Все публикацииПолитика

Освобождение пленного

То, что ситуация вокруг помилования бывшего министра внутренних дел Украины Юрия Луценко начала стремительно развиваться – и президент Виктор Янукович отдал распоряжение, которое может привести к освобождению одного из самых бескомпромиссных его критиков – свидетельствует, конечно же, не о милосердии власти и ее стремлении решить проблему политических заключенных в стране.

Фото: www.radiosvoboda.org

Нет, это прежде всего важнейший политический индикатор – Янукович хочет во что бы то ни стало договориться с Европейским Союзом и не сорвать процедуру подписания соглашения об ассоциации. Именно освобождение Юлии Тимошенко и Юрия Луценко было одним из важных условий Брюсселя. Пока что Янукович пытается решить ситуацию, приблизив освобождение Луценко и отказываясь от освобождения Тимошенко. Но то, что он начал идти на уступки Брюсселю – не соглашаясь в то же время ни на какие компромиссы с Москвой, не требующие от него никаких политических шагов – показывает, в чем он заинтересован на самом деле.

Пришедшей к власти в Украине номенклатурно-олигархической группировке необходима ЗСТ с Евросоюзом – для прибылей и международные кредиты – для недопущения социального краха страны и неминуемого бунта после этого. Россия не может обеспечить ее основным представителям ни новых прибылей – более того, она просто отберет у них предприятия – ни кредитов. Полная изоляция тоже нежелательна. Понимая это, нужно не расслабляться и считать, что за освобождение Луценко – это большое одолжение власти. Нет, на Януковича и его группу нужно продолжать давить – и европейцам, и украинскому обществу – вплоть до их окончательной капитуляции. И этого давления не нужно бояться: вот, мол, рассердятся, закрутят гайки, всех пересажают, уйдут к России. Они – банкроты, притом – жадные банкроты. Никуда они не денутся.

Логика «мы должны протянуть Украине руку, иначе это сделает Россия», применимая относительно официального Киева еще год тому, в столице объединенной Европы больше не работает. Даже поляки – наиболее последовательные наши «евроадвокаты», прежде готовые, ради подписания Соглашения, закрыть глаза даже на заключение Тимошенко и Луценко – настроены уже не столь однозначно. О настроениях представителей Германии и Франции – наиболее влиятельных в ЕС – и говорить нечего.— Соня Кошкина

И не нужно воспринимать всерьез слово «помилование». Обвинения, по которым осужден Луценко, настолько абсурдны и бессмысленны, что говорить о каком-либо правосудии – значит, не уважать себя. Конечно, как и любой украинский политик, Луценко – не ангел. Но его противники не нашли ничего лучше, как упрятать его в тюрьму по обвинениям в праздновании дня милиции и получении кваритиры водителем министра. Это означает, что враги министра не смогли найти в его досье подлинной коррупционной составляющей, личных интересов – то же самое потом повторилось и в истории с преследованием Юлии Тимошенко. Именно исходя из сути обвинений, можно без колебаний определить выход Луценко из тюрьмы – надеюсь, что он состоится – как освобождение пленного, захваченного триумфирующим оккупационным войском. Именно так, а не иначе.

Уничтожение законодательной власти, судов, прокуратуры, свободы слова и предпринимательства, пренебережение к воле граждан – это разновидность оккупации, только осуществленной не вторжением вовне, а действиями хорошо организованной группировки изнутри. Это обычная оккупированная страна, и все в ней, как в других оккупированных при схожих обстоятельствах странах – хозяева положения, противники захвата, коллаборционисты, равнодушные...И если мы и друзья Украины в Европе не можем воспрепятствовать этой оккупации, то пробивать в ней бреши – наш долг. Освобождение военнопленных – одна из таких брешей.