой часов вещания в сутки ему удалось сделать качественное круглосуточное телевидение. Вокруг ATR вырос медиахолдинг: детский телеканал Lale, радио Meydan, радио "Лидер" и сайт "15минут". Но 1 апреля 2015 года телеканалы и радио прекратили работу из-за отсутствия российских разрешительных документов.

Получить эти документы было непросто. Телеканал ATR пять раз подавал документы в Роскомнадзор, чтобы продолжить вещание, но неизменно получал отказы. "Думаю, телеканалу разрешили бы работать только при одном условии – если бы он стал провластным и пропагандистским, как все остальные в Крыму", - говорит Ислямов.

После 2,5 месяцев без эфира телеканал ATR возобновил вещание через спутник. Но теперь его редакция находится в Киеве, а не в Симферополе. Владелец телеканала Ленур Ислямов рассказал LB.ua, как решился на такой шаг и что будет с телеканалом дальше.

Андрій ЯніцькийАндрій Яніцький, редактор економічного відділу LB.ua

Фото: krymr.com

До последнего времени вы говорили, что редакция ATR не будет переноситься из Симферополя в Киев. Что изменилось?

Изменилось то, что я понял окончательно – нам не дадут вещать в Крыму. И хотя наши журналисты, не позволяя себе уходить в депрессию, за 2,5 месяца невыхода в эфир очень много снимали, что называется, "в стол", это было огромным стрессом и для сотрудников телеканала, и для наших зрителей, потерявших возможность смотреть программы на родном языке. Так дальше не могло оставаться.

Это как доменная печь в металлургии. Если она не работает, если не используется, то она разрушается. Потом, чтобы ее поднять, нужно будет время, и затраты будут в разы больше, чем при старте. И тем не менее, это было очень сложное решение - оставить Крым.

Нельзя было прекращать вещание?

Нельзя было прекращать. Никто из сотрудников не ожидал, что нам не дадут регистрацию и лицензию на вещание. Мы стучались во все двери, объясняли, что хотим работать в Крыму, что наш зритель очень пострадает от потери канала.

При этом вы были готовы работать по российским законам, да и вы сами — гражданин России?

Да, я гражданин России. Но в данном случае это не играло роли. Роль играло только одно – их не устраивала независимая позиция телеканала, который, работая в очень непростых обстоятельствах, старался дать зрителю объективную картину происходящего, не скрывая проблем. Но это посчитали крамолой. Думаю, телеканалу разрешили бы работать только при одном условии – если бы он стал провластным и пропагандистским, как все остальные в Крыму.

Вы были готовы делать телеканал без политики. Такой вариант не устроил российские власти?

Да, да, чтобы сохранить канал для своего зрителя, мы пытались послать даже такой месседж "наверх".

Аксенова это не устроило?

Дело не в Аксенове. Думаю, судьба ATR решалась не в Крыму.

Обыск АТР 26 февраля 2014 года.
Фото: an-crimea.ru
Обыск АТР 26 февраля 2014 года.

Крымские власти запустили другой крымскотатарский телеканал вместо ATR?

Пока ничего не запустили. Но на бывшей гостелерадиокомпании "Крым" (этот канал переименовали в "Первый крымский") есть небольшая крымскотатарская редакция. Она делает новости - "Хаберлер" и еще несколько программ. И то, и другое нельзя назвать журналистикой – это только обслуживание интересов власти.

Все ли журналисты ATR переехали в Киев?

Нет, у нас есть люди, которые не хотят уезжать, потому что считают это добровольной депортацией. Они хотят, конечно, работать как журналисты, но переезжать не хотят.

Лиля-ханум Буджурова остается в Крыму?

Да, Лиля-ханум остается.

Они будут включаться оттуда в эфир?

Может быть, пока что мы не можем сказать ничего определенного. Нам бы не хотелось, чтобы у кого-то в Крыму из-за этого были проблемы.

Президент Турции Реджеп Эрдоган выступал в защиту крымских татар, в том числе и в защиту медиа. Это как-то повлияло на ситуацию?

Более того, в ООН звучало конкретным пунктом, что притеснение крымскотатарских СМИ недопустимо. Но это абсолютно не повлияло на ситуацию в Крыму. Наша проблема еще в том, что мы с вами включаем мозг, когда об этом говорим. А в Крыму все происходит нелогично.

У телеканала теперь не будет сюжетов из Крыма?

Мы будем по-прежнему показывать жизнь в Крыму. У нас очень много видео, большой архив. За время пока мы не выходили в эфир, снято много документалистики. Кроме того, у нас колоссальный музыкальный архив. Сняты серии программ о национальной моде и стиле, о крымскотатарской кухне. Есть отснятые исторические проекты и программы, обучающие крымскотатарскому языку. Всего и не перечислишь, ведь ATR в последние годы стал своеобразной культурной кладовой народа.

Во время акции в поддержку АТР в Киеве
Фото: Дарья Чабанова
Во время акции в поддержку АТР в Киеве

То есть по-прежнему главной темой телеканала будет Крым?

Верно, мы не собираемся конкурировать с киевскими телеканалами, будем работать в своей нише.

Крымский телеканал в изгнании.

Да, в изгнании. Но мы надеемся, что вернемся.

Собственники телеканала останутся прежними?

Мне принадлежит более 97% телеканала, небольшие доли есть у Рефата Чубарова и Шевкета Меметова, которые стояли у истоков телеканала. Есть и другие совладельцы с совсем незначительными долями.

(В украинском реестре телерадиовещателей телекомпания ATR и радио Meydan значатся под одним названием ООО "Телевизионная компания "Атлант-СВ". У компании есть украинские лицензии на вещание в Крыму и на круглосуточное вещание через спутник ASTRA 4A до 2022 года. Доли собственников компании "Атлант-СВ" с уставным капиталом в 40 млн грн распределены таким образом. Ленур Ислямов имеет 97,335%, Рефат Чубаров — 1,625%, Мавлие Исмаилова — 0,975% и Иса Хайбуллаев — 0,065%).

То есть переезд в Киев не связан со сменой собственника?

Почему-то меня часто об этом спрашивают. Еще спрашивают, что мне пообещали за переезд. Или говорят, что мы теперь будем украинским пропагандистским телеканалом. Я даже не представляю, кто бы мне тут мог приказать вести пропаганду. Мне и там никто не мог приказать, собственно, поэтому мы были вынуждены перенести редакцию. Вы представьте только, что было бы, если бы я согласился заниматься российской пропагандой. Да я бы купался в золоте, наверное.

Теперь вашему бизнесу в России ничего не угрожает? Вы же торгуете машинами, и банк у вас есть.

Есть угрозы, конечно. Есть бизнес и в Москве, и в Крыму. Но, знаете, всегда приходится делать выбор. Мне один мудрец в Турции сказал: "У вас в голове бизнес, а в сердце — Крым". Поэтому это тяжелый выбор. Но я вот уже несколько дней хожу по Киеву и радуюсь, что я это сделал. Я уверен – это спасение для канала. Мало ли что со мной может случиться, а здесь все равно найдутся люди, которые смогут поддержать ATR.

Сейчас телеканал убыточный, насколько я понимаю?

Конечно. Никакой рекламы у нас сейчас нет. Ноль.

Если не секрет, сколько в год обходится обслуживание такого телеканала?

Это не просто же телеканал. В Крыму в нашем медиа-холдинге было два телеканала, две радиостанции и интернет-агентство - всего 201 сотрудник. В Киеве сейчас не все сотрудники, поэтому у нас расходы будут поменьше. Не забывайте, что у нас еще студия "Къартбаба Продакшн", которая вполне способна зарабатывать на производимом контенте.

Но примерно в какую сумму обходится этот бизнес?

Сейчас тратим каждый месяц на самое необходимое около $100 тыс. В Крыму в прежние времена это обходилось в $300 тыс. в месяц.

Из 201 человека, которые работали в медиахолдинге, сколько согласились переехать?

Я не могу этого сказать по многим причинам.

Сотрудники телеканала АТР в августе 2014 года в Симферополе
Фото: mediasat.info
Сотрудники телеканала АТР в августе 2014 года в Симферополе

Государство Украина вам как-то помогло? С помещениями, лицензиями?

Украина готова помогать, но у Украины море проблем и без телеканала ATR. Украина обеспечила свободу слова в стране — это самое главное. Дальше, если смогут какие-то чиновники открыть нам какие-то административные двери — мы этим будем пользоваться. Пока же мы справляемся сами, у нас есть патриотически настроенные крымские татары, которые будут помогать.

Все же непонятно, как будут работать ваши журналисты, которые остались в Крыму?

У нас есть российское СМИ на другом юрлице, поэтому мы по закону можем снимать и в Крыму. Другое дело, что Крым сейчас – вовсе не территория закона. И все же мы будем пытаться.

Это СМИ у вас зарегистрировано как телеканал?

Да, это зарегистрированный телеканал, но пока без лицензии на вещание. Учредитель — российская компания "Квинмедиа".

Сколько крымчан смогут смотреть ATR через спутник?

По данным Nielsen нас в Украине смотрели 4,5 млн человек, в Крыму — от 900 тыс. до 1,5 млн человек в разные периоды. Особенно когда в Крыму происходили все эти события в 2014 году. Потому что лайфовое видео с места событий было только у нас — смотрел весь мир.

Это 2014 года данные?

2013-го и кусочек 2014-го до апреля месяца.

Теперь вам надо начинать все с нуля, ведь в Крыму многие не знают, что вы снова появились?

К счастью, это не так. Весть о том, что ATR заработал, облетела все крымскотатарские семьи в первый же вечер.

Крымская студия АТР, август 2014
Фото: mediasat.info
Крымская студия АТР, август 2014

Планируете ли вы расширять свою аудиторию каким-то образом? Например, раздавая спутниковые тарелки?

Планируем, мы это делали и раньше За последние несколько лет на средства московской и киевской общин крымских татар было роздано 5000 тарелок. Занимались этим и отдельные бизнесмены.

Но ведь нет никакой гарантии, что люди будут после этого смотреть ATR? Они могут поставить тарелку, а смотреть будут BBC, например.

Вы просто не знаете нашего зрителя. Люди будут смотреть ATR, потому что изголодались по родному языку, звучащему с телеэкрана, по этому ощущению, что телеканал и ты на одной волне.

Как вы планируете защищать журналистов, если у них будут возникать проблемы в Крыму?

Те, у кого уже возникли проблемы, мы тут же перевезли в Киев. Потому что у нас, к сожалению, уже есть печальный опыт с арестом нашего оператора Эскендера Небиева. Сейчас, после более двух месяцев за решеткой, его отпустили под подписку о невыезде до суда.

На пресс-конференции 18 июня по поводу переезда телеканала были вы, депутат Верховной Рады, глава Меджлиса (национального правительства) крымских татар и еще один совладелец канала Рефат Чубаров и советник министра информполитики Украины Сергей Костинский. В какой роли там были Чубаров и Костинский? Рефат-ага представлял Меджлис или как один из собственников выступал?

Рефат-ага стоял у истоков этого телеканала и поэтому это для него очень важное было событие. Что касается Костинского, то он помогал нам с поиском здания для аренды, в общении с чиновниками.

На съемках фильма «Хайтарма»
Фото: Гульнара Бекирова
На съемках фильма «Хайтарма»

Где теперь редакция ATR будет?

Мы арендовали здания по адресу Вавиловых, 17 и 15. Там и офис будет, и студия. Мы уже вещаем оттуда, сейчас готовим декорации для студии.

Это не государственные здания? 

Нет, мы арендовали помещения у очень патриотичных людей. Мы не хотим ни у кого на шее сидеть, нам от Украины материальная помощь не нужна. Пусть лучше Украина состоится как сильное государство — это будет главная помощь.

Как вы будете называть в своих передачах Аксенова — главой Крыма или так называемым главой Крыма? Аннексию будете называть присоединением? Ведь если будете говорить с украинских позиций, будут проблемы у журналистов в Крыму. И наоборот.

Я думаю, что мы найдем вариант. В первую очередь — вы правы абсолютно — это безопасность людей, которые живут в Крыму. Один очень умный имам мне сказал: "Когда ты знаешь, что во дворе, где играют твои дети, находится злая собака, будешь ли ты кидать в нее камни? Будешь ли ты уверен, что она кинется в ответ на тебя, а не на них?".

Получаете ли вы сейчас какие-то гранты. От ЕС, США, еще от кого-то?

По крымской легенде мы агенты ЦРУ или агенты Турции. Засланные турко-американцы. (Смеется). Хотелось бы, конечно, чтобы кто-то из грантодателей на нас обратил внимание.

Вы свой бизнес не собираетесь переносить в Украину? Все-таки опасно иметь бизнес в заложниках в России.

Помните, что я вам говорил о сердце и о голове? Пока совместить не получается. У меня основная часть бизнеса в Москве, там еще работают законы и там не совсем еще в бизнесе потеряно. А в Крыму даже украинская мобильная связь не работает. На всей территории России работает (в роуминге), а там не работает. Есть вещи, которые в Крыму особенные. Лучше бы власти Крыма занялись дорогами, электричеством, уровнем жизни, чем бороться со СМИ.

Ленур Ислямов
Фото: www.abinfo.ru
Ленур Ислямов

А вы сами живете в Москве?

Я живу в Москве и в Крыму. Родители у меня в Крыму. Я в последнее время очень много проинвестировал в Крым и до 2014 года рассчитывал, что будем с женой старость встречать на родине. Но Господь определил для меня тот же путь, который прошли мои родители, когда часть семьи тут, другая — здесь. Пока это можно, курсирую между Киевом, Москвой и Крымом.

Судя по фамилии, у вас телеканалом управляет супруга?

Нет, это не супруга. Все путают из-за одинаковой фамилии. Мою супругу зовут Эльвира, она к медиа никакого отношения не имеет и живет в Москве. А медиахолдингом управляет Эльзара Ислямова — моя однофамилица, не родственница даже. Она финансист, кандидат наук, очень большой молодец.

Все-таки ATR — это телеканал о Крыме или о крымских татарах, которые сейчас живут не только в Крыму?

Конечно, это телеканал прежде всего о людях. Мы зажгли свечу и от нее пошел огонь в разные стороны. Прежде всего, мы раскрыли богатейшую культуру о крымских татарах и о Крыме, историю… познакомили с интереснейшими представителями из числа крымских татар, как из прошлого, так и современности, в сфере науки, религии, творчества, бизнеса, политики. ATR объединил крымских татар по всему миру и всех тех, кто связан с Крымом. Самое главное, крымские татары увидели самих себя, достижения своих соотечественников, ежедневно держали пульс на возникших проблемах и их решений, радовались успехам. Появилась мощнейшая мотивация в дальнейшем развитии, в национальной самоидентификации крымских татар, увеличился спрос на изучение родного языка, знание своей истории и культуры.

Кстати, 2 августа в Анкаре начнется Всемирный конгресс крымских татар. И на него съедутся наши соотечественники со всего мира — из Америки, Польши, Румынии, других стран.

Путин гарантировал Эрдогану, что крымские татары из Крыма смогут вернуться после участия в этом конгрессе домой?

Я не думаю, что он что-то гарантировал. Я не знаю и не хочу за него говорить. Но люди, которые шли в Курултай и в Меджлис, они знали, куда идут и что делают. Кто гарантировал молодым ребятам здесь на Майдане, что они будут живы? Никто, но они вышли на площадь.

Пророссийская часть Курултая и Меджлиса велика?

Нет такой фракции.

Фото: Меджлис

Все-таки член Меджлиса и бывший замглавы Меджлиса Ремзи Ильясов вошел в крымские органы власти.

Ремзи Ильясов сам принял решение идти во власть вопреки решению Меджлиса. Заур Смирнов, уже находясь во власти по согласию Меджлиса, начал сам принимать решения. Но за ними нет не только большинства, но даже меньшинства.

То есть у Путина не получится склонить Меджлис на свою сторону?

Я думаю, что это невозможно, да и в Москве никто не ставит такую задачу.

Но ведь это сняло бы все вопросы на международной арене, в ООН, если бы Меджлис признал аннексию.

Думаю, все не так просто. Уверен, что представители власти в Крыму именно так и думают. Поэтому они и создали несколько говорящих голов, которые выходят на российское ТВ и что-то говорят якобы от лица крымских татар. А одного даже назначили сверху "лидером крымских татар". Возможно, находятся такие, кто в это верит. Но только не в Крыму. Там люди, и не только крымские татары, знают – это подмена реальности. И ничего более.

Андрій ЯніцькийАндрій Яніцький, редактор економічного відділу LB.ua