Все публикацииПолитика

Николай Томенко: "Тема Тимошенко" как бы понемногу сворачивается. Некоторые активно этому способствуют"

Продолжение. Читайте также первую часть интервью - Николай Томенко: Когда встанет вопрос о том, кого выдвигать в президенты, поддержка Порошенко в нашей фракции будет существенной.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua

Фото: Макс Левин

«Кто из руководителей нашей фракции последний раз предлагал блокировать парламент в связи с заключением Тимошенко?»

Вы действительно активно предлагали свое видение формата объединения оппозиционных партий. Один из «побочных эффектов» такой активности – знаменитое «письмо счастья», под которым, на момент когда Одарченко обронил его у ног Яценюка, стояла только ваша подпись. Расскажите, как же это так получилось.

Идея относительно того, что мы должны четко понимать видение объединения Юлией Тимошенко – во избежание каких-либо спекуляций – не нова. Собственно, для этого письмо и писалось. Поддержали его, как вы знаете, более десяти региональных лидеров ОО, конкретно – 12 руководителей облорганизаций.

Иной вопрос – сам стиль письма мне не очень импонировал, но поскольку все упиралось в сроки, что вот уже скоро съезд, а вопрос нужно решить, значит - письмо поскорее передать, то я и подписал. Как «старший по званию» - первый (смеется).

Поскольку мы приняли решение, что пишем такое письмо.

Мы – это кто?

Руководители 12 организаций.

Физически письмо писал, насколько я знаю, Одарченко. Не пытайтесь сейчас убедить в том, что 12 человек сели и «хором» сочинили послание.

Я лично письмами не занимаюсь. Кто его физически писал, не знаю. Говорю же: приняли решение, что пишем. Утром подходит в зале Одарченко, дает письмо; читаю, говорю, что стиль мне не нравится, но поскольку суть явно важнее формы, а время поджимает - подписываю. Далее, по идее, должны были подписать те, для кого важным представлялось узнать позицию Тимошенко накануне съезда

Фото: Макс Левин
.

Если изначально все так было задумано, почему после обнаружения послания Арсением Петровичем, почти все потенциальные подписанты – от Одарченко до Бондарева – де-факто пошлина попятную, принялись отшучиваться и т.д.?

Наверное, у каждого были свои аргументы. Может, кто-то думал о своем месте в партии, кто-то о судьбе областной организации. Во всяком случае, отмежевываться, делать вид, что так «случайно получилось», я точно не стану.

Тем более, ответ вы получили довольно однозначный.

Письмо имело свои последствия. Причем именно те, на которые мы рассчитывали. Так, был изменен - в части серьезного увеличения полномочий лично Тимошенко – устав. История с Мартыненко завершилась тем, что он не вошел ни в один из руководящих органов объединенной партии. Это, конечно, не значит, что он утратил влияние на процессы в партии, но тем не менее… Съезд проголосовал за Тимошенко, как единого кандидата в Президенты…

Резюмируя историю: Юлия Владимировна четко прокомментировала все моменты, выразила свою позицию, которая и обсуждалась на заседании политсовета перед съездом. Обсуждением я остался доволен.

И в том письме, что слили в СМИ, и в том, что «уехало» к Юлии Владимировне – а они несколько отличались – содержался такой пассаж: некоторые, мол, из нынешних видных лидеров ОО заинтересованы в том, чтоб вы и дальше сидели. Не дословно, но суть такая. Это кто имелся ввиду? Турчинов? Или, может, Власенко? Или, простите, Соболев?

Речь не о персоналиях – о системе работы оппозиции в целом. Например: третий или четвертый день мы блокируем ВР из-за киевских выборов, а вопрос уже отправили в КСУ. Ясно же, что при таких обстоятельствах блокирование бесполезно. Я выступаю на фракции, высказываюсь в данной связи, а мне в ответ: нет, все равно блокируем. Зачем, спрашивается? И кто из руководителей фракции последний раз предлагал блокировать парламент в связи с тюремным заключением Тимошенко? У меня такое впечатление, об этом факте вообще забыли. Если кто и вспоминает – то так называемая «старая гвардия» «Батькивщины».

Еще пример. Готовится выступление Лутковской в ВР. Кто-то из «старогвардейцев» предлагает: давайте портрет Юлии Владимировны в зал занесем. В ответ: зачем, Лутковская же не о Тимошенко говорить планирует.

То есть, «тема Тимошенко» как бы понемногу сворачивается. Во всяком случае, некоторые активно этому способствуют.

Фото: Макс Левин

Значит, нынешние руководители ОО ее предали? Даже Яценюк с Турчиновым?

Не только Яценюк с Турчиновым партией руководят.

Сегодня, я не вижу такого приоритета в работе фракции и партии. Во всяком случае, мне так кажется.

Я знаю позицию Тимошенко, она искренне верит: все мы сделаем максимум для того, чтобы она смогла принять участие в президентской кампании. Поэтому, когда Яценюк после встречи с Януковичем поинформировал: вопрос о лечении Тимошенко в Германии уже практически решен, и мы очень рады, то я, мягко говоря, удивился. То есть, по-человечески, мы все за то, чтобы Юля поскорее поехала лечиться. Но, тут важно на каких условиях это произойдет. Если «ценой» этого станет ее неучастие в президентской кампании, и руководство «Батькивщины» это публично поддерживает? Необходимо просто разделять борьбу за здоровье Тимошенко и борьбу за президентство Тимошенко. Это разные категории.

Вы верите, что Янукович позволит ей выехать?

Так или иначе, перед Вильнюсом он вынужден будет принять по ней какое-то решение. И вариант с лечением, как мне кажется, лично для него был бы наиболее комфортным.

«В составе фракции в шестом созыве были люди, готовые финансировать выборы»

Когда вы узнали о том, что не вошли в число заместителей главы ОО?

Поле того, как мы получили от Юлии Владимировны ответ на наше письмо.

Сильно расстроились, да?

Честно говоря, не очень. Я же говорил, что сугубо партийной деятельностью никогда не занимался. Поэтому ранее мой статус зама главы партии был больше формальностью.

Тем не менее, на последнем перед съездом политсовете буквально до драк, при выяснении отношений, доходило.

Имели место горячие дискуссии (улыбается). Давайте этим и ограничимся.

Однако, когда кто-то встал и выступил в мою поддержку, мол, неправильно, что Томенко нет в числе замов, я сказал, что поскольку не поддерживаю такой формат объединения двух партий, который выбран, то все в общем честно.

Зато теперь, беря слово на фракции, начинаю так: «от нас, рядовых членов партии…» (смеется).

Фото: Макс Левин

Хочу уточнить. С видимым удовольствием вы сказали, что Николай Мартыненко не был избран в руководящие органы. Неужели вам стало бы легче, если б его вообще исключили из фракции? Или не помните, на какие деньги проводилась избирательная кампания, кто их добывал?

Просто странно получается: то мы занимаем принципиальную позицию, исключая Кравчука за «вексельное» голосование, то не реагируем на неголосование за отставку Азарова. Нужна последовательность.

Ситуация с неголосованием за отставку Азарова на фракции разбиралась, Мартыненко свои причины прокомментировал.

Я говорю только о том, что нужна последовательность.

Кстати, об этом мало кто знает, но перед началом кампании мы предлагали вариант, который бы позволил нам найти финансирование, сопряженное с рисками гораздо меньшими, чем мы получили в итоге.

Какой же?

В составе фракции, работавшей в шестом созыве, были люди, проявлявшие готовность принять финансирование – может, не в полном объеме, но в значительном точно – на себя.

В чем разница, я не понимаю.

В том, что они прошли шестой созыв, не стали тушками. Значит, потенциально более надежные, чем никому неизвестные новички с деньгами.

Фамилии?

Я не хочу людей подставлять.

Напоследок еще пару слов о тушках. Сколько, по-вашему, их появится осенью?

Зависит от того, решится ли власть менять Регламент ВР.

Фото: Макс Левин

Для сокращения численности депутатов, необходимых для создания фракции с тридцати с лишком десятков до 15 человек?

Да. Одно дело – просто тушки. Другое – объединенные в формате группы. Если ПР решится на изменения Регламента, процесс «тушкования» пойдет более активно, не решатся – замедлится на какое-то время.

Для «Удара» он тоже неизбежен.

Вы знаете, что у меня много друзей в спортивной среде. Так, вот, они рассказывают, что, по их информации, сейчас участились факты давления – вплоть до допросов, на спортсменов, имевших неосторожность засветиться в бурных киевских событиях конца 80-х, начала 90-х. И у всех настойчиво интересуются ролью Кличко.

Это было прогнозируемо. При таком раскладе один Тягнибок, получается, в шоколаде.

Получается, власть намерена спровадить в эмиграцию Тимошенко, очень активно работает по дискредитации Яценюка, подступилась к Кличко…

И только Тягнибок…

Ну, это ваши слова (улыбается). Хотя очевидно, что «лучшей пары» для власти во втором туре, чем Янукович – Симоненко не найти.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua