Все публикацииПолитика

Команда власти: тест на прочность

Ввязавшись в процесс «деолигархизации» - который пока скорее форма, чем суть – во власти не учли целый ряд рисков, грозящих обернуться если не катастрофой, то крупными неприятностями точно. Конкретно – расшатыванием ситуации в Раде, также – срывом конституционного процесса и местных выборов.

Фото: Макс Требухов

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua

Кабмин и кадры

Месяц тому, когда гривна обвалилась до исторического максимума, нардепы хором требовали отставки главы НБУ Валерии Гонтаревой. Случилось это аккурат накануне голосования за «пакет МВФ». От не/успешности принятия которого напрямую зависела перспектива не/выделения Украине кредита.

В данной связи, Банковая – устами главы фракции БПП Юрия Луценко - усмиряла буянов, пообещав «предметную ответственность не только Гонтаревой, но всего экономического блока правительства сразу после того, как будет получен кредит МВФ».

Кредит МВФ получен, а кадровый воз и ныне там. Если не считать скромных рокировок замов Натальи Яресько, конечно.

В чем же причина?

Официальная версия: деньги выделили под конкретную команду, точнее – конкретный Кабмин. Поэтому коней на переправе не меняют.

Непорядочно, мол, по отношению к западным партнерам.

Неофициальная: правительство, как мы знаем, формируется силами коалиции. Следовательно, не/стабильность Кабмина напрямую сопряжена с не/стабильностью коалиции - любые изменения в правительстве неизменно повлекут за собой колебания парламентского большинства, которое крепостью и так не отличается.

При этом точечные кадровые рокировки в КМУ объективно назрели. «Слабых звеньев» несколько.

Первое – министр энергетики Владимир Демчишин. В Кабмин он зашел по квоте БПП, но считается человеком, близким к российскому олигарху Константину Григоришину. Григоришин, как известно, в украинской экономике издавна имеет свой интерес.

Отношения Яценюка и Демчишина не заладились изначально – еще со времен руководства Демчишиним НКРЭ. По имеющейся информации, премьер уже несколько раз обращался к Банковой с просьбой уволить «главного энергетика», однако всякий раз просьбы оставались без ответа. Последний сопряженный скандал – вокруг участия Демчишина в конфликте вокруг «Укратранснефти», где он недостаточно активно – полагают недоброжелатели министра – отстаивал государственный интерес.

«Слабое звено» номер два – министр экологии Игорь Шевченко. Квота «Батькищины», которую в Кабмине, впрочем, за глаза называют «квотой Александра Онищенко». Того самого, «коневода»-экс-регионала, ныне «прописанного» в депутатской группе «Воля народа» Игоря Еремеева.

Номер три – глава Минздрава Александр Квиташвили. Претензии к Квиташвили коллеги по Кабмину формулируют довольно расплывчато: мол, сам он процессами не руководит – основную работу, де, выполняют замы, которые у Квиташвили все как «на подбор». Претензии, конечно, относительные, но сам факт – они существуют. Невзирая на то, что нападки на Квиташвили - удар по всему «зарубежному» блоку правительства.

Послушать представителей команды Яценюка, так заменить следует треть всего Кабмина. 

В действительности, все не так однозначно, но ряд рокировок действительно необходим. По соображениям политической целесообразности, они, однако, поставлены на паузу. Последнее слово - за Банковой: коалиция, в нынешнем ее виде, нужна АП для принятия новой Конституции. И, далее, для проведения местных выборов.

Новая Конституция и местные выборы

Новая Конституция - одно из главных предвыборных обещаний Петра Порошенко.

Формально процесс апгрейда Основного закона стартовал третьего марта 2015-го – с формирования президентом конституционной комиссии. Процедура следующая: комиссия нарабатывает предложения, предложения передаются в Раду, Рада предоставляет к ним тысячу и одну поправку, законопроект голосуется в первом чтении, далее – отправляется на одобрение в Конституционный суд, после положительного вердикта которого парламент – уже на следующей сессии – дает триста и более голосов «за».

Ключевая позиция новой Конституции – децентрализация. Заложенная все в той же предвыборной программе Петра Порошенко и являющаяся «дорожной картой» одного из главных его соратников – Владимира Гройсмана. Предварительные наметки: ликвидация ОГА в нынешнем их виде с последующим созданием префектур, с существенным расширением полномочий префекта. Вплоть до передачи ему надзорных функций, предусмотрительно отобранных у Генпрокуратуры. Так называемая «польская модель».

Еще одна важная деталь – распределение полномочий и ответственности между ветвями власти. Так, чтобы полномочий и ответственности было бы приблизительно поровну.

Формально, в Раде не отыщется человека, который бы высказался против вышеизложенного. Однако, у каждого найдется свое «но».

Поэтому за конституционные изменения в первом чтении 226 еще наберется, а вот дальше…. Загвоздка может возникнуть даже на уровне Конституционного суда. Банковая убеждена, что держит его под контролем, однако, с 2010-го там не много, на самом деле, изменилось – действительность не так радужна.

Впрочем, даже если в КСУ все пройдет без сучка-задоринки, в зале ВР триста голосов осенью не наберется. Неоткуда им взяться.

Основные зоны риска в коалиции – «Батькивщина» и «Радикальная партия». Также – абсолютно непредсказуемая, с точки зрения каких-либо договоренностей в принципе – «Самопомощь».

Одна из причин их несговорчивости (не основная, но довольно важная) - надвигающиеся местные выборы. Которые, по идеи, должны состояться уже по новой Конституции, под новые полномочия местных советов. Однако, пока она не принята, действует нынешний Основной закон, предписывающий избирать власть на местах раз в пять лет, указывает: голосование должно состояться 25-го октября 2015-го. Более того, в бюджете-2015 на это и средства предусмотрены. Значит, без вариантов.

Фото: Макс Требухов

В сводной команде власти (читай: не только в БПП, не у них одних рейтинг падает) всерьез подумывают над тем, чтобы местные перенести. В идеале – на год. Под каким-нибудь «уважительным» предлогом. Война там, экономический кризис, нашествие саранчи. Загвоздка лишь в том, как подобный маневр обосновать юридически.

Потому что все остальные субъекты политического процесса – кроме политсилы Президента и «Народного фронта» - против «отсрочки» будут очень сильно протестовать. Включая «Удар», который сейчас – часть БПП, но не очень этим положением доволен и на местных намерен играть самостоятельную игру. Не говоря о «Батькивщине» и «радикалах», которые топчутся на одном электоральном поле. Тем более – о «Самопомощи», что с удовольствием скушает электорат соратников Порошенко и Яценюка. Плюс - игроки регионального масштаба, которые зачастую на местных проявляют себя более, чем активно, рассчитывая, таким образом, получить «трамплин» в «большую политику» (как тут не вспомнить анонсы Геннадия Корбана).

И, само собой, «Оппозиционный блок». Для которого своевременное проведение местной кампании – интерес номер один.

Кроме Оппоблока в парламенте существуют еще группы Хомутынника и Еремеева, в составе которых немало бывших регионалов. Плюс – люди Коломойского, Фирташа, Ахметова, рассредоточенные по разным фракциям и группам. У всех крупных олигархов – свои счеты с властью. У кого-то – больше, у кого-то – меньше, но отсрочка местных выборов никому из них точно невыгодна.

Кстати, о Коломойском. На минувшей неделе трое депутатов из числа людей Игоря Валериевича объявили о намерении покинуть ряды БПП, где пока еще состоят. Юрий Луценко ответил бодро: дескать, скатертью дорога – фракции рекомендовано запрос удовлетворить. Это было еще до того, как Петр Алексеевич и Игорь Валериевич разошлись миром. Удовлетворит ли теперь – посмотри. Тем более с учетом того, что еще один представитель Коломойского в верховной власти все-таки остался. Это – губернатор Одесской области Игорь Палица, который порывался уйти в отставку, но был - по договоренности с Президентом - остановлен. Слишком уж неспокоен Одесский регион, нужно – как минимум – майские праздники пережить.

Кроме Андрея Денисенко, Виталия Куприя и Александра Дубинина, заявивших намерение порвать с БПП, во фракции остаются еще порядка двадцати человек Коломойского – как «явных», так и скрытых». Это – опять-таки – без учета «бойцов» экс-губернатора в других парламентских объединениях. «Свои» «штыки» есть также у Ахметова, медленно, но верно, теряющего монополию на энергетическом рынке. Также – у Фирташа, системно воюющего с Кабмином Яценюка за влияние на ГОКи. Перечень можно продолжать, но математика очевидна – конституционное большинство у Президента в Раде отсутствует.

Фото: Макс Требухов

В случае, если местные выборы – скажем, под давление западных партнеров – состоятся в срок; в случае, если нынешнее провластное большинство их проиграет, дальнейший сценарий очевиден. Последовательность такова:

А) переформатирование вертикали власти в регионах, с «самонаведением» местных элит на новых фаворитов политикума;

Б) «раскачка» ситуации в Раде, чреватая не просто парламентским кризисом, но ослаблением влияния Президента (здравствуй, Виктор Ющенко образца 2006-2007 годов);

В) требование досрочных парламентских выборов.

«Заманчивая» перспектива, нечего сказать.

***

Великий трактат «Сунь-Цзы» гласит, что любую угрозу всегда можно превратить в возможность. Было бы желание. И смекалка. Во власти это осознают, но как перевернуть нынешнюю – совершенно невыгодную для себя - ситуацию на пользу не просто Грушевского или Банковой (между которыми продолжается межвидовая борьба), но страны в целом, совершенно не понимают. И не факт, что внешняя угроза – на сей раз – послужит стимулом для мобилизации.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua